Снуп топливо расшифровка: Топливная комбинаторика

Содержание

Курс на толерантность

Толерантность на практике
В настоящее время Westinghouse производит трубки для тепловыделяющих элементов из сплавов ZIRLO‑1, оптимизированного ZIRLO — для использования в реакторах с водой под давлением (PWR) и циркалоя‑2 — для топлива, загружаемого в реакторы с кипящей водой (BWR).

Компания также занимается коммерциализацией двух видов толерантного топлива. В апреле 2019 года 20 стержней EnCore (12 твэлов с оболочкой из сплава ZIRLO с хромовым покрытием и стандартным топливом из диоксида урана, четыре твэла со стандартной оболочкой и сегментированным топливом U3Si2 и четыре твэла с оболочкой из ZIRLO с хромовым покрытием и топливом ADOPT‑2) были загружены в реактор Byron‑2 в США.

В сентябре 2020 года в реактор блока № 4 АЭС «Дул» в Бельгии была загружена опытная партия кассет с толерантным топливом EnCore. Судя по отчету Лаборатории, EnCore подразумевает два варианта. Первый — циркониевая оболочка с хромовым покрытием плюс топливо из легированного оксидом хрома и оксидом алюминия оксида урана (Cr2O3 + Al2O3) UO2 (ADOPT). Второй — циркониевая оболочка с хромовым покрытием и топливом из силицида урана (U3Si2).

Кроме того, Westinghouse работает над созданием композитной оболочки из волокна, созданного из карбида кремния, армированного матрицей из того же материала (SiC/SiC), с топливом U3Si2, а также другими вариантами таблеток, включая нитрид урана (UN). Ранее концептуальные оболочки были испытаны в реакторе Массачусетского технологического института. Топливные таблетки из силицида урана исследовали в самом Westinghouse и усовершенствованном испытательном реакторе (ATR) Национальной лаборатории Айдахо. Облучение сборок с покрытыми хромом оболочками и таблетками ADOPT, UO2 и U3Si2, а также сборок с оболочкой из карбида кремния и топливом U3Si2 запланировано на 2022 год.

Активность американских разработчиков объясняется старением парка: срок действия примерно половины действующих блоков подойдет к концу до середины 2030-х годов. «Операторы, планирующие продление лицензий, должны иметь возможность воспользоваться эксплуатационными экономическими преимуществами толерантного топлива, если оно будет доступно к середине 2020-х годов», — отмечалось в сообщении американского Nuclear Energy Institute еще в 2018 году (цит. по atominfo.ru).

Framatome использует сплав M5−2 для сборок, загружаемых в реакторы PWR, и циркалой‑2 — в реакторы BWR, а также работает над коммерциализацией двух типов толерантного топлива. К запуску ближе всего подошел вариант с оболочкой из циркониевого сплава с хромовым покрытием M5 и топливом из диоксида урана, легированного Cr2O3. Оболочка из сплава M5 с хромовым покрытием была протестирована на швейцарской АЭС «Гёсген» и в Национальной лаборатории в Окридже (ORNL). «Покрытая хромом оболочка M5 с топливом из UO2, легированного Cr2O3, была испытана в ATR и в исследовательском реакторе Halden», — отмечается в отчете Лаборатории. В майском выпуске Journal of Nuclear Material обосновывается преимущество покрытия М5. «Сплав M5 разработки Framatome с хромовым покрытием обеспечивает значительное дополнительное время до полного охрупчивания оболочки после одностороннего окисления при температуре 1200 °C и закалки по сравнению с материалами без покрытия», — говорится в кратком описании статьи.

Весной 2019 года в активную зону блока американской АЭС «Вогл‑2» были загружены 16 испытательных твэлов с оболочкой M5 с хромовым покрытием и топливом из UO2, легированного Cr2O3. Осенью 2019 года в блок № 1 АЭС «Арканзас Ньюклиар 1» (США) были загружены 32 испытательных твэла с хромовым покрытием. Испытания продолжатся в 2021 году. Предполагается, что две полные сборки с оболочкой из сплава M5 с хромовым покрытием и топливом из диоксида урана, легированного Cr2O3, будут загружены в реактор на АЭС «Калверт Клиффс» в Мэриленде весной 2021 года с последующей перезагрузкой в 2025 году.

Как и Westinghouse, Framatome нацелена на разработку топлива с композитной оболочкой. В долгосрочной перспективе компания планирует разработать оболочку из композита SiC/SiC и топливо из диоксида урана, легированного Cr2O3.

В феврале 2020 года Framatome анонсировала сотрудничество с General Atomics при создании твэлов из карбида кремния. По замыслу участников проекта, новый материал позволит снизить количество циркония в активной зоне реактора на 40% и уменьшить выделение взрывоопасного водорода.

Предполагается, что стержни из ­карбида кремния будут протестированы в АTR в рамках второй кампании по исследованию толерантного топлива (ATF‑2). Как следует из материалов министерства энергетики США, вторая кампания должна была пройти еще в 2018 году, но на момент окончания работы над отчетом Лаборатории о кампании все еще говорится в будущем времени. Облучить твэлы с оболочкой из композита SiC/SiC и топливом из UO2, легированного Cr2O3, планируется к 2022 году.

В январе 2020 года GE сообщила, что опытную партию толерантного топлива производства GNF загрузили в реактор американской АЭС «Клинтон‑1» в штате Иллинойс. Для оболочек использованы покрытие ARMOR и три варианта решения IronClad на базе ферритной стали. Это первые сборки с покрытием IronClad, которые были загружены вместе с топливом: в 2018 году в реакторе АЭС «Хэтч» в Джорджии исследовались только оболочки без топлива. По информации GE, IronClad разрабатывается для того, чтобы обеспечить повышенную стойкость покрытия к окислению при высоких температурах. Покрытие ARMOR должно обеспечить устойчивость не только к окислению, но и к фреттинг-­износу (повреждениям в результате истирания).

По данным отчета Лаборатории, программа исследований и разработок толерантного топлива в Японии включает две концепции: оболочку из фехраля с оксидно-­дисперсионным упрочнением (FeCrAl-­ODS) и композитную оболочку SiC/SiC с топливом из легированного диоксида урана. «Были проведены экспериментальные исследования для оценки основных свой­ств материала оболочки FeCrAl-­ODS, включая прочность и пластичность, коррозионную стойкость, проницаемость для трития, износостойкость, стойкость к коррозионному растрескиванию под действием йода и свариваемость», — отмечается в отчете Лаборатории. Кроме того, в ORNL были проведены испытания, имитирующие аварию с потерей теплоносителя. Сплав FeCrAl-­ODS показал высокую устойчивость к высокотемпературному окислению паром, закалке в воде и взрыву.

China General Nuclear разработала несколько вариантов толерантного топлива. Компания изучает циркониевый сплав с покрытием, фехраль, сплав молибдена с покрытием и карбид кремния. Для топливной композиции рассматривается топливо из диоксида урана с высокой теплопроводностью.

Росатом разрабатывает различные комбинации оболочек и топливных композиций. В прошлом году в исследовательский реактор МИР в ГНЦ «НИИАР» были загружены две экспериментальные ТВС. Для оболочек использованы циркониевый сплав с хромовым покрытием и хром-никелевый сплав. Для топливной композиции — традиционный диоксид урана и уран-молибденовый сплав повышенных плотности и теплопроводности. В каждой ТВС — 24 твэла с различными комбинациями материалов.

Кроме того, ВНИИНМ им.  А. А. Бочвара в прошлом году создал образцы волокна из карбида кремния с 10−12% содержанием кислорода. Следующий шаг — добиться производства бескислородного карбидного волокна, из которого можно производить оболочки для твэлов. Уже создан банк образцов, параллельно отрабатываются технологии пайки и герметизации. Проект будет продолжен в 2021 году.

Скорость внедрения толерантного топлива на рынке будет связана не только с успехами его разработок, но и с обоснованием возможности использования конкретного варианта толерантного топлива в активной зоне конкретного реактора. На это, как показывает практика, может уйти несколько лет.

Проект «Прорыв» — первое знакомство

Мы уже несколько раз показывали, насколько тяжело уразуметь полностью «энергетические новости» от наших «больших  СМИ». Короткие фразы, скрывающие массу непроговоренной информации, не дают возможность полностью понять значение того или иного события – традиционно это выглядит именно так. Но интерес к энергетике в России есть, и к энергетике атомной он тоже заметен.

Стали появляться стаьи нового типа: большие, обзорные, с явной попыткой полностью раскрыть тему. Это, конечно, просто здорово: таких статей в федеральных СМИ должно быть как можно больше, поскольку Россия с полным на то правом претендует на титул энергетической сверхдержавы, а атомная энергетика – вершина ее развития, до которой многим и многим конкурентам добраться очень тяжело. Но и в этом случае появляются проблемы, на этот раз связанные, как нам кажется, с тем, что описать коротко новые и новейшие направления развития атомного проекта в одной заметке просто невозможно – слишком уж объемен материал, не так прост он для понимания людьми без узко специального образования.

Вот не так давно в «Комсомольской Правде» была опубликована статья под заголовком “Замыкая цикл: мечты и реальности”.

Скриншот со страниц КП, Фото: kompravda.eu

Все хорошо, особенно вступительная часть… А дальше начинается нечто удивительное, смотрите.

«Но вот беда – в реакторах на тепловых нейтронах уран-238 не делится (т.

е. не вырабатывает энергию), а, поглощая нейтрон, превращается в другой изотоп – плутоний-239»

Простите, вот весь уран-238 р-р-раз, и превратился в плутоний-239, причем только в плутоний-239, а не в плутоний-238, не в плутоний-240? Да это ж мечта всех генералов и министров обороны!  Стоишь себе возле реактора АЭС и лопатой выгребаешь оружейный плутоний, штампуя тут же все новые ядерные и термоядерные бомбы. Зачем вот так-то, спрашивается? Чтобы у читателя появилось впечатление, что любая АЭС – великолепный источник ядерного и термоядерного оружия, что ли? Ни слова о том, что превращение урана-238 в плутоний-239 весьма редкое событие в реакторе тепловой АЭС, ни слова о том, что с равной вероятностью появляются изотопы плутония-240 и плутония-241. В ОЯТ (отработанном ядерном топливе) их по 33%, и именно такая смесь делает ОЯТ безопасным в смысле возможности создать из него ядерное оружие. Уж очень вредны для боеголовок эти вот плутоний-240 и плутоний-241. И именно эти свойства урана-238 дают возможность строить реакторы на быстрых нейтронах, не нарушая условия Договора о нераспространении ядерного оружия.

Небольшая, вроде бы, неточность, но сами видите, что упущено.  Единственная фраза в этой статье требует куда как более полного рассказа, который на страницах «Геоэнергетики» уже был размещен.

«Ученые создали реакторные установки на быстрых нейтронах, или бридеры»

Хм…  А зачем нужны реакторы-бридеры, если у нас и из обычных реакторов плутоний так и хлещет? Ну, да ладно – пришла ученым в голову вот такая прихоть – создавать реакторы-бридеры. Да, поскольку объяснения термина «реактор-бридер» в статье и в помине нет, придеся уже нам поведать, что это такой реактор, в которым делящегося вещества (ядерного топлива) на выходе больше, чем на входе.  При этом уважаемая Ольга Ганжур считает, что реакторы-бридеры работают только и исключительно на уран-плутониевом топливе, даже не вспоминая о том, что реакторам БН-350 и БН-600 вполне хватало топлива чисто уранового, да и БН-800 пока только готовят к приему уран-плутониевого, пока чистый уран горит.

И, тем не менее, «Геоэнергетика» весьма признательна автору КП – по ее статье можно уверенно готовить план наших будущих публикаций. «Ставим галочку»: подробнее рассказать, как Росатом будет осваивать МОКС-топливо на БН реакторах и на реакторах ВВЭР.

Фото: http://proryv2020.ru/

«В 2010 г. «Росатом» инициировал работы по созданию новой технологической платформы атомной отрасли на основе быстрых реакторов и ЗЯТЦ. Идею поддержало правительство, была принята Федеральная целевая программа «Ядерные энерготехнологии нового поколения на период 2010 – 2015 годов и на перспективу до 2020 года». Годом позже многие работы объединили в росатомовском проекте «Прорыв»

«В рамках «Прорыва» предполагается, во-первых, создание проектов двух типов реакторных установок: коммерческого быстрого реактора с натриевым теплоносителем мощностью 1200 МВт (БН-1200*) и опытно-демонстрационного со свинцовым теплоносителем мощностью 300 МВт (БРЕСТ-ОД-300). Во-вторых, предстоит создать совершенно новое топливо для них: СНУП (смешанное нитридное уран-плутониевое)»

Интересно сказано, да вот только проект «Прорыв» это не только два указанных пункта, но и еще один, едва ни главный – решение проблемы ОЯТ. Да, мы умеем хранить в пристанционных бассейнах и построили нечто совершенно новое – центральное хранилище ОЯТ. Да, мы умеем делать из него МОКС-топливо, Ремикс-топливо, мы уверены, что сможем использовать его в реакторах БН. БН-реактор, напомним, можно расшифровать по разному: реактор на быстрых нейтронах и реактор быстрый натриевый – по типу используемого теплоносителя.  Зачем, для чего нам еще и БРЕСТ, реактор, в котором в качестве теплоносителя используется рсплавленный свинец, если и так «все в порядке»? И зачем нам еще какое-то СНУП? МОКС-топливо уже есть, зачем городьбу городить? И каким образом СНУП-топливо будет использоваться на БН-реакторах, если сама их технология «заточена» под МОКС-топливо?

Пара фраз – а загадок в них на несколько страниц текста.  Нитрудное топливо – это путь решения проблемы ОЯТ, поскольку в его составе не только нитриды плутония и урана, а еще и минорые актиниды – так красиво атомщики называют все те вредные составляющие ОЯТ, о которых Геоэнергетика писала достаточно подробно:

«35 кило пресловутых осколочных нуклидов – перечислять лениво, мы не на олимпиаде по химии.

Все прочее – трансурановые элементы с названиями красивыми – нептуний, америций, кюрий» – это мы мысленно разбирали на составные части 1 тонну ОЯТ.

Изготавливать СНУП будут на специальном заводе, который является неотъемлемой частью БРЕСТа. Грубо: вытаскиваем ТВЭЛы из БРЕСТа, потрошим, щедро досыпаем те самые «минорные актиниды» , снова формируем ТВЭЛы, снова ставим в БРЕСТ. Если все расчеты верны, БРЕСТ будет «сжигать» до 30% радиоактивных отходов (именно отходов – вредных радиоактивных элементов), которые мы получаем в составе ОЯТ обычных реакторов.

Фото: http://virtualbrest.by/

Интересна скорость производства новых ТВС: после выгрузки из реактора БРЕСТ использованные ТВС охлаждаются в пристанционном хранилище всего 1 год, после чего поступают в переработку. Почему так быстро, ведь ОЯТ с тепловых реакторов охлаждается до 20 лет? Да вот по той самой причине: высокоактивные радиацонные материалы реактором БРЕСТа уничтожаются в куда большей степени, чем в реакторах обычных АЭС.

  А вот те минорные актиниды, которые не сумеет переработать даже БРЕСТ¸будут поступать в опять же пристанционное хранилище длительной выдержки, и тут слово «длительный» уж точно на своем месте, поскольку в этом случае это от 150 до 200 лет. Вот только, если все расчеты окажутся верны, появляется очень приятная, очень милая сердцу и уму любого нормального человека деталь: количество радиоактивности, которую мы вернем Земле будет ровно такой же, какую мы использовали на замкнутый топливный ядерный цикл.  При этом СНУП-топливо не рассчитывается под  «размножение» плутония: коэффициент его воспроизводства в БРЕСТе будет не выше единицы. Вот и еще одна «галочка» для Геоэнергетики – рассказать о СНУП-топливе, о проблеме ОЯТ и о том, почему завод по фабрикации топлива будет неотъемлемой частью БРЕСТа, не менее важной и нужной, чем сам реактор.

Почему для сжигания минорных актинидов требуется именно нитридное топливо? Ведь что в обычном топливе, что в МОКСе используются оксиды урана и оксиды плутония? Зачем возня с напичкиванием в топливо азота? Да все как бы «простенько».

С точки зрения физики нитридное топливо лучше оксидного: оксидное жёсткое, но хрупкое, трескается, распухает под действием нейтронов, а нитридное – более крепкое, поэтому и называется плотным, оно более устойчиво к механическим дефектам, не распухает, не лопается, не давит на оболочку твэла. За счёт лучшей теплопроводности нитридное топливо легче переносит температурные режимы, это даёт возможность повысить ресурс эксплуатации таких сборок, а значит, делает их более выгодными с точки зрения экономики.  Что тут делает слово «экономика»? Да намекает на стоимость производства топлива, разумеется. Дорогое оно в производстве-то – что оксидное, что нитридное. Углеводороды нынчеподешевели, урановая руда после всех фукусим и планов той же Германии позакрывать все свои АЭС тоже стала недорогой, так что вопрос экономки вовсе не случаен: при всем своем новаторстве реакторы на быстрых нейтронах должны генерировать электричество по конкурентным ценам. Иначе никак, иначе дорога в пропасть, подобную той же, в которой вскоре может оказаться та же Германия, многие годы субсидировавшая «зеленую энергетику» за счет государственного бюджета.

