Железом по стеклу что значит – Почему ужасно неприятно слышать, когда железом по стеклу?

Железом по стеклу // Jewish.Ru — Глобальный еврейский онлайн центр

В Израиле я не принадлежу к признанным меньшинствам. Я не арабка, не лесбиянка, не эфиопская еврейка. Правда, я русскоязычный журналист, но нас в Израиле, похоже, скоро будет большинство. И эта непринадлежность к меньшинствам делает меня крайне осторожной – я думаю десять, нет, сто раз, прежде чем высказаться по острым темам, например, о палестино-израильском конфликте или гей-параде в Иерусалиме. Мне кажется, это не щепетильность – я просто боюсь кого-то задеть, и это нормально. Но не для всех.

В детстве и юности я испытывала странное чувство, называя свое отчество, потому что оно было откровенно еврейским. Я обожала отца и никогда бы не изменила отчество, но ненавидела тот момент, когда собеседник морщил лоб и переспрашивал: «Как ты сказала?» Наверное, это детское впечатление неловкости и еще вечно избиваемый одноклассниками мальчик Лева в слезах и крови – вот первые звонки, предвестники ощущения: «Я отношусь к меньшинству. А значит – жди беды».

«А какой у вас 5-й пункт? Нет, в университет вас всё равно не примут» – вроде бы не критично, можно было выбрать другой институт и найти другую работу. Но запоминается надолго. Навсегда. Как железом по стеклу. А когда меня кто-то любил, «несмотря на то, что еврейка», или дружил со мной, потому что я «вообще на них не похожа» – это было еще невыносимее.

Еврейство в Советском Союзе времен моей юности редко связывали с религией – еврейство связывали с формой носа. Страна, победившая фашизм, не победила антисемитизм. Да и зачем? Это же такой удобный сброс пара.

Шло время, нездоровый интерес к одному меньшинству сменялся таким же нездоровым любопытством к другим меньшинствам. «Черные», «лица кавказской национальности», теперь – «геи». От программы по толерантности, которую собирались вводить в школах, быстро отказались – не до толерантности стало. Пришло время всплеска национальных чувств и укоренения духовных скреп. А я уехала в Израиль.

И сначала ощутила странную эйфорию: мое отчество больше никого не удивляло – я была частью народа по праву рождения. Но только покоя все равно не было. Израиль – страна мультикультурная, поражающая каждого разнообразием, смесью кровей и различием ментальных кодов. И чудовищно разделенная.

Под этим солнцем любят и ненавидят с неизбывной силой. Любят близких, обожают детей, признаются в любви к стране, бережно сохраняют историю и традиции. Но и ненавидят столь же отчаянно. Не похожий на тебя, светский или религиозный еврей, араб или «русский», «эфиоп» или гей – всегда вызывает сильнейшие эмоции. И власти этим, как водится, умело манипулируют, всё так же сбрасывая пар – ведь нельзя же допустить, чтобы граждане задумались о росте цен в магазинах.

Ежедневно я читаю или слышу проклятия в адрес меньшинств и думаю: неужели они всё забыли? Дегуманизация – страшное слово, но другого мне не найти. Да, это страшно, когда боевики ХАМАСа в рекламных роликах учат убивать евреев, и с этим надо бороться. Бороться за души сегодняшних детей, которых зомбируют и натравливают. Но не менее страшно смотреть на утренние очереди на пропускных пунктах, которые выстаивают палестинские рабочие, чтобы заработать крохи в Израиле. Или слышать проклятия в адрес всех без исключения арабов, которые, к слову, составляют 20% всех жителей Израиля. И тут возникает вопрос: а мы точно помним историю своего народа? И то же чувство, что и в детстве – железом по стеклу.

Удивительный рассказ я услышала от правозащитницы Худы Абу-Аркуб, которая выступала как-то в одной американской синагоге и говорила о том, как важно, чтобы израильтяне и палестинцы вступали в диалог. «Там был один еврей, ему было уже под девяносто. Я только и успела сказать, что я палестинка, и он мне крикнул:

– Убирайся в Мекку! У вас есть столько стран, а у нас только Израиль.
Сам этот мужчина, к слову, живет в Америке. И я тогда спустилась со сцены, подошла к нему, посмотрела прямо в глаза и сказала:
– Я могла бы ожидать такое от кого угодно, но не от человека, который пережил Холокост.
Когда лекция закончилась, он подошел и взял меня за плечи. Он ничего не говорил – просто стоял и плакал. И я обняла его».

Хотя есть и другая реальность, в которой террористы внутри и снаружи Израиля носятся с идеей «сбросить нас в море». Но и Израиль со своей сильной армией не одинок – евреи всего мира поддерживают еврейское государство словом, делом и долларом – это часть их идентичности. Просто больше эта поддержка не выдается нам априори – и это опаснее всех остальных угроз.

«Я горжусь тем, что я еврейка!» – сказала мне как-то бабушка, и я ее понимаю. Пережив войну и «дело врачей», потеряв мужа в блокаде и родных в Освенциме, она имела право так говорить. Но я не буду. Мы эту судьбу не выбирали, и в том, что родились евреями, нашей заслуги нет. В этом – огромная ответственность. Потому что я помню, что значит быть евреем.

jewish.ru

АЛЛА БОРИСОВА. Железом по стеклу

АЛЛА БОРИСОВА. Железом по стеклу - История и этнология. Факты. События. Вымысел. ?
АЛЛА БОРИСОВА. Железом по стеклу
bolivar_s wrote in hist_etnol
August 14th, 2017
АЛЛА БОРИСОВА.
Железом по стеклу

В Израиле я не принадлежу к признанным меньшинствам. Я не арабка, не лесбиянка, не эфиопская еврейка. Правда, я русскоязычный журналист, но нас в Израиле, похоже, скоро будет большинство. И эта непринадлежность к меньшинствам делает меня крайне осторожной – я думаю десять, нет, сто раз, прежде чем высказаться по острым темам, например, о палестино-израильском конфликте или гей-параде в Иерусалиме. Мне кажется, это не щепетильность – я просто боюсь кого-то задеть, и это нормально. Но не для всех.В детстве и юности я испытывала странное чувство, называя свое отчество, потому что оно было откровенно еврейским. Я обожала отца и никогда бы не изменила отчество, но ненавидела тот момент, когда собеседник морщил лоб и переспрашивал: «Как ты сказала?» Наверное, это детское впечатление неловкости и еще вечно избиваемый одноклассниками мальчик Лева в слезах и крови – вот первые звонки, предвестники ощущения: «Я отношусь к меньшинству. А значит – жди беды».
«А какой у вас 5-й пункт? Нет, в университет вас всё равно не примут» – вроде бы не критично, можно было выбрать другой институт и найти другую работу. Но запоминается надолго. Навсегда. Как железом по стеклу. А когда меня кто-то любил, «несмотря на то, что еврейка», или дружил со мной, потому что я «вообще на них не похожа» – это было еще невыносимее.
Еврейство в Советском Союзе времен моей юности редко связывали с религией – еврейство связывали с формой носа. Страна, победившая фашизм, не победила антисемитизм. Да и зачем? Это же такой удобный сброс пара.
Шло время, нездоровый интерес к одному меньшинству сменялся таким же нездоровым любопытством к другим меньшинствам. «Черные», «лица кавказской национальности», теперь – «геи». От программы по толерантности, которую собирались вводить в школах, быстро отказались – не до толерантности стало. Пришло время всплеска национальных чувств и укоренения духовных скреп. А я уехала в Израиль.
И сначала ощутила странную эйфорию: мое отчество больше никого не удивляло – я была частью народа по праву рождения. Но только покоя все равно не было. Израиль – страна мультикультурная, поражающая каждого разнообразием, смесью кровей и различием ментальных кодов. И чудовищно разделенная.
Под этим солнцем любят и ненавидят с неизбывной силой. Любят близких, обожают детей, признаются в любви к стране, бережно сохраняют историю и традиции. Но и ненавидят столь же отчаянно. Не похожий на тебя, светский или религиозный еврей, араб или «русский», «эфиоп» или гей – всегда вызывает сильнейшие эмоции. И власти этим, как водится, умело манипулируют, всё так же сбрасывая пар – ведь нельзя же допустить, чтобы граждане задумались о росте цен в магазинах.
Ежедневно я читаю или слышу проклятия в адрес меньшинств и думаю: неужели они всё забыли? Дегуманизация – страшное слово, но другого мне не найти. Да, это страшно, когда боевики ХАМАСа в рекламных роликах учат убивать евреев, и с этим надо бороться. Бороться за души сегодняшних детей, которых зомбируют и натравливают. Но не менее страшно смотреть на утренние очереди на пропускных пунктах, которые выстаивают палестинские рабочие, чтобы заработать крохи в Израиле. Или слышать проклятия в адрес всех без исключения арабов, которые, к слову, составляют 20% всех жителей Израиля. И тут возникает вопрос: а мы точно помним историю своего народа? И то же чувство, что и в детстве – железом по стеклу.
Удивительный рассказ я услышала от правозащитницы Худы Абу-Аркуб, которая выступала как-то в одной американской синагоге и говорила о том, как важно, чтобы израильтяне и палестинцы вступали в диалог. «Там был один еврей, ему было уже под девяносто. Я только и успела сказать, что я палестинка, и он мне крикнул:
– Убирайся в Мекку! У вас есть столько стран, а у нас только Израиль.
Сам этот мужчина, к слову, живет в Америке. И я тогда спустилась со сцены, подошла к нему, посмотрела прямо в глаза и сказала:
– Я могла бы ожидать такое от кого угодно, но не от человека, который пережил Холокост.
Когда лекция закончилась, он подошел и взял меня за плечи. Он ничего не говорил – просто стоял и плакал. И я обняла его».
Хотя есть и другая реальность, в которой террористы внутри и снаружи Израиля носятся с идеей «сбросить нас в море». Но и Израиль со своей сильной армией не одинок – евреи всего мира поддерживают еврейское государство словом, делом и долларом – это часть их идентичности. Просто больше эта поддержка не выдается нам априори – и это опаснее всех остальных угроз.
«Я горжусь тем, что я еврейка!» – сказала мне как-то бабушка, и я ее понимаю. Пережив войну и «дело врачей», потеряв мужа в блокаде и родных в Освенциме, она имела право так говорить. Но я не буду. Мы эту судьбу не выбирали, и в том, что родились евреями, нашей заслуги нет. В этом – огромная ответственность. Потому что я помню, что значит быть евреем.   http://jewish.ru/ru/columnists/articles/180620/