Собрать деньги со всей страны, со всех налогоплательщиков и поощрять ими новаторов – это, простите за резкость, просто новый вид распила, не более того. Поскольку коррупция в России и так ой-ой-ой, приумножать ее за счет атомного проекта совершенно не стоит.

Экономика того или иного вида атомного топлива «завязана» на такой показатель, как степень выгорания этого топлива. Что это такое? Да ничего хитрого – это просто доля выгоревшего основного топлива от начального его количества. Если мы говорим об обычных, тепловых, атомных реакторах, то основное топливо – привычный нам уран-235. Для реакторов РБМК (того самого, «чернобыльского» типа) степень выгорания урана-235 составляет от 0,35 до 0,37, для реакторов типа ВВЭР степень выгорания – от 0,30 до 0,33. С этим показателем, в свою очередь, связана глубина выгорания топлива – это и есть то, что уже можно считать в денежных единицах. Глубина выгорания – количество выработанной электроэнергии за топливную компанию (от момента погружения ТВЭЛов в реактор до момента их выемки) на единицу массы первоначально загруженного топлива.

  В этом случае речь идет обо всем топливе – и о том, которое «горит» и о том, которое выполняет практически роль некоего балласта. Для тепловых реакторов учитывают все количество урана – и «балластового» урана-238 и «горящего» урана-235.  Измеряют глубину выгорания в МВт сутки на 1 тонну тполива.  Чем это удобно? Да вот как-то затруднительно непосредственно измерить в граммах массу продуктов деления внутри реактора – уж очень много измеряльщиков придется израсходовать, знаете ли.  Зато количество энергии, выделившейся в активной зоне реактора – величина измеряемая с хорошей точностью. А теоретическая атомная физика помогает понять все остальное. 1 грамм урана при своем делении за сутки выделяет 1 МВт тепловой энергии и 1 грамм продуктов деления. Полную массу загруженного в реактор урана мы тоже знаем – стало быть, глубина выгорания является величиной, легко и точно измеряемой.

Разумеется, разные соединения урана характеризуются разной глубиной его выгорания. Например, 1 тонна чистого,  металлического урана за сутки выделяет от 3’000 до 3’500 МВт тепловой энергии, а вот соединения урана – куда больше. Горящий в «классических», тепловых реакторах диоксид урана – вещество пористое, поэтому способен накопить внутри себе куда больше продуктов деления без изменения формы ТВС, без деформации трубок.  Потому глубина выгорания топлива в реакторах типов РБМК и ВВЭР – от 20 000 до 100 000 МВт на тонну оксида урана за сутки.  Логически совершенно очевидно: чем больше глубина выгорания топлива, тем больше мы получаем энергии с каждой тонны этого топлива. 100 000 – это пока теория, а практика дает среднюю цифру для ВВЭР-реакторов в 50 000 МВт на тонну оксида урана за сутки.  Чем больше глубина выгорания – тем экономичнее топливо, тем меньше цена генерируемой электроэнергии.  Чтобы экономика МОКС-топлива не проигрывала экономике обычного ядерного топлива (диоксида урана), глубина его выгорания должна составлять не менее 70 000 МВт в сутки на тонну топлива.  Еще выше требуется глубина выгорания для СНУП-топлива – его производство дороже не только производства «классического» топлива, но и дороже производства МОКС-топлива.

Но тут, если вы заметили, мы даем просто определения характеристик, а подробности того, как  идет борьба за увеличение глубины выгорания ядерного топлива требует, разумеется, отдельной статьи и, возможно, даже не одной. Нефть и газ дешевеют – значит, Росатом обязан увеличивать глубину выгорания и «классического» ядерного топлива, предназначенного для ВВЭР. Спасибо, Ольга – подсказки от вас обеспечили нам работу вот уже на 3-4 заметки.

Фото: http://proryv2020.ru/

«Однако свинцовый реактор имеет потенциальные преимущества перед натриевым. Свойства основных компонентов БРЕСТ (свинцовый теплоноситель и плотное нитридное топливо) естественным образом исключают два класса наиболее тяжелых аварий – с неконтролируемым ростом мощности и потерей отвода тепла. За счет упрощения систем безопасности (по сравнению с ВВЭР) может быть достигнута экономическая конкурентоспособность.» 

Нет, это просто прекрасно: написать в скобочках «свинцовый теплоноситель» и устремиться дальше. А что такое несколько сотен тонн расплавленного свинца, циркулирующего по трубам – вы вообще представляете? Ну, вот на пальцах: что за материал для этих труб, какой такой насос рассчитан прокачку свинца, где и как разогреть тот свинец, как поддерживать его в жидком состоянии? Главный циркуляционный насос ВВЭР – уже произведение инженерного искусства, так он ведь воду гоняет, а тут речь совсем о другой жидкости.  Вот хоть что делайте, но БРЕСТ требует еще одной статьи и снова есть подозрение, что в одну уложиться невозможно будет. Уж слишком много действительно прорывных технологий требуется для такого реактора – Росатом подобрал очень точное название.  И от «Геоэнергетики» – новая порция благодарности Ольге Ганжур, на подсказках которой мы видим вот уже от 4 до 6 статей.

«БН-1200 обладает коэффициентом воспроизводства 1,2. Это значит, что одна такая установка произведет компоненты топлива для себя и для двух традиционных реакторов типа ВВЭР.»

Ой. Коэффициент 1,2 означает нечто совсем иное: каждый загруженный в БН-1200 килограмм плутония на выходе превратится в кило двести грамм, вот и все. По какой такой причине он станет компонентом топлива сразу для трех реакторов, спрашивается? Нет, Ольга при этом совершенно права, просто надо намного подробнее рассказать о новом виде ОЯТ – отработанном МОКС- топливе реакторов на быстрых нейтронах.  Исходный состав топлива – уран в комплекте с плутонием, на выходе мы получим совсем другой состав, чем в случае с урановым топливом.  Да-да, все правильно – это готовый материал еще для одной статьи от нашего сайта.

Остается надеяться, что 7 – счастливое число, и нам их будет достаточно для того, чтобы полностью описать все то, чего статья в КП только коснулась.  В общем – большое спасибо большому СМИ, который не дает «Геоэнергетике» скучать и жаловаться на отсутствие тем! И – низкий поклон Ольге Ганжур за ее попытку одной статьей «закрыть» ВСЮ тему закрытого ядерного топливного цикла.

Если мы ничего не упустили – это первая такого рода попытка в федеральных СМИ. И это – просто здорово: значит, все больше людей интересуются этой замечательной темой, все больше людей хотят понимать, что такое наш атомный проект. Это настолько здорово, что, если вы заметили, «Геоэнергетика» ни словечка не проронила про конкурентов Росатома, не ёрничала по этому поводу. Даже если очень захотеть, все равно не получится: в создании технологии реакторов на быстрых нейтронах Россия нашла настолько далеко вперед, что конкурентов найти просто не удается.

Фото: cdn.shazoo.ru

БРЕСТ открыли для СМИ — ЗАТО Говорим

 

24 мая АО «Сибирский химический комбинат» в рамках пресс-тура, организованного Топливной компанией Росатома “ТВЭЛ”, посетили журналисты крупных федеральных СМИ. Для них была проведена ознакомительная поездка по заводам предприятия. В рамках тура журналисты посетили сублиматный завод, остановленный реактор АО “ОДЦ УГР”, чтобы подробнее познакомиться с технологическими процессами и с выпускаемой продукцией предприятия, а также побывали на строящейся площадке ОДЭК “БРЕСТ-ОД-300”. Последний объект вызвал неподдельный интерес гостей.

Напомним, в рамках соглашения между Госкорпорацией Росатом и Томской областью о реализации проекта “Прорыв” на территории ЗАТО строится ряд объектов атомной энергетики, в том числе АЭС, в составе которой будет работать реакторная установка “БРЕСТ-ОД-300”.  В рамках “Прорыва” предусмотрено создание новейшего топлива, на котором в перспективе будет работать вся российская быстрая атомная энергетика.

Журналисты воочию увидели строительство модуля фабрикации/рефабрикации отработанного ядерного топлива. Андрей Николаев, руководитель проекта по созданию реакторной установки “БРЕСТ-ОД-300”, сопровождающим экскурсантам пояснил, в какой части площадки будут располагаться санпропускник и реактор, а также другие объекты.

Итак, в составе проекта три завода: модуль фабрикации/рефабрикации плотного топлива, быстрый ректор, модуль по переработке отработанного ядерного топлива и обращению с радиоактивными отходами.

“Прорыв” реализуется в соответствии с федеральной целевой программой “Ядерные энерготехнологии нового поколения на период 2010-2015 годов и перспективы до 2020 года”.

Опытно-демонстрационный комплекс, аналогов которому нет ни в России, ни в мире, должен отработать технологию замкнутого ядерно-топливного цикла, необходимого для атомной энергетики будущего. Модуль фабрикации/рефабрикации как раз и обеспечит изготовление смешанного нитридного уран-плутониевого топлива (СНУП-топливо) для последующего его использования в реакторной установке “БРЕСТ-ОД-300”. 

Реакторы первого поколения работали на металлическом уране, последующие поколения реакторов работают на оксидах урана и плутония. Что же касается СНУП-топлива, то с точки зрения физических и химических характеристик оно является более перспективным по сравнению с предыдущими.

В первую очередь проект «Прорыв» позволит решить проблему накопившегося отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), превратив его в топливо для реакторов на быстрых нейтронах. Как отметил Андрей Николаев, за шестьдесят лет работы атомной отрасли накоплено огромное количество ОЯТ, его хранение требует значительных средств, тогда как замкнутый цикл позволит использовать его для получения электроэнергии. Даже грубые подсчеты говорят о том, что при нынешних масштабах выработки электроэнергии обедненного Урана-238 хватит на несколько сотен лет генерации. На выходе же из этого замкнутого цикла получается крайне небольшое по сравнению с тепловыми реакторами количество отходов.

Важно отметить, что в данный момент Россия стала единственной страной в мире, которая может кардинально изменить ситуацию с производством электроэнергии для себя и поставить на мировой рынок высокотехнологичный продукт, не имеющий аналогов – атомную энергетику 4-го поколения с внутренне присущей безопасностью.

Что означает сама аббревиатура “БРЕСТ-ОД-300”? Изначально по задумке автора проекта Виктора Владимировича Орлова, доктора физико-математических наук, профессора, лауреата Ленинской и Государственной премий, академика Российской академии естественных наук, “БРЕСТ” расшифровывался как “быстрый реактор со свинцовым теплоносителем”. Сегодня же данное название означает “быстрый реактор естественной безопасности”. Ведь, по заверению специалистов, этот реактор будет намного безопаснее любого из уже действующих.

“Его устройство предусматривает автоматическую заглушку в том случае, если произойдут какие-либо отклонения от параметров. Даже предельные аварии диверсионного происхождения с разрушением внешних барьеров не приводят к радиоактивным выбросам. Все это благодаря специальной конструкции “БРЕСТа”, – пояснил Андрей Геогриевич.

Что же касается числа 300, то эта та мощность электрических мегаватт, которые он будет вырабатывать.

Как уже говорилось, в данный момент на первом модуле – фабрикации топлива – ведутся строительно-монтажные работы. На реактор и модуль переработки топлива разработана проектно-сметная документация. К их строительству приступят уже в будущем году.

“Изначально сроки реализации проекта были установлены до 2020 года. Однако на сегодняшний день они немного сдвинуты. Ориентировочно пуск реактора произойдет в 2024 году”, – сказал Андрей Николаев.

На посещение заводов СХК участникам пресс-тура был выделен целый день. Кроме того, журналистам удалось пообщаться с генеральным директором АО “СХК” Сергеем Точилиным, пресс-конференция с которым была организована в стенах Музея истории Сибирского химического комбината.

Наталья ДЕНИСОВА

фото предоставлено пресс-службой АО “СХК”

В России начали строительство прорывного атомного реактора БРЕСТ-ОД-300. И в чем же прорыв? | Сделано у нас

Россия подтверждает свой статус мирового лидера в атомных технологиях. Ничего подобного в мире нет, и даже не предвидится в какой-то обозримой перспективе. Мало того, мир даже не подошел к предыдущему этапу — натриевым реакторам на быстрых нейтронах, а Россия уже начала строительство реактора будущего — свинцового.

Событие, историческое для глобальной атомной энергетики, состоялось во вторник на площадке «Сибирского химического комбината» (СХК) госкорпорации «Росатом» в городе Северске Томской области: здесь официально стартовало строительство первого в мире энергоблока нового поколения БРЕСТ-ОД-300, который станет «сердцем» опытно-демонстрационнного комплекса, воплощающего в себе новое качество атомной генерации будущего — беспрецедентно безопасной, экологичной, ресурсосберегающей и конкурентоспособной, передает корреспондент РИА Новости.

Но в чем же прорыв? Для этого надо начать немного издалека.

В современных тепловых реакторах, работающих на АЭС по всему миру, в качестве топлива используется изотоп урана-235. Это вообще единственный радиоактивный элемент который поддерживает цепную реакцию и при этом встречается в природе.

Проблема в том, что из всех природных запасов урана, на изотоп 235 приходится всего 0.7%, а остальные 99.3% это уран-238. Но он не поддерживает цепную реакцию, и использовать его в качеств топлива для АЭС невозможно. Из-за того, что урана-235 очень мало, по сути, он почти не встречается в природе, довольно скоро его запасы будут совсем исчерпаны. Но если бы можно было использовать U238, это расширило бы количество доступного ядерного топлива в 200 раз.

К счастью выход есть — это так называемый Замкнутый ядерный топливный цикл (ЗЯТЦ).

Дело в том, что U238 достаточно легко превращается в плутоний-239, который уже поддерживает цепную реакцию. Это происходит в самом ядерном реакторе. Часть нейтронов используется для цепной реакции и получения энергии, а часть «лишних» нейтронов поглощаются содержащемся в топливе U238 и он превращается в Pu239, и получается, что в отработанном ядреном топливе (ОЯТ) содержится уже какое-то количество плутония-239 — который пригоден для использования в качестве ядерного топлива. То есть остается только ОЯТ переработать, выделить из него Pu239 и невыгоревший U235 и снова загрузить в реактор.

И это уже давно используется, особенно широко во Франции. Там есть громадный завод по переработке ОЯТ — La-Haug, который перерабатывает ОЯТ со всей Европы, заново возвращая ОЯТ в качестве топлива на АЭС. Это и есть ЗЯТЦ.

Но, спросите вы, зачем тогда нужен реактор БРЕСТ, который начали строить в России, если во Франции всё итак давно работает без всяких «прорывов».

Дело в том, что из ОЯТ обычных тепловых реакторов полезного топлива получается меньше, чем нужно для полноценной загрузки реактора. Грубо говоря, из 100 кг топлива, после переработки вернуть обратно получается только 15 кг. Поэтому приходится использовать природный уран-235, просто немного меньше чем без переработки ОЯТ. И французы этим занимаются скорее для того, чтобы уменьшить количество ядерных отходов, чем именно для реализации ЗЯТЦ. Конечно, снижение количества ядерных отходов — дело тоже нужное, но хотелось бы сделать так, чтобы не нужно было бы использовать природный уран-235.

А это возможно. Ведь в топливе АЭС целых 80% это U238. Если бы хотя бы четверть его превратить в Pu239, то уже хватит на то чтобы вновь загрузить реактор. Но в обычных «тепловых» АЭС так не получается.

В обычных АЭС используются так называемые «медленные» ректоры, или реакторы на тепловых нейтронах. Но, к счастью, есть еще и «быстрые» реакторы, и вот тут мы уже подходим к теме прорыва России в технологии ЗЯТЦ.

В быстрых реакторах коэффициент воспроизводства топлива 1.2, таким образом, такой реактор не только вырабатывает электроэнергию, но еще и нарабатывает такой нужный нам изотоп плутония-239 для себя, и еще для двух тепловых реакторов. В России два «быстрых» реактора работают на Белоярской АЭС, это БН-600 и БН-800. Больше в мире промышленных быстрых реакторов нет. Таким образом, в России уже сейчас используется настоящий ЗЯТЦ — связка из одного быстрого и двух тепловых реакторов. Это, кстати, не только позволяет снизить потребление природного U235, по сути делая запасы ядерного топлива практически неограниченными (напомню U238 в природе много), но и снизить количество отработанного ядерного топлива до 2-3%, причем у получаемого ОЯТ еще и короткий период полураспада, в отличии от ОЯТ тепловых реакторов.