hist-etnol.livejournal.com

Железом по стеклу | Журнал Популярная Механика

Британские ученые нашли самые неприятные человеческому уху звуки и показали, что отвращение к ним имеет ту же природу, что и базовые эмоции.

Исследователям из команды профессора Тима Гриффитса (Tim Griffiths) удалось зафиксировать связь слухового центра коры с миндалевидным телом, частью мозга, играющей ключевую роль в формировании базовых эмоций — от удовольствия до страха. Миндалина заметно активизируется каждый раз, когда человек слышит раздражающий звук, выдавая стимул для проявления широкой гаммы негативных реакций.

Для своих экспериментов ученые привлекли 13 добровольцев, которых помещали в томограф для фиксации активности различных участков мозга при воздействии тех или иных звуков. Параллельно подопытные давали субъективную оценку звука, от приятного плеска воды до зубодробительного скрипа металла по стеклу. Это и позволило исследователям поискать проявления, характерные для приятных или неприятных звуков.

К слову, рейтинг самых отвратительных шумов возглавили: «ножом по бутылке», «вилкой по стакану», «мелом по доске», «линейкой по бутылке», «ногтями по доске» и «женский вопль». Самыми же приятными были признаны: «аплодисменты», «детский смех», «гром», «текущая вода».

Обнаружилось, что активность миндалевидного тела меняется строго в соответствии со степенью субъективной неприятности звука. Авторы делают из этого вывод о том, что наше восприятие модулируется базовыми механизмами эмоций, и именно они делают некоторые звуки совершенно невыносимыми.

Все эти отвратительные звуки изучаются учеными не первый год. Установлено, что все они лежат в пределах частоты 2−5 КГц, куда попадают также звуки человеческой речи — соответственно, наш слух обладает повышенной чувствительностью в этом диапазоне. Ну а почему раздражающие шумы тоже относятся к нему — пока еще предстоит выяснить.

По пресс-релизу Newcastle University

www.popmech.ru

Железо в стекле - Справочник химика 21

    В свинцовых стеклах кислород, выделяющийся из калиевой селитры, предотвращает восстановление окиси свинца до металлического, который придает стеклу нежелательный сероватый оттенок и тусклость. Окислы железа, присутствующие в стекле в виде загрязнений, придают ему неприятный зеленовато-синий цвет, интенсивность которого зависит от содержания окислов железа и от того состояния, в котором находится железо в стекле. Железо может находиться в виде закиси РеО и окиси РсгОз закись окрашивает стекло примерно в 10 раз сильнее, чем окись. Если необходимо получить бесцветные стекла, их варят из чистейших материалов (без примеси окислов железа). Кроме этого, наилучшего, но дорогого способа изготовления бесцветного стекла существуют и менее совершенные, но зато более доступные и дешевые способы получения стекол с пониженной окраской. Это— обесцвечивание стекла. Различают химическое и физическое обесцвечивание. Сущность химического обесцвечивания заключается в том, что в процессе варки в стекле и в атмосфере печи создается окислительная среда для того, чтобы по возможности перевести железо в окисную форму. Для этого в шихту вводят селитру и окись мышьяка. [c.54]
    Однако следует учесть, что влияние окислов железа на ряд свойств эмалей зависит от формы существования катионов,железа в стекле. Состояние железа в стекле изменяется в зависимости от степени кислотности и тепловой истории расплава. [c.123]