Повторяю, таких технологий ни у кого в мире нет, но Россия идет еще дальше. Сегодня мы начали строить реактор на свинцовом теплоносителе. Реакторы БН-600 и БН-800 используют натриевый теплоноситель. Но, как известно, натрий очень опасный металл. Он очень токсичен, ну а те, кто не прогуливал школьные уроки химии, знают что происходит, если натрий бросить в воду. Жидкий натрий работает в первом тепловом контуре реактора, то есть отбирает тепло непосредственно из активной зоны, а во втором контуре вода, которая нагреваясь, превращается в пар и крутит турбину. Представьте что будет, если вода каким то образом попадет в первый контур. Будет Большой Взрыв. Будет катастрофа, сравнимая с Чернобылем. Вот почему Россия начала переход на следующий уровень технологии ЗЯТЦ.

БРЕСТ — свинцовый реактор. Свинец относительно инертный металл, поэтому реактор БРЕСТ будет абсолютно безопасным. К тому же, свинец отлично удерживает радиацию, и в случае остановки реактора он, остыв, по сути, запечатает активную зону с остатками ядерного топлива внутри себя.

Реактор БРЕСТ-ОД-300

Реактор БРЕСТ-ОД-300

БРЕСТ еще называют реактором с естественной безопасностью. Концепция «Естественной безопасности» — термина, введённого в широкий обиход в научно-технических кругах В. В. Орловым и Е. О. Адамовым, разработчиками и популяризаторами проекта БРЕСТ — ядерная и радиационная безопасность за счёт использования природных законов и свойств используемых материалов.

То есть безопасность достигается не с помощью каких-то систем безопасности, которые могут и не сработать, а за счет законов природы, которые сработают всегда и без какого-то участия человека или техники.

И еще одно преимущество — фабрика по переработке ОЯТ находится там же где и сам реактор. ОЯТ не нужно никуда перевозить, загрузили в реактор топливо — оно отработало. ОЯТ перегрузили на фабрику, получили новое топливо, снова загрузили в реактор. Так что достигается еще и природная безопасность.

Конечно, стоит сказать, что сегодня в России начали строить самый первый опытный реактор, БРЕСТ-ОД-300. Это демонстратор, на котором будет отрабатываться технология. До массового использования свинцовых реакторов пока далеко. Так что у натриевых реакторов тоже пока есть будущее, по крайней мере на ближайшие лет 50, пока свинцовые реакторы проекта БРЕСТ полностью их не заменят. Поэтому Росатом параллельно ведет разработку промышленного реактора БН-1200. Но это уже совсем другая история. Важно что технология полноценного ЗЯТЦ это наше будущее, и Россия пока единственная в мире страна, которая не только эту технологию разработала, но и сделала новый шаг. Шаг в будущее.

Напоминаю, проект теперь есть и в Instagram: @sdelanounas. ru, подписывайтесь, там публикуется то, что не публикуется здесь.

Обратите внимание на статью: Мужик сказал-мужик сделал: Прокладка первой нитки СП-2 завершена

И лайкнуть не забудьте 🙂

Плутоний для великих США — Старый Русский Топ

Лицо Путина видели, когда он про отказ США жечь плутоний рассказывал? Серьезное лицо, ни тени ухмылки. Я б не смог. Я б ржал во весь голос. Вы спросите — почему? Сейчас я вам расскажу. Но начну издалека — иначе будет непонятно.

Начнем с “детского” вопроса: кто такой этот плутоний? Элемент с порядковым номером 94 в таблице Менделеева, то есть — трансурановый (более тяжелый, чем уран, у которого порядковый номер — 92). В природе плутония настолько минимальное количество, что никакого обогащение никаких руд результата не даст. А зачем этот плутоний вообще нужен? Дело в том, что один из его изотопов — плутоний-239, делится быстрее, чем уран, энергии дает больше. Ну, или по простому — взрывается он мощнее, чем уран, а воякам что — чем круче “ба-бах”, тем лучше…

Первые порции плутония создавали на ускорителях — дорогое удовольствие, но, как показал эксперимент над Нагасаки, оно того стоило. Да и первый в истории атомный взрыв — 16.07.1945 близ городка Аламогордо, что в Нью-Мексико, был взрывом именно плутониевой бомбы.

Да, я, безусловно, прошу прощения у всех, кого дальнейший текст покоробит: слово “совесть” в этой заметке отсутствует напрочь. Только технические подробности и цинизм-прагматизм.

Через месяц после Аламогордо эксперименты были успешно продолжены. Над Хиросимой рванул урановый “Малыш”, над Нагасаки — плутониевый “Толстяк”. Сравнение результатов было явно в пользу плутония. Дело в том, что при атомном взрыве заряд разлетается со скоростью порядка 1000 км/с, потому заряд не весь успевает сдетонировать. Пичалька. В “Малыше” взорвалось всего 1,4% урана-235, а вот в “Тостяке” успешно сработали 20% плутония-238. Результат получился просто замечательный: 70 тысяч трупов сразу, 100 тысяч инвалидов. Пиндосы апплодировали.

Военным понравилось — физики взяли под козырек. Были разработаны и созданы специальные “плутониевые” реакторы: уран в них горел так, чтобы на выходе получилось максимальное количество плутония.

К началу 90-х, когда это оружейное безумие остановили, США успели накопить 103 тонны плутония, СССР — 170 тонн. Уразуметь, что это количество значит для планеты Земля и для людей, вам помогут несколько цифр. Итак, «на двоих» имелось 273 тонны Плутония-239, которого в “Толстяке” было всего 6,4 кг. КИЛОГРАММА. На двоих получается 18 750 “толстяков” по 120-130 тысяч смертей в каждом. Это — не учитывая того, что бомбы более поздних поколений были намного эффективнее. Даже в технологиях 1945 года на складах лежало 2,5 миллиарда смертей. Это — не считая оружейного урана-235. “Многовато” — подумали большие политики, и результатом этой мысли и стало СОУП 2000-го года. Было решено списать по 34 тонны плутония с носа — то есть сократить запасы примерно на треть. И остановить специализированные “плутониевые” реакторы.

Ну, а что делать с этими тоннами? Период полураспада у плутония-239 — 24 тысячи лет. Закопал в землю тонну, 24 тысячи лет подождал — осталось полтонны. Нормально? Вряд ли. За 24 000 лет в любой момент выкопай — и клепай “малышей”. Никакие химические реакции не помогут — поливай ты его кислотой или не поливай. Замешать в тонны мусора? Человек так устроен: что сам поломал, то и починит. Потому и договорились именно сжечь — сжечь в атомных реакторах.

Надеюсь, что пока было понятно? Теперь придется понять, что горит в атомных реакторах и что нужно, чтобы спалить там и плутоний-239. Основной тип атомных реакторов — так называемый “водный”. Вот бочка с урановыми стержнями, вот в ней атомный “пожар” с температурой от 400 до 630 градусов. Толку с того, кроме как погреться — никакого. Тепло надо “забрать” и как-то по умному использовать. Вокруг бочки запускают, грубо говоря, “змеевик” с водой, ее и прокачивают насосами. Пришла холодная, “мотнулась” вокруг бочки, ушла горячая. Чтобы не испарилась — воду гоняют под серьезным давлением. Что будет, если в бочку вместо урана напихать того самого плутония-239? Да ничего хорошего: температура горения будет настолько высока, что водой ее “снять” уже просто невозможно — разорвет трубки и все тут.

Где выход?

Правильно догадались: выход — в тех самых реакторах на быстрых нейтронах. “Быстрый” — это и есть “более горячий”, поскольку в атомной физике температура и энергия — одно и то же. Чем быстрее мечется атом — тем выше у него температура, грубо говоря. Аббревиатура “БН” — не только “быстрые нейтроны”, но и “быстрый, натриевый”. В “змеевике” в нем крутится не вода, а жидкий натрий. Натрий плавится при 97 градусах, кипит — при 880 градусах. Логично, что он может утащить на себе бОльшую температуру, да и давление в “змеевике” такое большое, как в случае с водой, не потребуется. Но всплывает другая беда: при соединении с кислородом в воздухе жидкий натрий горит со страшной силой: любая утечка и полный трындец.

Но великая страна Америка такой реактор делать умеет, едрен-батон! Экспериментальный. Маленький. Еще Франция умеет. Маленький. Экспериментальный. Правда, американский реактор — сгорел. Французский — тоже сгорел. Японцы попробовали, но в 2010 у них сорвалась труба с топливом и тупо утонула в натрии, а там еще и Фукусима стряслась — свернули и забыли, и забили.

А что там (то есть тут) делают ватники в валенках? Ужос с ними, ужос-ужос. В СССР ведь иностранные газеты было не достать, не почитать — вот ватники и не знали ни черта. Работали и работали. На экспериментальном натриевом технологии отработали. В 1980 в Белоярске промышленный построили — БН-600. Ни аварий, ни пожаров… Вот только что БН-800 в сеть воткнули — работает и работает. Дикари. Бензоколонка. Нигде в мире нет — а тут работает. Ужос. Позор какой-то.

Возвращаемся к плутонию. Делать топливный стержень целиком из плутония-239 — не вариант, рвануть может. Тогда было разработано так называемое МОКС-топливо: смесь урана и плутония. МОКС-топливо в принципе даже на “водных” реакторах жечь можно. Ну, если МАГАТЭ разрешит, даст отдельную лицензию. Тогда можно половину стержней обычных ставить, а половину — с МОКС-топливом. В Европе 40 реакторов такие лицензии уже получили — в Бельгии, во Франции с Германией. А в Штатах? А в Штатах — нуль. Не получаецца. А в России? А ватникам лицензия ваще не нужна! У ватников — БН-600, теперь еще и БН-800, которые только под МОКС-топливо и рассчитаны. Дикари…

Производство МОКС-топлива, повторюсь, разработано. Разработано — теоретически. А практически надо бы завод построить, не так ли?

Штаты и начали его у себя строить, в 2008 году приступили. Россия, само собой, мирно дремала — куды ей, лапотной! В 2012 очнулась — тоже начала, в Железногорске. Американцы работали серьезно — работа большая, денег не жалко. К 2015 году 7,7 млрд потратили — серьезные парни. А лапотники? Ну, откуда у них столько денюх? Наскребли кое-как 240 миллионов — и все, больше им папа Вова не дал. Ну, что делать, блин. Построили на то, что дадено было. Наверняка еще и украли, чтобы шубохранилище пополнить. Открыли завод — 28 сентября прошлого года. Завод, само собой, из битых кирпичей, доски торчат во все стороны. МАГАТЭшникам взятку сунули — те и дали “добро”. А американцы? А американцы сказали Обаме, что им на запустить завод … денег надо. Еще. Чутка. 17.3 млрд. Семнадцать миллиардов 300 миллионов. Вместе — 25 млрд. На бензоколонке — 240 миллионов и УЖЕ работает. А американцам вот еще бы 17.3 млрд и тогда… Тогда завод — будет. Наверное. Через пять лет. Честное слово. Обязательно.

Вот не в курсе — знает ли Обама русский матерный. Наверно, он ему нужен был, когда он этих “заводчан” услышал. Послушал-послушал — да и послал. В пеший эротический тур. Вместо денег — э-э-э… — не скажу что по всей роже.

Вот такие вот дела. Единственные в мире быстрые реакторы — в России. Единственный в мире завод МОКС-топлива — в России.

А в Америке — сделали айфон.

Россия из плутония способна сделать 1 700 закладок МОКС-топлива, сжечь у себя, или продать его европейцам.

А Америка? А Америка сделала айфон. На китайском заводе Фоксконн. А вот куда деть плутоний — это она не знает, у ней денюх столько нету, и китайцам отдавать на отсосинг такое дело они резонно опасаются. Америка айфоны делает, отстаньте уже!

Материал: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=242957466056742&id=100010274704241

«Солдаты купались в атомных озерах».

Незаконченная история ядерных взрывов в Казахстане

Мы уже живем в постапокалиптическом мире, сами того не подозревая о том, где и как нам аукнутся эти «подводные камни» былых ядерных канонад.

Ранним пасмурным утром 29 августа 1949 года в восточном Казахстане на левом берегу реки Иртыш — примерно в 130 километрах от города Семипалатинск прогремел взрыв, озаривший казахстанскую степь яркой вспышкой на многие километры, а следующая за этим ударная волна смела все на своем пути в радиусе 1,5 тысячи метров. Так, в рамках секретной операции под кодовым названием «Первая молния» СССР провел испытание своей первой атомной бомбы РДС-1, которая была скопирована (за исключением некоторых систем, таких как баллистический корпус и электронная начинка, которые были уникальными — прим. ред.) с американской — Fat Man («Толстяк»), сброшенной США на японский город Нагасаки в августе 1945 года.

Два этих события — американская бомбардировка японских городов и первые успешное испытание советской атомной бомбы — стали началом многолетней гонки вооружений между США и СССР, которые для устрашения друг друга взорвали несколько тысяч ядерных бомб, накрыв радиоактивным облаком всю планету и едва не уничтожили ее в ходе Карибского кризиса 1962 года. В этой борьбе Семипалатинскому ядерному полигону была отведена роль основного театра испытаний — экспериментальной площадки, где тестировался потенциал советского арсенала, и которая впоследствии стала одним из главных мест для изучения влияния радиации на здоровье людей.

Ровно 30 лет назад, 29 августа 1991 года первый Президент РК Нурсултан Назарбаев подписал указ о закрытии Семипалатинского испытательного ядерного полигона, тем самым поставив точку в этой мрачной главе ядерного прошлого Казахстана. В 2009 году эта дата была объявлена на генеральной ассамблеи ООН «Международным днем действий против ядерных испытаний», что стало мировым признанием исторического вклада гражданского движения «Невада-Семипалатинск», которое сыграла важную роль в закрытие ядерных полигонов по всему миру.

Редакция BaigeNews предлагает вспомнить и разобраться в геополитических аспектах этой важной годовщины, которая является существенной частью прошлого, настоящего и будущего Казахстана.

Испытание атомной бомбы на Семипалатинском ядерном полигоне, архивное фото

«40 лет испытаний». Роль Казахстана в холодной войне

«Все что происходило на Семипалатинском полигоне в течение 40 лет — это была слепая грязная война, ядерная гонка между странами, где каждый хотел обладать самым сильным оружием. И с каждым годом оно становилось все мощнее и сразу же испытывалось на полигоне», — так выразил свое отношение к ядерным испытаниям Карипбек Куюков — известный казахстанский художник, родившийся без рук из-за патологий, возникших в результате ядерных испытаний.

Формально считается, что холодная война между СССР и США началась в 1946 году с «длинной телеграммы» американского советника посольства в Москве Джорджа Кеннана, но существует и другое мнение, что она началась с Фултонской речи Уинстона Черчилля. Технически же противостояние «Запад-Восток», как борьба капитализма против социализма за звание господствующего в мире режима, началось еще до Второй мировой войны, а после ее окончания и победы над противником — нацистской Германией, война с которой объединила сверхдержавы — их союзнические отношения также исчерпали себя.

С изобретением ядерного оружия возникло и новое понятие — геополитика ядерной эпохи, коренным образом изменившую политическую и военную обстановку в мире. Сразу после американских ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в 1945 году в СССР создали специальный комитет, который возглавил Лаврентий Берия, и ускорили работы по разработке атомного оружия, которые вели известные ученые — Игорь Курчатов, Юрий Харитон и Петр Капица. Так между двух сверхдержав началась ядерная гонка вооружений.

В августе 1949 года Лаврентий Берия побывал на полигоне. В Курчатове до сих пор сохранился дома, специально построенный для него. Сейчас в нем находится церковь.

Сейчас в нем находится церковь, автор фото Антон Сергиенко.

Спустя два года, в августе 1947 года решением Совета Министров СССР в рамках секретной государственной программы, нацеленной на ликвидацию ядерной монополии США, официально был создан Семипалатинский ядерный полигон (СИЯП), площадь которого составила 18 тысяч км². Разные источники сообщают о том, что Берия ошибочно утверждал, что выбранный им обширный участок казахстанской степи был необитаемым. Выбор места также объяснялся и тем, что рельеф позволял проводить подземные взрывы и в штольнях, и в скважинах.

Первым построенным объектом СИЯП стало «опытное поле» (круг диаметром 20 километров), огороженное вокруг зоной безопасности в 44 км². Именно здесь в августе 1949 года была взорвана первая советская атомная бомба РДС-1 (расшифровывалось эта аббревиатура по-разному: «Россия делает сама», «Родина дарит Сталину», однако в официальном постановлении Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года она была засекречена как «Реактивный двигатель специальный»), радиоактивное эхо от которого ушло далеко за пределы республики. Через месяц президент США Гарри Трумэн заявил, что в СССР произошел атомный взрыв, на что указывали пробы воздуха, взятые американцами возле Камчатки.

Взрыв ядерной бомбы РДС-1 стал первым из 456 ядерных взрывов на секретном Семипалатинском полигоне.

За следующие 40 лет на Семипалатинском ядерном полигоне проведут две трети всех ядерных испытаний в Советском Союзе.

31 марта 1958 года Верховный совет СССР принял решение о прекращении испытаний атомного и водородного оружия, но они возобновились к 1961 году. Год спустя произошел Карибский кризис, когда СССР и США были готовы начать третью мировую войну, которая обещала быть последней для человечества. Это спровоцировало рост антиядерных настроений в мире и в 1963 году три страны — США, СССР и Великобритания подписали договор о прекращении ядерных взрывов в атмосфере, космосе и под водой. Испытания проводились только под землей.

«Я помню, когда я был маленький, мой отец, который был водителем, часто брал меня в командировки. В то время водители, чтобы не ехать в объезд до города по трассе ехали по прямой через территорию полигона. Помню, как нас останавливали военные и я часто видел такую картину, как простые солдаты, молодые парни, служившие на полигоне, купались в атомных озерах, которые образовались вследствие надземных испытаний 1961 года», — делится воспоминаниями Карипбек Куюков.

Испытания нанесли очень серьезный вред здоровью людей и природе Семипалатинского региона, но военные отрицали их пагубное воздействие, а власти десятилетиями замалчивали проблемы региона. Все исследования воздействия ядерных взрывов на население и окружающую среду проводились в условиях строжайшей секретности и скрытно, а подлинные данные последствий испытаний отправлялись напрямую в Москву.

Спутниковые снимки воронок от ядерных бомб на карте Google

«Так как полигон находился на границе трех областей — Карагандинской, Павлодарской и Семипалатинской военные выбирали такую хитрую тактику. Они ждали момента, когда ветры дули не в сторону Семипалатинска, чтобы вся та радиация, которая выходила наружу, уносилась в другие области», — рассказывает художник.

В архивных документах, которые были рассекречены только в 1990 году, сообщалось о том, что испытания изменили ток подземных вод, оставив без воды население близлежащих к полигону районов, а содержание опасных веществ в кормах и продуктах животноводства превышало нормы в 30-100 раз. При этом смертность от различных заболеваний, особенно онкологического характера, возросло в 7 раз, наблюдались снижение рождаемости, рост психических заболеваний и самоубийств.

«Очень много есть историй, которые если рассказать, то, естественно, не хватит времени. Но я видел столько семей, где рождались дети с такими аномалиями, от вида которых даже акушеры падали в обморок. Мои родители были живыми свидетелями этих испытаний. И как человек творческий, я хотел в своих работах показать весь этот ужас. У меня есть серия портретов жертв испытаний, тех людей, которые живут сейчас», — отмечает Карипбек Куюков.

Но несмотря на секретность испытаний, отдельные люди пытались донести до более широкой общественности факты о том, что ядерные взрывы наносят ущерб жителям страны. Так, в 1957 году известный казахстанский писатель Мухтар Ауэзов, когда был в Японии на международной конференции, посвященной ядерным вопросам, рассказал о проблемах жителей и что происходит в Семипалатинском регионе. Год спустя назначенный на должность первого руководителя области Мухаметкали Суржиков также пытался привлечь внимание к проблемам населения, но его достаточно быстро сняли с поста.

Кроме того, три года — с 1958 по 1960 годы — регион исследовала экспедиция Института краевой патологии от Академии наук КазССР, возглавляемая в тот период Канышем Сатпаевым. Специалисты объезжали населенные пункты, граничащие с полигоном, и проводили медицинские исследования, которые дали клинические данные о том, что происходит. Однако полученная информация была засекречена, потому что вопросы обороноспособности страны были «важнее здоровья и благополучия отдельных жителей Семипалатинского региона».

Помимо СИЯП на территории КазССР было еще 27 мест, где производились испытания оружия массового уничтожения — наиболее активно для ядерного оружия использовались Атырауская, Западно-Казахстанская (Приуралье), Актюбинская, Акмолинская, Южно-Казахстанская области, а для бактериологического использовали остров «Возрождения» в Аральском море.

Дополнительно к этому в период с 1965 по 1988 год на территории СССР в рамках реализации государственной программы «Ядерные взрывы для народного хозяйства» по официальной статистике было произведено 124 мирных ядерных взрыва (МЯВ), из них 117 — за пределами границ испытательных полигонов ядерного оружия. Все мирные ядерные взрывы были подземными. Помимо Казахской ССР, взрывы производили в Сибири, на Дальнем Востоке, Украине (Донецк), Якутии, Астраханской области и ряде других мест. В самом же Казахстане был произведен 81 «мирный» ядерный взрыв, взорвано 95 ядерных зарядов, включая Семипалатинский полигон. География взрывов охватывает практически весь Казахстан: Гурьевская (ныне Атырауская), Актюбинская, Западно-Казахстанская, Мангышлакская (ныне Мангистауская), Целиноградская (ныне Акмолинская), Чимкентская (ныне Туркестанская), Уральская (ныне Западно-Казахстанская), Кустанайская области. Так, на территории Южного Казахстана было произведено два ядерных «мирных» взрыва мощностью более шести килотонн «с целью глубинного сейсмического зондирования Земли»: «Меридиан-2» — 230 км юго-восточнее города Джезказгана и «Меридиан-3» — 90 км юго-западнее города Туркестана.

Если говорить о других регионах республики, то например в районе села Азгир в Курмангазинском районе Гурьевской (ныне Атырауская) области было проведено 17 ядерных взрывов мощностью от 1 до 103 килотонн «для отработки технологии создания полостей в соляных пластах». Как минимум, три взрыва были мощностью от 30 до 80 килотонн были проведены в Мангышлакской (ныне Мангистауская) области — с характеристикой «взрыв в скважине для создания провальных воронок для водохранилищ и решения вопросов инженерной сейсмологии». Целых семь взрывов мощностью от 6 до 15 килотонн были произведены в скважинах Уральской (ныне Западно-Казахстанская) области, которые предназначались «для создания полостей в массиве каменной соли с целью хранения газа». В Актюбинской области, в Эмбе-5 и Байганинском районе тоже производили «мирные ядерные взрывы» в скважинах «с целью глубинного сейсмического зондирования Земли», не предупреждая людей о них.

Карта мест проведения только «мирных ядерных взрывов» в СССР

Вполне закономерны вопросы: что собой представляет «мирный ядерный взрыв» и каковы его последствия для населения и земной поверхности? МЯВ производились, согласно официальной информации, «для интенсификация добычи нефти, создания плотин, каналов, водохранилищ, получения трансурановых элементов«. Порой эти взрывы использовались для успешной закупорки фонтанирующих нефтегазовых скважин при аварийных ситуациях.

Но международные эксперты-ядерщики не исключают использования этих взрывов в военно-исследовательских целях. Да и по данным различных научных источников, так называемые «мирные ядерные взрывы» приводят к вторичным геологическим, геохимическим, радиохимическим, радио-биологическим процессам, длительностью от нескольких минут до нескольких сотен и даже тысяч лет. Применительно якобы «сейсмозондирования» — до сих пор материалы сейсморазведки с использованием МЯВ так до конца и не обработаны за более чем полвека. Очевидно, они проводились явно не для решения тех задач, которые декларировались. Причем, по мнению многих научных авторитетов, радиоактивное загрязнение было, есть и может нарастать со временем, проявляясь на все более далеком расстоянии от мест взрыва. Иными словами, мы, наследники канувшего в лету СССР, уже живем в постапокалиптическом мире, сами того не подозревая о том, где и как нам аукнутся эти «подводные камни» былых ядерных канонад.

«Гнев и боль душила людей». Движение «Невада-Семипалатинск»

«Очень часто по воскресеньям, мы наблюдали, как у нас люстры и порой мебель ходила ходуном. Успокаивали себя тем, что это учения в военных частях. А оказалось, что рядом с нами находился и функционировал, секретный, четвертый по мощности полигон, где проводили испытания ядерного оружия, которое впоследствии повлияли на здоровье тысячи людей и разрушили инфраструктуру региона», — делится воспоминаниям жительница Семея Жанна Жибраева, президент ОФ «Центр Семьи» и участница движения «Невада-Семипалатинск».

По ее словам, жители Семипалатинска не догадывались о проводимых испытаниях, однако людей, проживавших в сельской местности, в частности Абайском и Бескарагайском районах, где то частично и поверхностно предупреждали о готовящихся «учениях». Среди населения возникли различные слухи и домыслы, но достоверной информации о том, что на самом деле происходит в закрытом городе Курчатов не было.

«Я видела, что обеспокоенность присутствовала, потому что постепенно информация распространялась среди населения и доходила до общественности. И о том, что рядом происходит что-то страшное обсуждалась повсеместно. Но открыто об этом никто не говорил», — поделилась она.

«Перестройка» и политика гласности, начавшиеся с весны 1985 году в Советском союзе и во внутриполитической жизни КазССР, вызвали рост народной инициативы и подъем национального самосознания в Казахстане. Отправной точкой в вопросе закрытия полигона стало выступление кандидата в народные депутаты СССР первого секретаря правления Союза писателей Казахстана Олжаса Сулейменова, где первым пунктом его предвыборной программы было запрещение ядерных испытаний и закрытие Семипалатинского полигона. 28 февраля, на следующий день после прямого эфира писателя, на стихийном митинге у здания Союза писателей в Алматы Сулейменов объявил о создании антиядерного движения «Невада-Семипалатинск», членами которого стали 2,5 миллиона казахстанцев в течение одной недели.

После того, как информацию о полигоне предали огласке, рассказывает общественный деятель Жанна Жибраева, то повсеместно в коллективах начали самоорганизовываться ячейки «Невады-Семипалатинск». Тогда не было специальных удостоверений, о своей решимости быть участником движения люди писали на обычных плакатах и ставили свои подписи.

«Конечно, все были очень возмущены и обеспокоены, многие приезжали к колючей проволоке, которой был огражден город Курчатов, с плакатами и требованиями закрыть полигон. Стали проводиться акции и марши мира, митинги протеста. Гнев и боль душили людей», — вспоминает Жибраева.

Участники акции антиядерного движения «Невада-Семипалатинск», архивное фото

Одна из знаковых акций, по ее словам, объединившая всю область проходила в Абайском районе, недалеко от села Карааул. Активисты движения — старики, молодежь, мужчины и женщины с маленькими детьми на руках шли по степи к специальному месту. Каждый из них нес с собой камень, чтобы бросить его там и тем самым сказать «Нет полигону!».

«Когда родители несли своих детей-жертв испытаний — на это было больно смотреть. И было больно видеть пожилых людей, которые шли под палящим солнцем, с трудом взбираясь на холмы. Никто их не заставлял приезжать туда, но они приехали, чтобы выразить свой протест. Вот такая атмосфера была тогда», — отмечает общественница.

Участники антиядерного движения «Невада-Семипалатинск», архивное фото

Олжас Сулейменов: «Запрет ядерное оружие могли уже в 1991 году»

27 августа 2021 года поэт и дипломат Олжас Сулейменов, ставший главой глобального антиядерного движения, которое впоследствии привлекло в своим компаниям тысячи людей, а его члены приняли участие в мирных маршах протеста в Казахстане, России, США и Японии, рассказал на онлайн-конференции «Невада-Семипалатинск»: они были первыми» о том, как используя общественную и парламентскую дипломатию еще в 1991 году, можно было добиться полного запрета на ядерное оружие в мире.

«Недавно мне задали вопрос иностранные журналисты о том, как состоялось решение закрыть полигон. Я сказал, что такое решение вынесло не правительство Советского Союза или правительство Казахстана. Так решил наш народ, население при полигонных областей — Семипалатинской, Карагандинской и Павлодарской, которые собрались 28 февраля 1989 года возле здания Союза писателей в Алматы и организовали митинг, на котором было создано наше антиядерное движение «Невада-Семипалатинск». Почему не просто «Семипалатинск»? Потому что мы поняли, что все полигоны, которые существуют на земле между собой как сиамские близнецы — взаимозависимы. Если заболеет один, то, конечно, не поздоровится и другому. Поэтому два крупных полигона в Неваде и Семипалатинск мы объединили в одно название», — рассказал он.

Олжас Сулейменов отметил, что антиядерному движению удалось остановить 11 из запланированных 18 взрывов на тот год, седьмой — последний взрыв прогремел 19 октября 1989 года.

«Два года полигон молчал, до 29 августа 1991 года, когда по настоянию народа наше правительство закрыло уже неработающий полигон официально. Мы намеренно назвали эту дату, потому что 29 августа 1949 года полигон начал работать. Эта дата уже стала важной и символической, потому что после этого начали закрываться и другие полигоны. Через год остановился полигон Невады, а следом за ним Муруроа в тихом океане и наконец-то в 1996 году замолчал китайский полигон. И мы можем сказать, что свою программу на тот момент мы выполнили, но самая главная часть остается нерешенной», — поделился Сулейменов.

Активисты движения требовали и были уже близки к тому, чтобы великие державы заключили договор о полном запрещении ядерного оружия.

«Это могло состоятся уже в 1991 году, когда мы в начале года создали глобальный антиядерный альянс и первую конференцию провели в Нью-Йоркской штаб-квартире ООН. На этой конференции мы постановили, что вначале необходимо провести межпарламентский референдум, чтобы каждая из 200 стран ответила на один вопрос: «Нужно ли человечеству ядерное оружие?». И первым парламентом, который собирался ответить был наш Верховный совет СССР, многие советские депутаты тогда были и членами движения «Невада-Семипалатинск». И оставалось только по-настоящему провести межпарламентский референдум и, я уверен, что в итоге нас бы поддержали и американцы, потому что в тот день после этого группа, в составе которой было два советских депутата, два американских конгрессменов и двое сенаторов, а также два английских парламентария, полетели на одном самолете по трем адресам сразу. Вначале мы залетели в Москву и встретились с Михаилом Горбачевым, доложили о программе глобального антиядерного альянса, в тот же день вылетели в Лондон, но Маргарет Тэтчер уже не было и тогда мы доложили о наших целях министру обороны Англии, а после этого вылетели в Вашингтон», — вспоминает Сулейменов.

Однако, по его словам, в «Белом доме» оказалось, что Буш находился в командировке и они встретились с его военным советником, которому тоже доложили обстановку.

«Уже выходя от президентского советника — в коридоре — мы встретили Буша и там уже донесли и до него нашу программу. Складывалось к тому, что в 1991 году мы проведем этот межпарламентский референдум, который должен был пройти под лозунгом: «Избиратели мира против ядерной войны», потому что мы тогда в Советском Союзе поверили в силу избирателя, был пережит нами такой миг демократии. Но уже в августе 1991 года произошло то, после чего Советский Союз развалился. Наше движение продолжает заниматься этой деятельностью, но уже не с такими темпами и ускорением, но мы не забываем о том, что ядерное оружие должно быть уничтожено. Иного выхода у мира нет», — рассказывает о тех событиях поэт и глава движения.

Фото: @Roman Nefedov

Если говорить в целом, то движение «Невада-Семипалатинск» заложило основу антиядерной энергетической политики независимой Казахстана на глобальном уровне. С момента обретения независимости республика была последовательным сторонником ядерного разоружения и строго соблюдения договора о нераспространении ядерного оружия.

По инициативе Казахстана в 2006 году в Семипалатинске был подписан исторический договор, согласно которому вся Центральная Азия стала свободной от ядерного оружия. Сейчас эта территория самая большая зона в северном полушарии свободная от ядерного оружия.

На 70-й годовщине генеральной ассамблеи ООН в сентябре 2015 года первый президент Казахстана призвал все государства сделать мир без ядерного оружия главной целью человечества в XXI веке. Казахстан предложил создать глобальный альянс лидеров за ядерную безопасность и принять резолюцию ООН за мир свободный от ядерного оружия.

В 2012 году республика запустила проект «Атом» — это глобальная кампания по превращению ядерных испытаний и повышению осведомленности общественности по вопросам ядерной безопасности. А его почетный посол Карипбек Куюков вдохновляет людей во всем мире, которые хотят сделать ядерные испытания пережитком прошлого, подписать онлайн-петицию с призывом полностью выполнить договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

«Вопросы безопасности». Ядерное настоящее и будущее Казахстана

Сейчас Казахстан считается одним из мировых лидеров движения по запрещению ядерного оружия. После распада Советского союза в начале 1990-х годов, страна также отказалась от своего ядерного арсенала, четвертого по размерам на тот момент в мире, став активным приверженцем ядерного нераспространения.

Когда Семипалатинский полигон был закрыт, перед республикой встал вопрос, как обеззаразить землю и что делать с тем, что осталось на его территории. Для решения этой и других проблем в Курчатове создан Национальный ядерный центр, который обладает квалифицированными кадрами, специализированными лабораториями и современным оборудованием.