    Имеются сведения, что железо в стекле может содержаться в пяти формах [11. Относительная доля разных форм железа в стекле при. определенной температуре зависит от количественного соотношения стеклообразователей и модификаторов сетки, размеров, силы поля и подвижности катионов-модификаторов. На этот фактор оказывает влияние также прочность связи щелочного металла с кислородом, определяющая способность отдавать кислород [c.123]

    В работе [145] проведено обсуждение возможных интерпретаций этих сверхтонких полей для железа в стеклах в свете данных по электронному парамагнитному резонансу. [c.189]

    Присутствие хлористого железа в стекле придает ему коричневую окраску. Введение фторидов, например фтористого натрия, приводит к исчезновению окраски за счет образования бесцветного комплексного соединения фторида с хлористым железом. [c.12]

    I О значении координации ионов железа в стекле, в частности при применении для поглощения лучей в инфракрасном спектре (в теплопоглощающих стеклах), см. М. Fanderlik, F. S hill [490], 24, 1948, 57-66. [c.218]

    При расчете стекла окись железа FegOg рассматривалась как компонент, способный внести определенный вклад в стеклообразо-вание. Согласно литературным источникам [7] окись железа в стекле может находиться как в шестерной, так и в четвертой координации (координация зависит от основности стекла). В четверной координации FejOg может принимать участие в стеклообразовании, т. е. выступать как стеклообразователь. [c.163]

    Смачиваемость стекломассой фильерной пластины. По данным М. Г. Черняка и Г. Г. Найдуса смачиваемость зависит от свойств и степени окис-ленности материала, из которого она изготовлена, а также от содержания окислов железа в стекле. На рис. 28 приведены кривые смачиваемости (полученные экспериментально) алюмоборосиликатным стеклом различных твердых материалов. [c.71]

    I тита и 75% смеси оливина, клинопрексеиа и двухвалентного железа в стекло- 1 образной матрице . [c.17]


chem21.info

Когда железом по стеклу

Недавнее заявление министра спорта и туризма РК Темирхана Досмухамбетова о том, что на Летние Азиатские игры в Китай не поедут те спортивные делегации, которые не могут претендовать на медали, ввергло многих в прострацию.

Молодую и амбициозную мужскую баскетбольную команду, претендовавшую на место в пятерке, чаша сия не миновала.

Олег Севергин, вице-президент Национальной баскетбольной федерации:
– Два месяца назад было заслушивание в комитете делегаций по Азиатским играм, где определялся состав участников. Женский баскетбол на этом слушании исключили из списка – результат 7-8 место руководство не устраивал, мужской сборной поездку утвердили. Это означало, что будет предоставлен выезд, проживание и питание на Азиаде, остальные внутренние расходы по сборам и подготовке федерация взяла на себя. На том и закончили. 12 октября сборная должна была уже готовиться в Атырау, для этого был сделан полуторамесячный перерыв в чемпионате. Но вот за пять дней до сборов из комитета пришла информация, что виды спорта, которые не гарантируют медалей, исключают из состава делегации. Встал вопрос: можем ли мы вообще своими силами ехать в Китай вне состава делегации, но пока этот вопрос решался, прошла жеребьевка турнира, и теперь мы в любом случае пропускаем Азиатские игры.

– График чемпионата будет пересматриваться в таком случае?
– Нет, пересматриваться не будет, потому что календарь был утвержден три месяца назад, и команды распланировали свой сезон, в частности выезды, сборы в этот полуторамесячный перерыв, а значит, ничего не изменится, просто будет вынужденный перерыв.

– Многое потеряет сборная, не поехав на Азиаду? Ведь молодые игроки не получат драгоценного опыта.
– Конечно. Но дело даже не в молодых баскетболистах, Азиада проводится раз в четыре года, и всегда Казахстан был на ней представлен. А сейчас у нас и рейтинг неплохой, 36-е место из 75-ти команд, и если мы пропускаем форум, то рейтинг соответственно сразу упадет и среди мужчин, и среди женщин, то есть все, что нарабатывалось за три года, когда мы потихоньку шли от пятидесятого места вверх, будет утрачено. Второй момент – это негатив у игроков и тренеров: как же так, ездили на Кубок Станковича за свой счет, новая сборная, новый тренер, и вот вам…Как можно так поступать, я даже не могу прокомментировать. Могу сказать по этому поводу только одно – пока у нас будут сначала медали, а после финансирование этого вида, спорта у нас не будет. Сначала нужно вложить деньги, и только потом будет результат, а сейчас у нас телега впереди лошади. Обидно, но руки опускать не будем, теперь будем учитывать то, что надеяться отныне нужно только на свои силы. Чемпионат мы, к примеру, уже проводим за свой счет.