Директор филиала «Институт радиационной безопасности и экологии» РГП «Национальный ядерный центр РК» Асан Айдарханов рассказывает, что и сейчас семипалатинский испытательный полигон привлекает интерес как международного сообщества, так и жителей страны. Его ежегодно посещают десятки делегаций. Интерес вызывает как история полигона — масштабы проведенных испытаний, так и результаты исследований, проведенных на нем.

«Если говорить о состоянии полигона в настоящий момент, то мы основываемся на результатах комплексного экологического обследования территории Семипалатинского испытательного полигона, которые были завершены в этом году, в год 30-летия закрытия полигона. По результатам комплексного экологического обследования установлено, что наиболее радиоактивно-загрязненными объектами на территории площадок бывшего СИП являются эпицентральные зоны, то есть те участки, на которых непосредственно проводились ядерные испытания. Более подробная информация будет представлена в научных публикациях и отчетах по итогам комплексного обследования территории», — отмечает Асан Айдарханов.

По его словам, проведенные исследования позволили дать радиоэкологическую характеристику всей территории полигона. Определены уровни содержания радионуклидов во всех природных средах — почве, воде, воздухе, растениях, животных. Даны прогнозные оценки развития радиоэкологической ситуации. Всего было отобрано и проанализировано более 30 000 образцов окружающей среды, проведены десятки тысяч радиометрических измерений, обследована огромная территория, сравнимая по размерам с рядом европейских государств.

«На основании этих результатов определены территории, безопасные для проживания людей и ведения хозяйственной деятельности, которые можно вывести из состава полигона и передать в хозяйственный оборот и территории, которые будут находиться под контролем еще много лет. Уровень проводимых исследователей очень высок, а его результаты получили высокую оценку экспертных групп Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и ведущих радиоэкологических центров мира», — делится ученый.

Он отметил, что полученная информация дает понимание текущих проблем и перспектив полигона и позволяет ставить новые задачи, нацеленные на дальнейшее улучшение ядерной и радиационной безопасности.

«Это позволило нам сформировать комплексный научно-обоснованный план первоочередных мероприятий по практической реализации приведения территории Семипалатинского испытательного полигона в безопасное состояние и развития его инфраструктуры», — говорит директор филиала «Институт радиационной безопасности и экологии» центра.

Но полигон, остыв от ядерных пожарищ, продолжает иметь повышенное значение и для науки.

«Мы имеем дело уже с последствиями. И наша задача обеспечить радиационную безопасность для населения. В тоже время было бы неразумно не использовать данную территорию в научных и иных целях. По сути, это уникальная природная лаборатория, которая позволяет видеть нам как будет развиваться радиационная обстановка с течением времени в случае радиационной аварии. Поэтому она и привлекает внимание зарубежных специалистов, которые проводят с нами совместные исследования», — подчеркнул Айдарханов.

Вклад Казахстана в дело нераспространения ядерного оружия

Как отмечает, в свою очередь, первый заместитель директора филиала Института атомной энергии РГП «Национальный ядерный центр РК» Виктор Бакланов, Национальный ядерный центр является одним из наиболее успешных научных предприятий Казахстана, так как спектр решаемых вопросов достаточно широк: это развитие атомной энергетики, технологий управляемого термоядерного синтеза, радиационная экология Казахстана и Семипалатинского полигона, поддержка режима нераспространения, а также подготовка кадров и информационная поддержка атомной отрасли.

«Если говорить о развитии атомной энергетики. То здесь, у нас, во-первых, самая крупная в Казахстане и уникальная экспериментальная база, которая включает в себя два исследовательских ядерных реактора, экспериментальные стенды и установки, хранилище источников ионизирующего излучения, РАО (радиоактивные отходы), ОЯТ (отработанное ядерное топливо), казахстанский материаловедческий токамак КТМ и, во-вторых — специалисты высокой квалификации», — говорит Виктор Бакланов.

Так, по его словам с начала создания НЯЦ РК реализует научно-техническую программу «Развитие атомной энергетики в РК», которая направлена на получение актуальных, научно-обоснованных данных в сфере повышения безопасности и эффективности ядерной энергетики, разработки ядерных и радиационных технологий и материалов, обеспечения радиационной, экологическая и сейсмической безопасности объектов атомной отрасли.

«Успешность реализации программы, большой объем значимых научных результатов, наработанные компетенции — позволяют нашей стране входить в число тех стран, которые способны самостоятельно проводить исследования по фундаментальным и прикладным аспектам атомной энергетики, на равных сотрудничать с странами имеющими развитую атомную энергетику», — говорит он.

Кроме того, отмечает Виктор Бакланов, сегодня наши знания и умения, созданная экспериментальная база широко востребованы в научном мире и получили широкое международное признание. Нашими постоянными партнерами являются ведущие международные организации Японии, США, России, Франции, Бельгии, Беларуси и других стран.

«Если говорить более подробно, то были получены, уникальные результаты в выполнении научно-исследовательских работ в области безопасности атомной энергетики. В данном направлении, на протяжении более 25 лет мы сотрудничаем с японскими научными организациями: Агентством по атомной энергии Японии (JAEA), TOSHIBA и Marubeni Utility Services, Ltd. Мы реализовали и реализуем в настоящее время уникальные проекты, результаты которых получили международное признание», — говорит ученый.

К примеру, по его словам, совместно с JAEA казахстанцы успешно реализуют экспериментальную программу по проекту EAGLE-3 по поиску путей для смягчения последствий тяжелых аварий с плавлением активной зоны реактора на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем — реактора, который разрабатывает Япония.

Также совместно с французским комиссариатом по атомной энергии и альтернативным энергоисточникам казахстанскими учеными реализуется проект SAIGA. Цель проекта — изучение поведения топливной сборки реактора ASTRID в условиях аварии с потерей расхода теплоносителя. ASTRID — это создаваемый в настоящее время во Франции реактор на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем.

Необходимо отметить и многолетнее сотрудничество с ведущими российскими научными организациями. Так, совместный проект c АО «Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники имени Н. А. Доллежаля» направлен на проведение на экспериментальной базе казахстанского НЯЦ испытаний СНУП-топлива для новейшего опытно-демонстрационного реактора на быстрых нейтронах БРЕСТ ОД-300, который создается в рамках российской программы «Прорыв».

«Еще одним направлением работ в поддержку режима нераспространения и повышения ядерной безопасности является снижение использования высокообогащенного урана. В этом направлении НЯЦ РК с 2010 года при поддержке DOE США и Аргоннской национальной лаборатории выполняет проект по конверсии двух своих исследовательских реакторов. Его главная цель — это снижение обогащения топлива реакторов ИВГ.1М и ИГР с 90% до 19,75% по U-235 (уран-235). По итогам работ, в соответствии с требованиями МАГАТЭ, будет снижено обогащение топлива исследовательских реакторов НЯЦ РК до уровня ниже 20%. Это станет еще одним вкладом Казахстана в дело нераспространения ядерного оружия», — подчеркнул Бакланов.

Подытоживая, можно сказать, что сдерживание распространения ядерного оружия является приоритетом номер один для Казахстана, который на собственном опыте ощутил последствия ядерных испытаний и добровольно отказался от своих ядерных арсеналов. Наша страна была одной из первых республик СНГ, присоединившихся к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и Договору о запрещении ядерного оружия.

Мирный АТОМ | Page 69

Сегодня, 8 июня, на площадке Сибирского химкомбината с участием большого числа специалистов, экспертов и гостей, в том числе присоединившихся по видеоконференцсвязи из России и других стран, будет залит первый бетон в основание принципиально нового атомного энергоблока «Брест» — с реактором на быстрых нейтронах и свинцовым теплоносителем.

Этого события ждали давно, о самом проекте под названием «Прорыв» много говорили и со всех сторон обсуждали его на российских и международных научно-технических форумах. И наконец пришел день, чтобы дать старт уже практическому сооружению ключевого объекта новой технологической платформы ядерной энергетики — энергоблока с реакторной установкой БРЕСТ-ОД-300.

О том, как зарождалась и созревала идея так называемой двухкомпонентной атомной энергетики и какие глобальные задачи она призвана решить, в интервью «РГ» рассказал научный руководитель проектного направления «Прорыв», профессор Евгений Адамов. По его словам, для ядерной энергетики в её привычном, нынешнем исполнении нужно открыть второе дыхание. Но само собой это не произойдётйдет.


Полностью: Первый бетон в основание реактора «Брест» зальют в канун Дня России
Росатом начал строительство энергоблока с реактором на быстрых нейтронах БРЕСТ-ОД-300. Это прорыв
Ввод в эксплуатацию Опытного демонстрационного энергокомплекса, в состав которого войдет инновационный реактор, намечен на 2029 г.

Северск, Томская область, 8 июн — ИА Neftegaz.RU. Росатом на площадке Сибирского химического комбината (СХК, входит в топливную компанию Росатома ТВЭЛ) в г. Северск Томской области приступил к строительству атомного энергоблока с инновационным реактором на быстрых нейтронах БРЕСТ-ОД-300.
Торжественная церемония заливки первого бетона в фундаментную плиту, символизирующей начало строительства, состоялась 8 июня 2021 г.
В церемонии приняли участие губернатор Томской области С. Жвачкин, гендиректор Росатома А. Лихачев, президент НИЦ Курчатовский институт М. Ковальчук и др.
Видеоприветствия прислали президент РАН А. Сергеев, гендиректор МАГАТЭ Р. Гросси и гендиректор Агентства по ядерной энергии ОЭСР (NEA) У. Мэгвуд.

Энергоблок с реактором БРЕСТ-ОД-300 строится на базе СХК в рамках стратегического проекта Прорыв, направленного на создание новой технологической платформы атомной отрасли с замкнутым ядерным топливным циклом.
БРЕСТ-ОД-300 представляет собой реактор со свинцовым теплоносителем и смешанным нитридным уран-плутониевым топливом, оптимальным для реакторов на быстрых нейтронах.
Установленная мощность реактора составит 300 МВт.
Преимуществом реакторов на быстрых нейтронах является способность эффективно использовать для производства энергии вторичные продукты топливного цикла (в т.ч. плутоний).
При этом за счет высоким коэффициентом воспроизводства, реакторы на быстрый нейтронах могут производить больше потенциального топлива, чем потребляют, а также дожигать (утилизировать с выработкой энергии) высокоактивные трансурановые элементы (актиниды).
Реактор БРЕСТ-ОД-300 будет обеспечивать себя основным энергетическим компонентом — плутонием-239 — сам, воспроизводя его из более распространенного изотопа урана-238, по сравнению с используемым в тепловых реакторах ураном-235.

Строящийся энергоблок с реактором БРЕСТ-ОД-300 станет частью Опытного демонстрационного энергокомплекса (ОДЭК).
ОДЭК представляет собой кластер перспективных ядерных технологий и включает 3 уникальных взаимосвязанных объекта:

  • модуль по производству (фабрикации/рефабрикации) уран-плутониевого ядерного топлива,
  • энергоблок БРЕСТ-ОД-300,
  • модуль по переработке облученного топлива.
Таким образом, впервые в мировой практике на одной площадке будут построены АЭС с быстрым реактором и пристанционный замкнутый ядерный топливный цикл.
Облученное топливо (плутоний и обедненный уран) после переработки будет направляться на рефабрикацию (повторное изготовление свежего топлива), тем самым обеспечив практически полную автономность и независимость ОДЭК от внешних поставок энергоресурсов.
Также реализация проекта позволит решить проблему накопления отработавшего ядерного топлива (ОЯТ).

Планируется, что реактор БРЕСТ-ОД-300 должен начать работу в 2026 г.
К 2023 г. предстоит освоить производственный комплекс по выпуску топлива.
Сооружение модуля переработки облученного топлива предполагается начать к 2024 г.
Ввод ОДЭК в эксплуатацию намечен на 2029 г.
В перспективе Росатом планирует масштабировать ОДЭК в размерах страны, а в 2030-2040 гг. — установка может стать объектом экспорта.

В Томской области начато строительство первого в мире атомного энергоблока нового поколения БРЕСТ

© tomsk.gov.ru

В Северске на площадке «Сибирского химического комбината» (СХК) госкорпорации «Росатом» стартовало строительство первого в мире энергоблока нового поколения БРЕСТ-ОД-300. В торжественной обстановке с участием руководства российской атомной отрасли началась заливка первого бетона в фундамент.
Энергоблок установленной электрической мощностью 300 МВт войдет в состав опытно-демонстрационного энергетического комплекса (ОДЭК), который возводят на СХК в рамках отраслевого проекта «Прорыв», реализуемого с 2010-х годов. Ожидается, что реактор БРЕСТ начнет работу во второй половине 2020-х годов.
Аббревиатура БРЕСТ имеет двойное толкование: это название реакторной установки на быстрых нейтронах со свинцовым теплоносителем и одновременно обозначение концепции «быстрого» реактора, обладающего свойством естественной безопасности, когда аварии типа Чернобыля и Фукусимы будут в принципе невозможны.
ОДЭК, помимо реактора БРЕСТ, включает в себя комплекс по производству так называемого смешанного нитридного уран-плутониевого ядерного топлива для реактора, а также комплекс по переработке отработавшего топлива. В результате получится пристанционный замкнутый ядерный топливный цикл, что даст возможность на одной площадке не только вырабатывать электричество, но и готовить из топлива, выгружаемого из реактора, новое

© ria.ru

Лежащие в основе ОДЭК технологии одновременно позволят решать ключевые сырьевые и экологические задачи атомной отрасли, а также укрепить режим нераспространения. И все это завязано на обеспечение конкурентоспособности с другими видами генерации. БРЕСТ — не единственно возможная, но первая концепция, отвечающая совокупности требований крупномасштабной атомной энергетики по безопасности и экономике и направленная на решение задач устойчивого развития.

© tomsk.gov.ru

Создало реактор предприятие «Росатома» «Ордена Ленина Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники имени Доллежаля» (НИКИЭТ). Новый атомный «энергокомплекс будущего» строится там, где в конце 1950-х годов заработала первая отечественная промышленная атомная электростанция (Сибирская АЭС) — она начиналась с реактора ЭИ-2, сконструированного под руководством академика Николая Доллежаля. БРЕСТ — прототип реактора на быстрых нейтронах БР-1200 также со свинцовым теплоносителем, который, в свою очередь, станет основой коммерческого энергоблока большой электрической мощности порядка 1200 МВт.

© tomsk.gov.ru

Для справки:
Российская отраслевая стратегия предполагает создание двухкомпонентной атомной энергетики с реакторами на тепловых и быстрых нейтронах и замкнутым ядерным топливным циклом. ОДЭК возводится в рамках стратегического проектного направления «Прорыв» Госкорпорации «Росатом», направленного на создание новой технологической платформы атомной энергетики. Она предполагает широкое внедрение технологий рециклинга ядерных материалов. Это позволит не только многократно расширить сырьевую базу атомной энергетики, но и решить вопросы накопления отработавшего топлива и ядерных отходов — повторно использовать продукты переработки ОЯТ вместо хранения, радикально снизить объемы образования и активность отходов.Преимущество реакторов на быстрых нейтронах — способность эффективно использовать для производства энергии вторичные продукты топливного цикла (в частности, плутоний). При этом обладая высоким коэффициентом воспроизводства, «быстрые» реакторы могут производить больше потенциального топлива, чем потребляют, а также «дожигать» (то есть утилизировать с выработкой энергии) высокоактивные трансурановые элементы (актиниды). Реактор БРЕСТ-ОД-300 будет обеспечивать себя основным энергетическим компонентом — плутонием-239 — сам, воспроизводя его из изотопа урана-238, которого в природной урановой руде содержится более 99% (в настоящее время для производства энергии в тепловых реакторах используется уран-235, содержание которого в природе — около 0,7%). Ожидается, что внедрение таких технологий повысит эффективность использования природного урана.
https://www.tom…t/view/id/73105
https://www.ros…h-brest-od-300/

Источник: «Росатом» начал строить уникальный реактор БРЕСТ в Томской области

Правительство США наконец решает серьезно отнестись к вымогателям

Будьте в курсе последних событий в области технологий, науки, культуры, развлечений и многого другого, подписавшись на наш канал Telegram здесь.


Все, что для этого потребовалось, — это фундаментальный сбой в поставках топлива в стране и угроза для мяса, но Министерство юстиции США, наконец, собирается всерьез относиться к программам-вымогателям. Или, по крайней мере, серьезнее.

Так сообщает агентство Reuters, которое в четверг отметило, что Министерство юстиции «поднимает расследования атак с использованием программ-вымогателей до уровня, аналогичного терроризму».«Этот шаг, в частности, будет включать в себя координацию действий по реагированию на программы-вымогатели с единой целевой группой в Вашингтоне, округ Колумбия,

.

Ransomware — это форма цифрового вымогательства, которая включает в себя шифрование файлов жертвы с последующим предложением ключа дешифрования по цене, обычно выплачиваемой в криптовалюте.

Новости

в четверг были хорошо восприняты экспертами в области кибербезопасности. Крис Кребс, бывший директор Агентства кибербезопасности и безопасности инфраструктуры Министерства национальной безопасности (который, как известно, был уволен из-за твита), назвал усилия Министерства юстиции шагом в правильном направлении.

«Это верный признак того, что мы серьезно относимся к борьбе с программами-вымогателями», — написал он в четверг. «Еще многое предстоит сделать, но изменение направления — это хорошо».

Это положительный признак того, что мы серьезно относимся к борьбе с программами-вымогателями. Еще многое предстоит сделать, но изменение направления — это хорошо. https://t.co/t7yPF67ZsB

— Крис Кребс (@C_C_Krebs) 3 июня 2021 г.

Джеки Сингх, бывший старший сотрудник отдела кибербезопасности в кампании Байдена, объяснил, что означает шаг Министерства юстиции на практике.

«Централизация данных и уточнение структуры отчетности означает более эффективный обмен информацией между разрозненными агентствами по теме, которая приобретает все большее значение и осознает риск, в первую очередь из-за сбоев в работе Colonial Pipeline, но также на основе сотен инцидентов с программами-вымогателями, которые создают все возрастающие угрозы. американцам «, — написала она в прямом сообщении.

По словам Сингха, это может существенно повлиять на распространение программ-вымогателей.

СМОТРИ ТАКЖЕ: Флеш с биткойнами, хакерская группа, стоящая за атакой Colonial Pipeline, заявляет, что это сделано

«Этот шаг может позволить Белому дому и дипломатам в Государственном департаменте разработать более эффективные геополитические меры реагирования на иностранное преступное кибер-вторжение.«

На что мы можем только надеяться, поскольку программы-вымогатели продолжают опустошать компании по всему миру.

Следите за Mashable SEA в Facebook, Twitter, Instagram и YouTube.

Чем текущие правила отслеживания отличаются от Приказа

2009 г.

Нью-Дели: Решение правительства NDA-II от 20 декабря 2018 года предоставить полномочия 10 центральным агентствам отслеживать «любой» компьютер, который они хотят, произвело всеобщий фурор — поскольку оно имело некоторые ключевые отличия от приказа, изданного затем правительство УПА в 2009 году.

В решении, которое имело широкие последствия — и широко критиковалось со стороны оппозиционных партий, Министерство внутренних дел разрешило 10 разведывательным и следственным агентствам и полиции Дели перехватывать, отслеживать и расшифровывать «любую информацию», созданную, передаваемую, полученную или хранимую на «любом компьютере». ».

Он возложил полномочия на агентства в соответствии с разделом 69 Закона об информационных технологиях 2000 г. и правилом 4 Правил о процедурах и гарантиях информационных технологий для перехвата, мониторинга и дешифрования информации, 2009 г.

Десять агентств — это разведывательное бюро, бюро по контролю над наркотиками, правоприменительное управление, центральный совет по прямым налогам, управление налоговой разведки, центральное бюро расследований, национальное агентство расследований, секретариат кабинета министров (RAW), Управление разведки сигналов (только для районов обслуживания Джамму и Кашмира и северо-восток) и комиссар полиции Дели.

Это означает, что не только звонки или электронные письма, но и любые данные, обнаруженные на компьютере, могут быть перехвачены, говорится в отчете, добавляя, что агентства также будут иметь право конфисковать устройства.

Раньше у IB не было возможности захватывать устройства, но теперь это возможно.

В уведомлении четко указано, что любой подписчик или поставщик услуг, отвечающий за любой компьютерный ресурс, обязан предоставить этим агентствам все возможности и техническую помощь.

Если какое-либо физическое или юридическое лицо откажется от сотрудничества, ему грозит «семь лет тюрьмы и штраф».

Основное различие с порядком эры УПА заключалось в разрешении, которое требовалось агентствам для таких действий.

«Никто не должен осуществлять перехват, мониторинг или дешифрование любой информации, созданной, переданной, полученной или хранимой на любом компьютерном ресурсе в соответствии с подразделом (2) статьи 69 Закона, кроме как по приказу компетентного органа. .

«При условии, что в неизбежных обстоятельствах такой приказ может быть отдан офицером не ниже ранга Совместного секретаря правительства Индии, который был должным образом уполномочен компетентным органом», — говорится в приказе от 2009 г. Министр П.Чидамбарам.

«Перехват, мониторинг или дешифрование любой информации, созданной, переданной, полученной или сохраненной на любом компьютерном ресурсе, может осуществляться с предварительного согласия руководителя или второго по старшинству сотрудника службы безопасности и правоохранительных органов (далее именуемого в качестве указанного охранного агентства) на центральном уровне и уполномоченного в этом имени офицера не ниже ранга генерального инспектора полиции или офицера аналогичного ранга на уровне штата или союзной территории », — говорится в сообщении.

Таким образом, предыдущий приказ не давал агентствам свободы действий.

Приказ Министерства внутренних дел от 2018 года также не предусматривает какого-либо мониторинга в реальном времени чрезмерного количества пользователей компьютеров или сетей. Тем не менее, после того, как приказ был опубликован, создалось впечатление, что теперь у правительства будут все подробности того, что человек делает на своем телефоне и компьютере.

В Индии крупные спецслужбы, такие как IB и RAW, действуют без законодательного или парламентского надзора.Система в целом выдает десятки тысяч приказов о прослушивании каждый месяц, и в таких штатах, как Уттар-Прадеш, местная полиция прибегает к просмотру тысяч записей данных о звонках для отслеживания мелких преступлений.

Вскоре после того, как в декабре 2018 года было выпущено уведомление, Чидамбарам заявил, что разрешение на электронное слежение разрушит «структуру свободного общества».

Коммунистическая партия Индии, лидер марксистов Ситарам Йечури, назвал это «вопиющим нарушением» недавнего решения Верховного суда о предоставлении конституционного права на неприкосновенность частной жизни всем индийцам.

Но дело в том, что основное законодательство — поправки, внесенные в Закон об информационных технологиях 2000 года — было принято 10 лет назад правительством под руководством Конгресса, которое было поддержано CPI-M.

Эти поправки были приняты парламентом без обсуждения или каких-либо серьезных протестов со стороны тогдашних оппозиционных партий, таких как БДП.

В Индии центральное правительство и правительства штатов могут целенаправленно отслеживать граждан и перехватывать информацию с помощью двух различных правовых механизмов.

Первый — через Закон об индийском телеграфе, в частности раздел 5 (2) и правило 419A Правил (поправка) к индийскому телеграфу, 2007 г.

Второй — через поправки, внесенные в Закон об информационных технологиях в 2008 и 2009 годах, который был изменен в 2018 году. Двумя соответствующими частями являются Раздел 69 и Правило 4 Информационных технологий (Процедура и меры безопасности для мониторинга и сбора данных или информации о трафике) Правила.

Каждое законодательство разрешает перехват, сбор, мониторинг или дешифрование различных типов информации, а также позволяет осуществлять слежку разными способами в разных условиях.

В общих чертах, Закон о телеграфе касается традиционных телефонных звонков и связанных с ними коммуникаций, тогда как Закон об информационных технологиях касается электронной информации. Однако в связи с недавними технологическими скачками различия между обоими наборами регулирования довольно нечеткие.

Согласно Закону о телеграфе, даже уполномоченным агентствам, таким как IB или ED, требуется одобрение или приказ министра внутренних дел Союза или, в случае штата, секретаря министерства внутренних дел. Все приказы о прослушивании изучаются комитетом по проверке фактов, хотя эффективность этого процесса подвергается критике.

Правительство Моди настаивало на том, что тот же процесс применяется к электронному слежению в соответствии с Законом об ИТ и, следовательно, применяется к агентствам, которые были уведомлены в циркуляре от декабря 2018 года.

(IANS)

Сравнение инструментов для взлома Bluetooth | Расшифровка

TL; DR

Вам интересно, какой сканер Bluetooth лучший? Или какое программное обеспечение Bluetooth используется чаще всего? Мы тоже об этом задумывались. Мы изучили несколько, сравнили функции и возможности и обнаружили, что, хотя лучшим кажется Nordic Semiconductor nRF-51DK, существует ряд вариантов, которые дают хорошие результаты в различных ситуациях.Хорошая стратегия состоит в том, чтобы иметь несколько вариантов выбора, при этом сосредотачиваясь на том, что лучше всего подходит для данной ситуации.

Фон

Идея подхода к исследованию Интернета вещей с помощью зондирования и сниффинга Bluetooth двояка. Во-первых, просто убедитесь, что поверхность для атаки Bluetooth безопасна. Второй — помочь в других областях исследования IoT, таких как поиск точек ввода, которые могут помочь наметить векторы атак или определить, как происходит утечка информации об устройстве, что может позволить легко отследить человека или его новое дорогостоящее устройство IoT (или и то, и другое). ).

Duo Labs провела исследование нескольких устройств IoT, использующих Bluetooth, и, как и многие люди, мы остаемся ломать голову над тем, насколько хороши или плохи некоторые из инструментов тестирования. К сожалению, для безупречного выполнения каждого зонда и сканирования Bluetooth требуются большие вложения, поэтому большинству из нас остается выбор — найти лучший инструмент для работы.

Нет ничего более разочаровывающего, чем наличие непоследовательного инструмента тестирования или инструмента, который делает только одну вещь лучше, чем любой другой инструмент, при этом выполняя дополнительные задачи в лучшем случае посредственно.Найти согласованность при сканировании и зондировании сложно, и это отчасти связано с самой природой Bluetooth — это набор протоколов со скачкообразной перестройкой частоты, наложенных друг на друга, который передает данные с сигналом, намного более слабым, чем Wi-Fi.

В результате некоторые аппаратные средства в определенных средах не работают должным образом или постоянно. Некоторые аппаратные инструменты специально предназначены для работы только в определенных средах. А некоторые делают странные вещи, например, доставляют одну вещь — ту единственную вещь, которую вы хотели бы, чтобы каждый инструмент, который у вас был, тоже делал.

Итак, мы рассмотрели инструменты для нескольких различных областей:

  • Лабораторная работа , включая анализ и зондирование
  • Полевые работы , способные быстро находить цели ближнего и дальнего действия с использованием более сложного оборудования с большими антеннами
  • Возможность программирования , для серьезного хакера, проводящего серьезные эксперименты.

Мы немного коснемся платформ и инструментов, которые на них работают, и поговорим о том, какие инструменты лучше всего работают на какой платформе.Список выбора платформы не будет исчерпывающим, но должен охватывать достаточно, чтобы вы начали думать. Обычно мы определяем нашу общую стратегию для изучения этих инструментов с некоторыми рекомендациями, но в этом случае мы будем указывать на сильные и слабые стороны — с акцентом на сильные стороны с точки зрения хорошего инструмента, который может быть у исследователя. ящик для инструментов.

Ноутбуки

Прежде чем мы перейдем к приложениям на компьютере, нам нужно обсудить сам компьютер — предположим, что пользователи предпочтут ноутбук, а не настольную систему.Bluetooth по своей природе подразумевает мобильность, и наиболее целесообразно преследовать его через мобильную платформу. С проблемами Bluetooth и Wi-Fi вокруг Интернета вещей идея «полевых работ» имеет смысл, поэтому ваша платформа должна делать то же самое.

Вы можете использовать любую операционную систему (ОС), какую захотите — все в той или иной степени будут иметь ограничения.

ОС Pro Con
Окна — Зрелые драйверы — Большинство пакетов программного обеспечения высокого уровня ($$) поддерживаются только в Windows — Отсутствие качественного выбора бесплатных программ
macOS — Больше бесплатных программ, чем Windows — Многие программные утилиты являются портами, некоторые функции удалены или не поддерживаются для macOS
Linux — Большой выбор высококачественных утилит с открытым исходным кодом — Многие аппаратные решения лучше (или поддерживаются только) в версиях Linux — Отсутствие графических интерфейсов во многих утилитах — Отсутствие согласованных форматов вывода — Поддержка драйверов иногда отсутствует, что частично зависит от оборудования самого портативного компьютера

Только в программном обеспечении Linux выходит далеко вперед, особенно если вы хакер, работающий с командной строкой, но поддержка драйверов является проблемой.Это тот феномен, когда вы покупаете ноутбук HP или Dell с предустановленной Windows, а затем стираете его, чтобы установить Linux — только для того, чтобы обнаружить, что драйверы Linux для взаимодействия с оборудованием являются в некотором роде общими.

Драйверы для Windows обычно пишутся производителем портативных компьютеров, чтобы обеспечить безупречную работу с их оборудованием. Вы можете найти это для Linux, если купите свой ноутбук у компании, которая поставляет свое оборудование только с Linux и Linux и пишет свои собственные драйверы для своего оборудования.

Вот почему System 76 — такой отличный выбор, поскольку они разрабатывают и поддерживают свои собственные драйверы для Ubuntu, единственной операционной системы, с которой они поставляются. В результате их взаимодействие как с Bluetooth, так и с Wi-Fi очень качественное, а сомнительные беспроводные инструменты становятся намного более стабильными и полезными.

Рис. 1. System76 Galago Pro. Легкий с настраиваемыми драйверами для взаимодействия с их оборудованием.

Хотя это полностью личный выбор, мы считаем, что запуск Ubuntu на оборудовании, поддерживаемом производителем, — это надежный путь, и, судя по опыту использования всех трех операционных систем в исследовательских целях, это дает действительно стабильные результаты, особенно с Bluetooth.

Не поймите нас неправильно, на других ноутбуках могут быть функции, без которых вы не можете жить, например, особая клавиатура, которая может перевесить другие преимущества, но, говоря напрямую с Bluetooth и беспроводными протоколами в целом, вы можете оказаться в ногу с Linux в системе, разработанной с учетом Linux.

Несколько слов о Kali Linux: если вам нужна система всестороннего исследования / тестирования на проникновение, это достойный выбор, но имейте в виду, что выбор приложений для Kali больше ориентирован на тестирование на проникновение.Например, многие из утилит Bluetooth в Kali предназначены для атак и часто написаны для одного эксплойта (или класса эксплойтов), и многие из этих эксплойтов исправлены в современных системах.

Аппаратные устройства Bluetooth

Когда дело доходит до Bluetooth, существует множество достойных дополнительных устройств. Когда мы говорим о выборе дополнительного оборудования, мы обычно имеем в виду USB-устройства, которые предоставляют функции и возможности, которых нет у встроенного Bluetooth в вашем ноутбуке.Как уже говорилось ранее, мы не рекомендуем одно над другим; мы рекомендуем использовать несколько специализированных устройств. Если это звучит так, будто мы предлагаем более одного, то это потому, что вполне возможно, что вы пойдете именно в этом направлении.

Главное, что нужно иметь в виду, это то, что устройство должно поддерживать современный Bluetooth, поэтому, если вы увидите что-то вроде «Классический Bluetooth и Bluetooth с низким энергопотреблением» или версии 4.0 или более поздней, все должно быть в порядке. Оба «вкуса» были объединены с версией 4.0 спецификации Bluetooth, поэтому он должен поддерживать оба, если он полностью 4.0 или новее. На момент написания этой статьи большинство IoT, поддерживающих Bluetooth, также поддерживают 4.0 или новее.

Некоторые устройства IoT будут использовать LE, BLE, BTLE или другие варианты названия для «Bluetooth Low Energy» — но опять же, если ваше подключаемое устройство USB поддерживает 4.0 или более позднюю версию, все должно быть в порядке.

Если какое-либо устройство утверждает, что поддерживает Bluetooth 5.x, отлично — просто убедитесь, что были приложены дополнительные усилия, чтобы учесть некоторые нюансы 5.Версия 5 имеет более высокую скорость, другое использование батареи и т. Д., Поэтому убедитесь, что устройство действительно поддерживает 5 из прошивки, а не просто настроенное оборудование 4.x, которое не может в полной мере использовать что-то вроде более высокой производительности при меньшем использовании. власть.

Маленькие электронные ключи

Когда дело доходит до простых ключей, существует множество вариантов. Даже более старые, такие как SMK-Link Nano, вероятно, подойдут. Главный недостаток — отсутствие достойной поддержки в macOS и странная поддержка Windows.Начиная с Windows 8, в драйверы Bluetooth были внесены изменения, поэтому некоторые ключи будут работать нормально только в Windows 7, тогда как другие поддерживают только Windows 8 и новее. Если вы выберете Linux, большинство из них будут работать с обычными драйверами Bluetooth, такими как Bluez, и должны легко справляться с такими задачами, как сканирование.

Рисунок 2. SMK-Link Nano. Проверьте нижнюю часть своей компьютерной сумки, возможно, она у вас есть, не зная, как вы ее получили.