– Оцените старт сезона, Кубок и первые игры чемпионата?
– Да, мы сделали старт первых матчей чемпионата через три дня после окончания Кубка. По моему мнению, старт сезона удался. Кубок прошел очень удачно, было много интересных игр, все четыре претендента на розыгрыш пьедестала, «Барсы», «Тигры», «Тобол» и «Каспий», его и разыграли. «Каспий», учитывая травмы игроков, выступил похуже, остальные три коллектива готовы были занять первое место. Астана выиграла у «Тобола» в полуфинале всего три очка, финал и матч за третье место вышли очень напряженными. В финале «Барсы» у «Тигров» за семь минут до конца выигрывали
 16 очков, но в итоге один балл проиграли и упустили титул. Много болельщиков, интрига, красивая игра – Кубок прошел на ура. Все без исключения стартовые игры национальной лиги также прошли в напряженной борьбе. В новом сезоне укрепились абсолютно все. Астана взяла трех россиян. «Барсы-Атырау» дополнились пятью иностранцами – россияне, украинец, и латыш хороший, Андрей Ендропов играл основным разводящим за «Новосибирск» в российской «суперлиге А», это говорит о том, что к нам приезжает хороший баскетболист. «Тобол» укрепился четырьмя иностранцами, в этом сезоне легионеров как никогда много – 24 на 6 команд.

– Что скажите об «Алматы-ЦСКА» и их «туркменах»? Пашков и Отбозин были очень хороши в матче с «Каспием», последний не кандидат ли на место центрового в сборной?
– Да, их «туркмены» смотрелись неплохо. Плюс они еще взяли одного россиянина. Отбозин набирает от 25 до 35 очков в матче, но он уже возрастной и это не тот центровой, который нужен нашей сборной. Не знаю, заигран ли он за сборную Туркмении, скорее всего, заигран, но нам нужен молодой, высокий, перспективный парень, который пять-семь лет будет защищать честь Казахстана.

prosports.kz

ЖЕЛЕЗОМ ПО СТЕКЛУ | Петербургский театральный журнал (Официальный сайт)

«Анна. Трагедия». Пьеса Е. Греминой по роману Л. Н. Толстого «Анна Каренина».
Театр-фестиваль «Балтийский дом».
Режиссер Александр Галибин, художник Николай Симонов.

Премьера по мотивам «Анны Карениной» петербуржцев может заинтересовать прежде всего тем, что в наш город, в театр «Балтийский дом» вернулся творческий дуэт режиссера Александра Галибина и актрисы Ирины Савицковой. Пятнадцать лет назад здесь же, только на Малой сцене, шел их спектакль «Фрекен Жюли» — Галибин поставил его, Савицкова сыграла заглавную роль. Об исполнении роли стриндберговской героини критик Татьяна Джурова писала: «Ирина Савицкова обладает особым даром — играть трагедию в драме».

Ключевое слово «трагедия» Александр Галибин ввел в название своего нового спектакля, утверждая, что ему необходим этот редкий сегодня жанр, в котором вполне способна существовать его актриса. Тут кстати будет вспомнить, что первой ролью Савицковой на профессиональной сцене была Электра — пусть и не в античной трагедии, а в пьесе Жироду-сына, но, тем не менее, в ее игре, по выразительному слову Надежды Таршис, было «траурное исступление». Портрет совсем молодой Савицковой критик завершала словами: «Современный театр получил свою актрису — незаурядного темперамента, своеобразнейшего мироощущения, актрису интеллектуальную, великолепно чувствующую сценическую структуру любой сложности».

И. Савицкова (Анна), Н. Парашкина (Сережа).
Фото — Н. Филиппов.

Театральные версии толстовского романа, созданные в XXI веке, зачастую выводят на первый план не Анну, а Алексея Александровича Каренина. Знаменитый спектакль Геннадия Тростянецкого в Театре им. Ленсовета именовался «Каренин. Анна. Вронский»; пьеса Василия Сигарева, идущая во многих российских театрах, называется «А. Каренин». Но Александр Галибин, как нетрудно догадаться, ставит в центр своей сценической композиции именно героиню, вокруг нее выстраивает впечатляюще огромный мир спектакля. Конечно, истории Левина здесь места нет и не может быть, эту половину романа на сцену не переносят. Весь интерес авторов спектакля сосредоточен на том, что происходит с Анной. Вернее даже на том, что происходит внутри Анны. Я почти готова рискнуть и сказать, что «Анна. Трагедия» — это монодрама: зритель видит события и персонажей изнутри сознания героини, так, как видит окружающий ее мир сама Каренина.

Вронский в ее глазах вырастает в огромную фигуру — и без того стройный и высокий актер Александр Муравицкий возвышается над партнершей, длиннейшая шинель скрывает ходули, на которых он стоит (сцена ночной встречи на станции). Свою невестку Долли (Алла Еминцева) Анна видит вечно беременной, неуклюжей и жалкой женщиной, прижимающей к груди охапку тряпичных кукол — многочисленных детей (кого-то из них она то и дело теряет и перепуганно ищет). Кити (Александра Мамкаева) возникает в ее представлении как неловкая барышня в мешковатом платье — досадное препятствие, не более. Образ сына словно «заслонен» Лидией Ивановной, забравшей в свои руки жизнь оставленного Каренина и не позволяющей матери видеться с ребенком: актриса Наталья Парашкина на наших глазах перевоплощается из Лидии Ивановны в Сережу, который при долгожданной встрече с мамой так увлекается поглощением принесенного ею торта, что совсем забывает о ней (похоже на страшный сон). Алексей Каренин решен гротескно — он кажется и зловещим, и нелепым. Высокий рост А. Галибина подчеркнут длинным одеянием, отчего-то похожим на сутану. Его герой поначалу почти скрыт от зрителей безликой куклой — манекеном, с которым он соединен в одно целое. Механические движения, тонкий, срывающийся на визг голос — человек-машина Каренин вызывает у жены страх и отвращение… Итак, мы смотрим на мир глазами, которые уже застит ревность и болезнь, — Анна пристрастилась к морфину.

И. Савицкова (Анна), А. Еминцева (Долли).
Фото — Ю. Богатырев.

Начало пьесы Елены Греминой застает героиню в предфинальный момент ее жизни, когда она ждет и не может дождаться уехавшего графа Вронского, мечется, изнывает от одиночества, отчаяния и тоски; потом сюжет делает резкий скачок назад, к фабульной завязке («все смешалось в доме Облонских»), и проходит по узловым сценам романа, чтобы в конце концов прибыть на ту самую платформу, с которой Анна Каренина бросилась под поезд. Ретроспективное разворачивание истории лишает ее даже иллюзии счастья: Анна, и зритель вместе с ней, переживает встречу с Вронским, любовь к нему только как отправную точку к распаду и гибели. Лишь одно мгновение радости дано героине после бала, где она впервые танцевала с графом. Анна — Савицкова, легкомысленно смеясь, выдувает мыльные пузыри, потом ложится на пол и беспричинно хохочет, словно в забытьи. В этом уже есть что-то болезненное и пугающее. Все чувства героини обострены, укрупнены, очищены от полутонов и нюансов. Эти чувства — трагические, всепоглощающие и самодовлеющие. И жадную любовь к Вронскому, и мучительную тоску по сыну, и разъедающую душу ревность актриса играет как ряд предельных, крайних состояний души. Тонкая, гибкая фигура Ирины Савицковой — Анны никогда не теряется на бескрайней сцене «Балтийского дома», тьму пронзает ее яростно горящий взгляд, голос звучит внутренней силой и воодушевлением актрисы. Стиль игры подошел бы скорее Федре или Медее, чем толстовской героине.

Есть одна сцена, в финале первого акта спектакля, в которой способ существования решительно изменен и приближен к психологическому: это предсмертный монолог Анны (когда она думает, что умирает от родов). Савицкова покидает сцену и в темноте поднимается все выше и выше по проходам зала, как бы отрываясь от земли, где героиня так страдала. Зрители слышат ее голос, в этом монологе звучащий иначе. Он переполнен нежностью, любовью, ласковыми переливами, сложными модуляциями… Воздействие актрисы на зрителей в этой сцене — огромно.

Александр Галибин вычитывает из романа символические образы, с помощью которых выстраивает здание своего спектакля. Железная дорога — лейтмотив, связывающий все сцены. Сценограф Николай Симонов обозначает план обычной человеческой жизни с помощью деревянных стульев с изогнутой спинкой (ими усеян планшет) и подвешивает над сценой массивный железнодорожный мост с перекрещивающимися балками — эта тяжелая громадина угрожающе снижается, готовая раздавить хрупкие стулья, да и вообще весь непрочный мир людей. Два передвижных лестничных марша — тоже железные. На них в одной из сцен рассаживаются безымянные персонажи — участники Хора. У каждого в руках жестяная коробочка, наполненная сыпучим материалом. Ритмично потряхивая коробками, Хор создает звук колес, стучащих по рельсам. Кочегар (Анатолий Дубанов) в это время постукивает молотком по лестницам, как делает путевой обходчик, проверяющий состояние железнодорожного полотна или частей подвижного состава.