Донглы этого класса не лучший выбор для сниффинга, если только вы не используете Wireshark для сниффинга с ключа, когда вы используете инструмент для зондирования с тем же ключом.Базовые возможности беспорядочного сниффинга с этими ключами обычно отсутствуют. Их сильные стороны заключаются в их способности предложить немного лучшую производительность во время базового сканирования устройств Bluetooth в непосредственной близости; во всем остальном, вам повезет, если вы получите стабильные и стабильные результаты. Если вы не получаете от них лучшей производительности, чем оборудование Bluetooth, встроенное в ноутбук, вы можете пропустить его.

Устройства большего размера

Более стабильным устройством является Sena UD-100, которое является отличным USB-устройством.

Рис. 3. Sena UD100 с короткой антенной в комплекте.

Несмотря на то, что он поставляется с небольшой антенной, выбор некоторых аксессуаров, таких как диполь и патч-антенна, может значительно расширить диапазон действия устройства — например, патч-антенна может увеличить радиус действия до километра. Опять же, обратите внимание на ожидаемые драйверы в Windows, а в Linux проблем быть не должно.

Рис. 4. Эта дипольная антенна на UD100 обеспечивает дальность действия около полукилометра (прямая видимость).

Большим плюсом этой установки является то, что даже большая антенна (в отсоединенном состоянии) аккуратно помещается в сумку и значительно увеличивает радиус действия. Sena UD100 — надежное устройство USB Bluetooth, которое работает намного лучше, чем встроенное оборудование. И для сканирования, и для зондирования это рок-звезда. Однако самый большой минус в том, что он малозаметен. Ожидайте, что в кофейне к вам обратятся любопытные «нормальные», желающие узнать, что это такое (хороший отвлекающий ответ: «Беспроводная связь сломана, временное исправление, пока я не смогу доставить ее в магазин»).

Уберзуб

Для Ubertooth были проведены все презентации, и, хотя у него есть свои сильные стороны, у него есть и ограничения. Когда он работает, он работает прилично и помогает получить данные, которые обычно довольно сложно получить иным способом. Но добраться до этого пункта довольно сложно. Ожидайте отброшенных пакетов и большого количества перезапусков любой активности Bluetooth, которую вы пытаетесь захватить, потому что для получения полной картины того, что происходит с Bluetooth, потребуется некоторое терпение, особенно если вы попытаетесь обнюхать.

Как мы говорили ранее, Bluetooth работает путем скачкообразного переключения частот в определенном диапазоне или спектре. Ubertooth проходит через эту «погоню» в спектре с помощью программного обеспечения, и из-за различных факторов окружающей среды и несовпадения часов могут быть сброшены пакеты, и может произойти даже частичный или полный обмен, который Ubertooth полностью пропустит.

То, что он программируемый, определенно является плюсом, и все программные утилиты, включая прошивку, имеют открытый исходный код.Вы можете подключить более мощную дипольную антенну и увеличить радиус ее действия в полевых условиях, но, честно говоря, Ubertooth лучше всего работает в контролируемой лабораторной среде.

Nordic Semiconductor

Устройство Nordic Semiconductor nRF51-DK представляет собой довольно хороший передатчик и приемник Bluetooth, со способностями обнюхивания, работающими лучше, чем ожидалось. Как и Ubertooth, он является программируемым, но встроенная прошивка подходит для большинства хакерских операций, включая сниффинг.

Ассортимент ограничен, но качество высокое. Nordic Semiconductor поставляет множество микросхем и аппаратных решений для Интернета вещей, поэтому они, как правило, делают недорогое оборудование, чтобы помочь разработчикам тестировать свои творения.

Рис. 5. Nordic Semiconductor nRF51-DK. Эта вещь была создана как для серьезных разработчиков, так и для хакеров.

Хотя Ubertooth может иметь небольшое преимущество в отношении расстояния, это отличное USB-устройство для лаборатории. Из-за того, что множество дизайнеров и разработчиков создают устройства IoT и пишут программное обеспечение IoT для различных наборов микросхем, которые производит Nordic Semiconductor, поддержка этого устройства сообществом быстро растет.Ожидайте, что эта (и более новая модель на момент написания этой статьи, nRF52-DK) станет любимым выбором хакеров из-за широко открытой платформы.

Высококачественное оборудование

Мы не рекомендуем это делать, если вы серьезно не заядлый игрок и у вас огромный бюджет, но если вы готовы потратить деньги, вы можете получить идеальные записи Bluetooth. Например, Ellisys Bluetooth Explorer превосходен, но продается по цене 17 500 долларов США. Есть и другие компании, продающие высококачественные устройства, но вы поняли идею — 17 500 долларов — это отправная точка, и оттуда цены будут расти.

Рис. 6. Ellisys Bluetooth Explorer BEX400 одновременно выполняет сниффинг Bluetooth и Wi-Fi.

Почему эти высококачественные инструменты так дорого стоят? Потому что они так хорошо работают. Упомянутые нами донглы можно использовать для сниффинга, но они в основном преследуют сеанс Bluetooth, поскольку он передает сигнал в пределах спектра Bluetooth.

Высокопроизводительные устройства работают по-другому, просто захватывая сразу весь спектр Bluetooth, захватывая все.Для управления устройством и считывания записанных данных используется специализированное программное обеспечение, которое обычно работает только в Windows. Эти устройства созданы для лабораторных работ, но можно легко добавить более мощные антенны, и, если они соответствуют требованиям к питанию, это также можно считать отличным полевым устройством (некоторые высокопроизводительные модели даже продаются таким образом — построен как для лаборатории, так и для поля).

Программные средства

Все о командной строке

Для хакера Linux все дело в интерфейсе командной строки (CLI).Для Bluetooth существует множество инструментов CLI, и многие из них предоставляют полезную информацию, хотя не все из них обеспечивают вывод каким-либо согласованным образом.

Обычно это не проблема, когда вы исследуете и теребите одно устройство, но если вы пытаетесь просмотреть сразу несколько устройств (например, сканируете множество устройств в кафе), тогда вам нужно будет придумать некоторые сценарии и синтаксический анализ вывода, чтобы навести порядок в различных форматах вывода.

Вот ряд инструментов, обычно используемых исследователями (есть и другие, это выборка наиболее популярных из них, используемых в лабораториях, проверьте их основные страницы или запустите их с опциями -? Или —help для всех функций. ).

hcitool — Эта утилита может использоваться для сканирования из командной строки и получения важного MAC-адреса при подключении с другими инструментами.

gatttool — Включенный в библиотеку Bluez, это отличный инструмент для уточнения конкретных значений общего атрибута или характеристики GATT, как определено в спецификации Bluetooth.

ubertooth-btle — входит в состав программного обеспечения Ubertooth; из всех инструментов Bluetooth этот будет использоваться довольно часто. Прыгая и гоняясь по спектру Bluetooth, вы иногда получаете полный кусок трафика Bluetooth во время прослушивания с помощью этой утилиты. Не позволяйте BTLE-части вводить вас в заблуждение — все сопряжение происходит в Bluetooth 4.x с низким энергопотреблением, так что, по крайней мере, это отличный способ получить анализатор следа процесса сопряжения.Просто будьте готовы к многочисленным попыткам и некоторому терпению, и по завершении у вас будет хороший выходной файл в формате pcap для анализа.

Мобильные приложения на телефонах

Выполняя полевые работы, иногда задаешься вопросом, стоит ли вообще доставать ноутбук и настраивать электронные ключи. Иногда полезно иметь быстрый способ отслеживать трафик, и даже лучше, если он возвращает полезную информацию, что позволяет сэкономить время на том, на чем сосредоточиться после того, как вы достанете ноутбук.

Существует ряд бесплатных приложений для вашего телефона, которые помогут в этом.Некоторые бесплатные приложения дают неоднозначные результаты, но основная рекомендация для выбора — выбрать их разработчиком.

Есть ряд компаний, которые продают инструменты для создания различных приложений или устройств IoT (или и того, и другого), которые пишут достойные бесплатные приложения Bluetooth для тестирования с вашего телефона. Обычно они довольно высокого качества, поскольку предназначены для дополнения процесса разработки при использовании приобретенных ими продуктов.

Пара приличных из них, которые хорошо работают для исследователей в области безопасности, — это Light Blue Explorer от Punch Through и nRF Connect от Nordic Semiconductor.

Рис. 7. LightBlue Explorer от Punch Through в действии. Из вышесказанного видно, что это полезно для поиска необычных предметов. Это было снято в полете во время деловой поездки.

Рис. 8. Соединение nRF Connect от Nordic Semiconductor. Отличное приложение с приличными возможностями ведения журнала.

Использование Wireshark

Большая часть оборудования и даже некоторое программное обеспечение поставляется с плагинами Wireshark, которые компилируют и устанавливают их все. Хотя их слишком много, чтобы их можно было назвать и спланировать, есть некоторые общие правила, о которых следует помнить.

Прочтите документацию, но обратите внимание на дату. Многие инструменты содержат подробные инструкции и требования относительно того, какая версия исходного кода Wireshark вам понадобится для компиляции плагина, и, скорее всего, вы используете гораздо более новую версию Wireshark. Если инструкции старые и относятся к старой версии Wireshark, возможно, плагин включен в более новую версию Wireshark. Большинство плагинов компилируются без инцидентов с более новой версией Wireshark. Фактически, большинство из них будет компилироваться с пакетом разработки Wireshark для вашей версии Linux, например, wirehark-dev в Ubuntu.

Цель плагинов — просто интерпретировать необработанные пакеты Bluetooth внутри приложения Wireshark во что-то более читаемое, а поскольку с Bluetooth задействовано несколько протоколов, это помогает понять, что происходит.

Часто существует несколько различных способов обнюхивания Bluetooth — непосредственно в Wireshark и с помощью одного из инструментов командной строки.Например, Ubertooth включает вышеупомянутый ubertooth-btle, который позволяет захватывать трафик Bluetooth и сохранять данные в формате pcap, который Wireshark может читать и интерпретировать (с помощью соответствующих плагинов). Но вы также можете подключить свои USB-ключи Bluetooth и понюхать их из самого Wireshark. И вы можете использовать более одного источника Bluetooth во время сниффинга в Wireshark.

Например, можно обнюхивать, используя встроенные в ноутбук возможности Bluetooth; используйте один USB-порт с ключом для выполнения действий с одним инструментом CLI; и используйте второй USB-порт со вторым ключом для выполнения другого действия — вы можете обнюхивать все три одновременно.Звучит слишком сложно, но это не так. Если вы используете один ключ для проверки устройства, а другой пытается одновременно выполнить флудинг, вы можете увидеть результаты обоих в одном сеансе сниффера. И это помогает при тестировании того, как один ключ или интерфейс командной строки работают с другим.

Так в чем же смысл?

Контрольный список для изучения поверхности атаки Bluetooth включает определение того, какая версия Bluetooth была реализована, подвержена ли реализация таким вещам, как отказ в обслуживании и т. Д.

Это также включает простое документирование того, что устройство делает на различных этапах. Например, может ли к нему подключаться более одного устройства? Начинает ли он рекламировать себя сразу после первого включения питания, или вам нужно выполнить какое-то действие (например, нажатие кнопки), прежде чем оно разрешит сопряжение? Перебирает ли он периоды рекламы или отсутствия рекламы, возможно, в целях экономии заряда батареи? Но что еще более важно, видеть, сколько информации можно удаленно считывать по отпечатку пальца или иным образом определять информацию об устройстве, особенно при изменении состояния устройства.И это попадает во вторую область.

Могут пригодиться такие вещи, как название устройства или номер модели. Часто при снятии отпечатков пальцев с устройства вы обнаруживаете информацию, которая поможет вашему исследованию Интернета вещей в других областях, таких как набор микросхем Bluetooth и, возможно, версии прошивки, связанные с этим набором микросхем.

Возможность удаленного определения версии прошивки до точной версии сборки может значительно сэкономить время, особенно если вы можете найти версии прошивки в Интернете.Если вам известно о версии сборки, которая содержит определенный недостаток, но доступна только в более ранней версии, вы можете устранить этот недостаток на этапе тестирования, сэкономив время.

  thegnome @ fang: ~ $ hcitool -i hci1 leinfo 00: 07: 80: CF: 76: BC
Запрос информации ...
   Дескриптор: 75 (0x004b)
   Версия LMP: 4.0 (0x6) Подверсия LMP: 0x3
   Производитель: Bluegiga (71)
   Возможности: 0x01 0x00 0x00 0x00 0x00 0x00 0x00 0x00
thegnome @ fang: ~ $
  

Немного погуглив, определение набора микросхем Bluegiga и версии сборки 71 помогло определить точную версию прошивки с 2013 года.Даже копаясь в бесплатных приложениях на телефоне, можно получить интересную информацию:

Рис. 9. Сканирование и поиск строки номера модели устройства на простом английском языке, а не в шестнадцатеричном формате ascii.

В приведенном выше примере строка номера модели BLE112 в сочетании с выводом hcitool с Bluegiga и версией сборки помогла подтвердить точную прошивку. Для записи, используя инструмент командной строки gatttool, можно было также определить точно такую ​​же информацию, хотя и не так четко.

  корень @ чума: ~ # gatttool -i hci1 -I
[] [LE]> подключиться 00: 07: 80: cf: 76: bc
Попытка подключиться к 00: 07: 80: cf: 76: bc
Соединение успешно
[00: 07: 80: cf: 76: bc] [LE]> характеристики
дескриптор: 0x0002, свойства символа: 0x0a, дескриптор значения символа: 0x0003, uuid: 00002a00-0000-1000-8000-00805f9b34fb
дескриптор: 0x0004, свойства символа: 0x02, дескриптор значения символа: 0x0005, uuid: 00002a01-0000-1000-8000-00805f9b34fb
дескриптор: 0x0007, свойства символа: 0x02, дескриптор значения символа: 0x0008, uuid: 00002a29-0000-1000-8000-00805f9b34fb
дескриптор: 0x0009, свойства символа: 0x02, дескриптор значения символа: 0x000a, uuid: 00002a24-0000-1000-8000-00805f9b34fb
дескриптор: 0x000b, свойства символа: 0x02, дескриптор значения символа: 0x000c, uuid: 00002a25-0000-1000-8000-00805f9b34fb
дескриптор: 0x000e, свойства символа: 0x28, дескриптор значения символа: 0x000f, uuid: 80c7b47e-0d04-44d9-9fa7-245e83c4fc66
дескриптор: 0x0012, свойства символа: 0x2a, дескриптор значения символа: 0x0013, uuid: 00002a26-0000-1000-8000-00805f9b34fb
[00: 07: 80: cf: 76: bc] [LE]> char-read-uuid 00002a24-0000-1000-8000-00805f
дескриптор: 0x000a значение: 42 4c 45 31 31 32
[00: 07: 80: cf: 76: bc] [LE]> char-read-hnd 0a
Характеристическое значение / дескриптор: 42 4c 45 31 31 32
[00: 07: 80: cf: 76: bc] [LE]>

  

Шаги, указанные выше, были следующими:

  • Войдите в «интерактивный» режим gatttool ( gatttool -i hci1 -I ).
  • Подключитесь к устройству через Bluetooth, используя MAC-адрес, полученный от hcitool lescan ( connect 00: 07: 80: cf: 76: bc ).
  • Получите список общих дескрипторов с их значениями ( характеристики, ).
  • В данном случае нас интересует характеристика GATT 0x2a24, которая содержит номер модели чипсета Bluetooth (эта строка: дескриптор : 0x0009, свойства символа: 0x02, дескриптор значения символа: 0x000a, uuid: 00002a24-0000-1000- 8000-00805f9b34fb ).
  • Значение uuid, начинающееся с 00002a24, — это то, что мы ищем, и используя либо полный uuid ( char-read-uuid 00002a24-0000-1000-8000-00805f ), либо дескриптор значения char (char-read -hnd 0a), мы можем получить строку с номером модели ( 42 4c 45 31 31 32 , который представляет собой «BLE112» в шестнадцатеричном формате и относится к конкретному продукту Bluegiga).

Интересны значения свойств символа — например, 02 доступен только для чтения ( свойства char: 0x02 ), а 0a доступен для записи.Но, как вы можете видеть, после небольшого исследования и поиска мы получили массу информации, которая поможет нам найти прошивку, спецификации чипсета и так далее.

Корреляция с исходным кодом

Обнаружение всех интерфейсов, которые допускают внешнюю запись значений, является важной частью исследования поверхности атаки, а наличие всех значений UUID отлично подходит, когда дело доходит до grepping через декомпилированный код. Это позволяет вам потенциально сопоставить значения, которые вводятся в устройство IoT, и увидеть, как эти значения обрабатываются, например, сопутствующим приложением на телефоне.

Если вам удалось получить прошивку для IoT-устройства и декомпилировать ее, у вас есть представление о том, какие интерфейсы можно исследовать с произвольными данными или, по крайней мере, какие из них могут показаться наиболее перспективными.