А. Галибин (Каренин).
Фото — Ю. Богатырев.

Персонаж А. Дубанова появляется на сцене в первую же минуту спектакля и остается на ней до самого конца. Все читавшие роман помнят навязчивый кошмарный сон Анны (однажды его видит и Вронский): мужичок с бородой, наклонившийся над мешком с железом, что-то приговаривает по-французски. Появлению этого мистического персонажа всегда сопутствует мотив железа (железная дорога, стук молотка по железу, работа над железом, фраза «надо ковать железо, толочь»). Все это есть и в спектакле — кочегар толкает перед собой железную тачку, пьет из медного чайника, гремит и стучит всевозможными железками и металлическими предметами, даже толчет — правда, не железо, а стекло — бутылочки из-под морфина, зато в жестяной ванне, и время от времени говорит (считает) по-французски. Ясно, что из этого героя авторы хотели сделать некого посланника Рока. Однако ничего мистического в нем, на самом деле, к сожалению, нет. Если бы кочегар был решен исключительно пластически (что возможно, поскольку балетмейстер Эдвальд Смирнов сочинил целые хореографические сцены для спектакля, и массовые — для Хора, и дуэтные — для Анны и Вронского) и бормотал только непонятные слова на французском языке, в нем мог бы появиться оттенок жути. Но персонажу Дубанова отдан текст «от автора» (он то и дело эпическим тоном повествует, о чем думал тот или иной герой, хотя и сами герои говорят о себе в третьем лице словами Толстого). Кроме того, кочегар дает зрителям исторические справки: статистику женской смертности от родов в XIX веке, количество умерших на строительстве железной дороги рабочих, область применения морфина и так далее. И эти объективные сведения, доложенные вполне внятным «документальным» голосом, никак не вяжутся с искомым зловещим образом.

Хор действует в спектакле как антагонист Анны, коллективное начало противопоставлено ее сольной трагической партии. Он ассоциируется с древнегреческой трагедией, но в спектакль Галибина пришел, кажется, из другой архаической театральной формы — народного русского театра (недаром же режиссер когда-то ставил «Царя Максимилиана»). Участники хора, глумливо и издевательски приплясывая, исполняют что-то вроде скоморошьего рэпа: умышленно примитивные стишки, которые Елена Гремина мастерски сочинила на основе текста романа. Эти стилизованные под фольклор распевки требуют острого, балаганного решения — более яркого, чем вышло в монохромном спектакле.

Несмотря на строгую красоту зрелища (стоит сказать и об изощренной световой партитуре Дениса Солнцева), спектакль более воздействует своим подробно разработанным звукорядом. Лязг железа, грохот, стук, нервный звон склянки о край чашки, визгливый звук скрещиваемых клинков, натачиваемых кос, резкие вскрики — мир неприятных, раздражающих слух звуков погружает публику в тревожное, зыбкое состояние, затягивает внутрь смятенной души Анны.

ptj.spb.ru

Железом по стеклу » InterMilano.ru

Еще совсем недавно “Рома” Клаудио Раньери исправно набирала очки и одерживала волевые победы. До верхних мест турнирной таблицы было рукой подать, игра у команды получалась и казалось, что мы наблюдаем зарождение очередного римского ренессанса. Однако травма Франческо Тотти совершенно разрушила игру “Ромы” в нападении и последовали три поражения подряд в чемпионате. И если проигрыш “Милану” еще можно как-то списать на невезение и спорное решение судьи, то домашний позор с “Ливорно”вообще ничем объяснить нельзя. На этом фоне игра с “Удинезе” – лишь констатация факта, что “Рома” угодила в яму. И тогда, для выхода из этого мини-кризиса, руководство команды приняло почти “советские меры”, отправив команду на базу. Как не странно, это дало некоторый результат и из этой ямы римляне начали выбираться, причем, в присущем им в последнее время стиле – одерживая волевые победы одну за другой. И вот уже обыграны “Болонья” и “Фулхэм”. Не бог весть кто, но выбирать не приходится. Вот уже скоро вернется в строй капитан Тотти и тогда римляне предстанут во всей своей красе. На беду, в эти выходные их ждет встреча с миланским “Интером”, а более неудобной команды для нынешней “Ромы” трудно себе представить. Сейчас бы лучше сыграть с тем же “Ливорно” или “Сиеной”, чтобы продержаться до возвращения капитана.

“Интер” же на этой неделе буквально вернулся с того света. Совсем чуть-чуть не хватило киевскому «Динамо”, чтобы лишить команду Моуринью шансов продолжить борьбу за главный трофей Европы. Но все хорошо, что хорошо кончается и ударная концовка матча превратила “Интер” из потенциального неудачника евросезона в потенциального участника плей-офф. В связи с этим, сейчас в стане черно-синих царит отличное настроение. Звучат даже голоса, что проклятие лиги чемпионов снято и впереди клуб ждет серьезная борьба за трофей, а по этой борьбе давно истосковались тифози. Не буду поддаваться всеобщей эйфории, но не отметить тот факт, что “Интер” имеет отличные шансы на продолжение европейской кампании, не могу. Ситуацию же в чемпионате для миланцев можно охарактеризовать двумя словами – “тишь да гладь”. Пока “Ювентус” ищет свои игру и занимается увлекательным самокопанием, а “Сампдория” борется с первыми признаками игрового застоя, “Интер” уже ушел в семиочковый отрыв. Если так пойдет дальше, то уже к рождеству нового старого чемпиона Италии мы сможем уверенно назвать. И имя будет ему – “Интер”.

Аргументы в пользу "Ромы"

Победа римлянам гораздо нужнее. Клаудио Раньери недавно заявил, что целью команды является место в лиге чемпионов, и отпускать далеко команды из лидирующей группы “Роме” никак нельзя. Как правило, мотивация - вещь положительная, тем более что “Интеру” то, как раз побеждать особо сейчас и не нужно. Также, определенную долю оптимизма можно откопать (да да, именно откопать) в том факте, что Вучинич наконец-то забил гол в одной из последних игр. Черногорец в последнее время умудряется транжирить такие моменты, что хоть в церковь иди. А если вы помните, с нападающим “Ювентуса” Амаури была недавно похожая история – он долго не забивал, а потом его прорвало на серию. Именно поэтому, есть маленькая надежда, что подобная счастливая история произойдет и с Вучиничем. Таким образом, разве что мотивация – главный аргумент в пользу римлян.

Аргументы в пользу "Интера"

Миланцы находятся сейчас на подъеме и победа, добытая на последних минутах матча лиги чемпионов, существенно добавила им положительных эмоций. В таком состоянии очень приятно побеждать в чемпионате и заодно увеличивать отрыв от преследователей, тем более, что звание “преследователель Интера” становится все более номинальным. Нет сейчас в Италии у “Интера” никаких преследователей – есть группа команд, борющихся между собой за право участия в лиге чемпионов. Франческо Тотти, с которым “Рома” представляет собой совершенно другую команду, на поле не будет. Это значит, что игра в нападении у “Ромы” – будет весьма архаична. Надежды же на надежную оборону у римлян мало – в последнее время подопечные Раньери обязательно пропускают, а участие теоретически мотивированного Бурдиссо под большим вопросом. Тем более что сейчас клуб имеет проблемы с вратарями – вроде бы Дони пропустит игру, а его дублеры – всего лишь дублеры. Во всех позициях на поле “Интер” имеет безусловное преимущество и, разве что, Даниэле Де Росси сможет составить конкуренцию полузащите черно-синих, но один, как известно, в поле не воин. Если же рассматривать игру как тренерскую дуэль, то и тут Жозе Моуринью имеет неоспоримое преимущество – благо, что места для маневра у него намного больше, чем у Раньери. Моуринью может сейчас позволить себе даже ошибиться и поэкспериментировать – запас для этого у него есть. Таким образом, “Интер” имеет все весомые и материальные причины, чтобы добиться в это воскресенье победы.

Прогноз на игру

Всегда приятно угадать какой-нибудь исход. Еще приятнее, если при этом результат – неожиданный. Вот почему, давая прогноз, всегда есть соблазн переборщить с оригинальностью. Но предстоящая игра, на мой взгляд, совершенно к этому не побуждает. Грубо говоря, вообще не видно, за счет чего эта “Рома” будет обыгрывать этот “Интер”. Именно поэтому, если не вмешаются какие-то потусторонние силы, я прогнозирую уверенную победу миланцев. Победу, с преимуществом в три мяча. Если же эти самые силы решат все-таки вмешаться, то они смогут принести “Роме” максимум ничью. Потому что с нынешним “Интером” сейчас даже сам черт на большее не способен.

“Я не люблю, когда железом по стеклу” – такие строчки из песни Владимира Высоцкого приходят на ум, когда начинаешь анализировать расклад сил в предстоящей игре. Если бы был в строю Франческо Тотти, то у римлян были бы какие-то осязаемые шансы и, возможно, пошла бы совсем другая игра. А сейчас останется только признать, что в кальчо есть явный и практически безальтернативный лидер. Такие нынче времена – железо сильнее.

intermilano.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о