Не совсем идеально

Bluetooth может быть несовершенным, и это помогает запускать тесты несколько раз. Например, посмотрите результаты на устройстве, запущенном с интервалом в пару минут друг от друга:

  thegnome @ claw: ~ $ hcitool -i hci1 leinfo 44: fe: d3: 98: 29: 7e
Запрос информации...
    Дескриптор: 3585 (0x0e01)
    Возможности: 0x00 0x00 0x00 0x00 0x00 0x00 0x00 0x00

thegnome @ claw: ~ $ hcitool -i hci1 leinfo 44: fe: d3: 98: 29: 7e
Запрос информации ...
    Дескриптор: 3585 (0x0e01)
    Версия LMP: 4.1 (0x7) Подверсия LMP: 0x64
    Производитель: Nordic Semiconductor ASA (89)
    Возможности: 0x01 0x00 0x00 0x00 0x00 0x00 0x00 0x00
  

Первый не получил полного ответа, а второй получил. Вот почему мы рекомендуем несколько прохождений теста.

Сводка

Мы надеемся, что эта информация может дать немного больше указаний, когда дело доходит до работы с устройствами Bluetooth.Некоторые из областей могут показаться сложными, особенно когда речь идет о нескольких способах ввода данных в устройство IoT и при попытке наложить их на слои при формулировании атак. Но, используя различные устройства с разными антеннами и повторяя тесты, когда кажется, что они выходят из строя без всякой причины, можно сократить время исследования и быстрее находить реальные недостатки.

Используя System76 под управлением Linux, Sena UD100 с большей дипольной антенной, Nordic Semiconductor nRF51-DK (или новый nRF52-DK), различные инструменты Linux и Linux-версию nRF Connect for Desktop надежно покрывают большинство областей применения. и лабораторные работы.В сочетании с некоторыми приложениями на телефоне, такими как nRF Connect для iOS или Android, у вас есть быстрый способ проверить, стоит ли вынимать этот ноутбук, находясь в поле, — плюс у вас есть еще один источник информации. Но если вы можете использовать что-то дополнительное, например, больше вариантов антенны или Ubertooth — дерзайте.

Исследование

Bluetooth похоже на деревообработку: вы можете выполнить весь проект с помощью всего лишь молотка и гвоздей, стамески, наждачной бумаги и ручной пилы, но наличие ряда других инструментов, таких как лобзик или электрическая шлифовальная машина, безусловно, поможет быстрее получить лучшие результаты.

Как выбрать и использовать приложение для обмена зашифрованными сообщениями — TechCrunch

Текстовые сообщения появились на заре сотовых технологий и породили собственный уникальный язык. Но пора отказаться от регулярных SMS-сообщений на пастбище.

Если у вас есть iPhone, вы уже в пути. iPhone (а также iPad и Mac) используют iMessage для отправки сообщений между устройствами Apple. Это система обмена сообщениями на основе данных, основанная на 3G, 4G и Wi-Fi, а не на обмене сообщениями SMS, которая использует старую, устаревшую, но универсальную сотовую сеть 2G.iMessage приобрел популярность, но оставил Android-устройства и другие компьютеры в неведении.

Вот где другие службы обмена сообщениями заполнили рыночный пробел.

Приложения

, такие как Signal, WhatsApp, Wire и Wickr, также основаны на данных и работают на разных платформах. Лучше всего то, что они зашифрованы сквозным шифрованием, что означает, что отправленные сообщения шифруются на одном конце разговора — устройстве — и расшифровываются на другом конце на устройстве получателя. Это делает практически невозможным для кого-либо — даже разработчика приложений — увидеть, что говорится.

Многие популярные приложения, такие как Instagram, Skype, Slack и Snapchat, вообще не поддерживают сквозное шифрование. Facebook Messenger может использовать «секретный» обмен сообщениями с непрерывным шифрованием, но по умолчанию он не включен.

Вот что вам нужно знать.

Почему ненавидят SMS-сообщения?

SMS, или сервис коротких сообщений, существует более трех десятилетий назад. В целом надежный, но устаревший, архаичный и дорогой. Также есть несколько причин, по которым обмен SMS-сообщениями небезопасен.

SMS-сообщений не зашифрованы, что означает, что содержимое каждого текстового сообщения доступно для просмотра операторам мобильной связи и правительствам и даже может быть перехвачено организованными хакерами со средней квалификацией. Это означает, что даже если вы используете SMS для защиты своих онлайн-аккаунтов с помощью двухфакторной аутентификации, ваши коды могут быть украдены. Также плохо, что в SMS-сообщениях утекают метаданные, которые представляют собой информацию о сообщении, но не его содержимое, например номера телефонов отправителя и получателя, которые могут идентифицировать людей, участвующих в разговоре.

SMS-сообщения также могут быть подделаны, что означает, что вы никогда не можете быть полностью уверены в том, что SMS-сообщение пришло от конкретного человека.

И недавнее постановление Федеральной комиссии по связи теперь дает операторам сотовой связи больше полномочий по блокировке SMS-сообщений. FCC заявила, что сократит количество SMS-спама, но многие опасаются, что это может быть использовано для подавления свободы слова.

Во всех этих случаях ответ — приложение для зашифрованных сообщений.

Какие самые лучшие приложения для обмена зашифрованными сообщениями?

Ответ прост: Signal, приложение для обмена сообщениями со сквозным шифрованием с открытым исходным кодом, которое считается золотым стандартом безопасных служб обмена сообщениями для потребителей.

Signal поддерживает и шифрует все ваши сообщения, звонки и видеочаты с другими пользователями Signal. Некоторые из самых умных профессионалов в области безопасности и экспертов по криптографии изучили и проверили его код и доверяют его безопасности. Приложение использует номер вашего мобильного телефона в качестве точки контакта, что некоторые критиковали, но легко настроить приложение с выделенным номером телефона, не теряя собственный номер мобильного телефона. Помимо вашего номера телефона, приложение создано с нуля, чтобы собирать как можно меньше метаданных.

Недавний запрос правительства на данные Signal показал, что производителю приложений почти нечего возвращать. Мало того, что ваши сообщения зашифрованы, каждый участник беседы может установить срок действия сообщений — так что даже в случае взлома устройства сообщения можно настроить так, чтобы они уже исчезали. Вы также можете добавить в приложение отдельный экран блокировки для дополнительной безопасности. И приложение становится все сильнее и сильнее. Недавно Signal представила новую функцию, которая маскирует номер телефона отправителя сообщения, что улучшает анонимность отправителя.

Но на самом деле есть гораздо более тонкий ответ, чем «просто сигнал».

У всех разные потребности, желания и потребности. В зависимости от того, кто вы, какова ваша работа и с кем разговариваете, будет зависеть, какое приложение для обмена зашифрованными сообщениями лучше всего подходит для вас.

Signal может быть любимым приложением для работы с повышенным риском, например для журналистики, активистов и государственных служащих. Многие обнаружат, что, например, WhatsApp достаточно хорош для подавляющего большинства, кто просто хочет поговорить со своими друзьями и семьей, не беспокоясь о том, что кто-то читает их сообщения.

Возможно, вы слышали некоторые дезинформированные вещи о WhatsApp в последние годы, в основном из-за неверных и вводящих в заблуждение сообщений, в которых утверждалось, что существует «бэкдор», позволяющий третьим лицам читать сообщения. Эти утверждения были необоснованными. WhatsApp действительно собирает некоторые данные о своих 1,5 миллиардах пользователей, такие как метаданные о том, кто с кем связывается и когда. Эти данные могут быть переданы в полицию, если они запросят их в действующем законном порядке. Но сообщения не могут быть прочитаны, поскольку они зашифрованы сквозным шифрованием.WhatsApp не может передать эти сообщения, даже если бы захотел.

Хотя многие не осознают, что WhatsApp принадлежит Facebook, который столкнулся с множеством скандалов в области безопасности и конфиденциальности в прошлом году, Facebook заявил, что по умолчанию стремится обеспечить сквозное шифрование сообщений WhatsApp. Тем не менее, вполне вероятно, что Facebook может изменить свое мнение в будущем, считают исследователи безопасности. Сохранять осторожность — это правильно, но WhatsApp по-прежнему лучше использовать для отправки зашифрованных сообщений, чем вообще.

Лучший совет — никогда не писать и не отправлять что-либо даже в приложении для обмена сообщениями со сквозным шифрованием, что вы бы не хотели появляться в зале суда — на всякий случай!

Wire также нравится многим, кто доверяет кроссплатформенному приложению с открытым исходным кодом для обмена групповыми чатами и звонками. Приложению не требуется номер телефона, вместо этого выбираются имена пользователей, которые многие, кто хочет большей анонимности, находят более привлекательными, чем альтернативные приложения. Wire также подтвердил свои требования о сквозном шифровании, попросив исследователей провести внешний аудит его криптографии, но пользователи должны знать, что компромисс для использования приложения на других устройствах означает, что приложение ведет учет всех вы когда-либо связались с обычным текстом.

iMessage также имеет сквозное шифрование и используется миллионами людей по всему миру, которые, вероятно, даже не подозревают, что их сообщения зашифрованы.

К другим приложениям следует относиться осторожно или вообще избегать их.

Приложения

, такие как Telegram, были подвергнуты критике со стороны экспертов за подверженную ошибкам криптографию, которая была описана как «похожая на удар вилкой в ​​глаз». Исследователи обнаружили, что такие приложения, как Confide, когда-то любимые сотрудниками Белого дома, не шифруют сообщения должным образом, что позволяет разработчикам приложений тайно подслушивать чьи-то разговоры.

Как подтвердить чью-либо личность

Основной вопрос при передаче сообщений с непрерывным шифрованием: как мне узнать, что человек такой, каким он себя называет?

Каждое приложение для обмена сообщениями со сквозным шифрованием по-разному обрабатывает личность пользователя. Signal называет это «номером безопасности», а в WhatsApp — «кодом безопасности». Повсеместно это то, что мы называем «ключевой проверкой».

У каждого пользователя есть свой уникальный «отпечаток пальца», связанный с его именем пользователя, номером телефона или устройством.Обычно это строка букв и цифр. Самый простой способ проверить чей-то отпечаток пальца — это сделать это лично. Это просто: вы оба достаете свои телефоны, начинаете беседу в выбранном вами приложении для обмена зашифрованными сообщениями и следите за тем, чтобы отпечатки пальцев на двух наборах устройств были одинаковыми. Затем вы обычно нажимаете кнопку «Подтвердить» — и все.

Сложнее проверить отпечаток пальца контакта удаленно или через Интернет. Часто для этого требуется поделиться своим отпечатком пальца (или снимком экрана) с другим каналом — например, сообщением в Twitter, на Facebook или по электронной почте — и убедиться, что они совпадают.(Мика Ли из Intercept предлагает простой пошаговый инструктаж по проверке личности.)

После того, как вы подтвердите чью-либо личность, повторная проверка не потребуется.

Если ваше приложение предупреждает вас об изменении отпечатка пальца получателя, это может быть безобидной причиной — у него может быть новый номер телефона или отправлено сообщение с нового устройства. Но это также может означать, что кто-то пытается выдать себя за другого человека в вашем разговоре. Было бы правильно проявить осторожность и снова попытаться подтвердить их личность.

Некоторые приложения вообще не проверяют личность пользователя. Например, невозможно узнать, что кто-то тайно не следит за вашими разговорами в iMessage, потому что Apple не уведомляет вас, если кто-то тайно следит за вашим разговором или каким-то образом не заменил получателя сообщения другим человеком.

Вы можете узнать больше о том, как Signal, WhatsApp, Telegram и Wire позволяют проверять ключи и предупреждать об изменениях ключей. (Предупреждение о спойлере: сигнал — самый безопасный вариант.)

Есть еще несколько советов, которые вам следует знать:

Зашифрованные резервные копии сообщений обычно не шифруются в облаке: Здесь очень важный момент — часто ваши зашифрованные сообщения не шифруются при резервном копировании в облако. Это означает, что правительство может потребовать от вашего облачного провайдера, такого как Apple или Google, получать и передавать ваши зашифрованные сообщения со своих серверов. Вы не должны создавать резервные копии своих сообщений в облаке, если это вызывает беспокойство.

Остерегайтесь настольных приложений: Одним из преимуществ многих приложений для обмена зашифрованными сообщениями является то, что они доступны на множестве платформ, устройств и операционных систем.Многие также предлагают настольные версии для более быстрого реагирования. Но за последние несколько лет большинство серьезных уязвимостей было в программном обеспечении настольных компьютеров с ошибками. Убедитесь, что вы в курсе обновлений приложений. Если для обновления требуется перезапустить приложение или компьютер, сделайте это немедленно.

Установите срок действия сообщений: Шифрование — это не волшебство; это требует осознания и рассмотрения. Сквозной обмен сообщениями с шифрованием не спасет вас, если ваш телефон будет взломан или украден, а его содержимое станет доступным.Вам следует настоятельно рассмотреть возможность установки таймера истечения срока для ваших разговоров, чтобы гарантировать, что старые сообщения будут удалены и исчезнут.

Следите за обновлениями своих приложений: Один из лучших способов обеспечить безопасность (и получить новые функции!) — это постоянно обновлять приложения для настольных компьютеров и мобильных устройств. Ошибки безопасности встречаются часто, но вы не всегда можете о них слышать. Обновляйте свои приложения — лучший способ убедиться, что вы получаете исправления безопасности как можно скорее, снижая риск перехвата или кражи ваших сообщений.

Pegasus — мастер-класс по слежке

Поскольку проблема Пегаса распространяется по стране, как лесной пожар, правящее профсоюзное правительство подлило масла в бушующий пожар, сохраняя завесу секретности вокруг этой проблемы и устрашающе умалчивая о ней, когда оппозиция поднимает вопросы в парламенте. Эта беззаботность и высокомерие, проявленные профсоюзным правительством, проявились как срыв сезонной сессии парламента в сезон дождей.

Pegasus spyware — бриф:

Pegasus — это шпионское ПО, разработанное израильской фирмой по киберармам NSO Group.Шпионское ПО может быть незаметно установлено на мобильные телефоны (и другие устройства). Затем шпионское ПО обеспечивает неограниченный доступ к устройству, на котором установлена ​​ошибка.

Как видно на снимке экрана с официального сайта группы NSO, он имеет дело только с государственными учреждениями, поэтому, если содержание списка слежки, опубликованного The Wire, действительно соответствует действительности, то вне всякого разумного сомнения, правительство Союза Индии клиент.

Шпион / слежка — это законно?

Раздел 5 (2) Закона об индийском телеграфе 1885 года гласит, что «правительство может перехватить сообщение или класс сообщений, когда это отвечает интересам суверенитета и целостности Индии, безопасности государства, дружественных отношений с иностранных государств или общественного порядка или для предотвращения подстрекательства к совершению преступления ».

Правило 419 A было добавлено к правилам Telegraph в 2007 году после вердикта по делу Народного союза за гражданские свободы (PUCL) против Союза Индии в 1996 году, в котором SC постановил, что телефонных разговоров подпадают под действие права на неприкосновенность частной жизни, которое может нарушаться только при наличии установленных процедур.

Согласно 419 A, наблюдение требует санкции министра внутренних дел на центральном уровне или уровне штата, но в «неизбежных обстоятельствах» может быть разрешено совместным секретарем или должностными лицами, указанными выше, если у них есть разрешение министра внутренних дел.

К.С. Путтасвами VS Союз Индии (2017)

Верховный суд (ВС) далее подтвердил необходимость надзора за слежкой, заявив, что она должна быть юридически действительной и служить законной цели правительства. ВС также сказал, что принятые средства должны быть пропорциональны необходимости наблюдения, заявив, что они должны быть юридически действительными и служить законной цели правительства.

Второе законодательство:

Раздел 69 Закона об информационных технологиях 2000 года касается электронного наблюдения.Он облегчает «перехват, мониторинг или расшифровку любой информации через любой компьютерный ресурс», если это отвечает интересам «суверенитета или целостности Индии, защиты Индии, безопасности государства, дружественных отношений с иностранными государствами или общественного порядка или для предотвращения или расследование любого признанного правонарушения.

Процедура электронного наблюдения, разрешенная разделом 69, подробно описана в Правилах 2009 г.

Эти правила очень широки и позволяют даже перенаправление трафика на ложные веб-сайты или установку любого устройства для сбора информации.

Раздел 66 предусматривает наказание любого, кто получает несанкционированный доступ к компьютерам и «загружает, копирует или извлекает любые данные, вводит или вызывает заражение компьютеров или компьютерные вирусы», как указано в разделе 43.

Использование Pegasus является незаконным, поскольку представляет собой несанкционированный доступ в соответствии с разделом 66 Закона об ИТ.

Как федералы могли выследить Лавабита?

В 2004 году 22-летний энтузиаст технологий по имени Ладар Левисон основал предприятие, в котором его страсть к программному обеспечению с открытым исходным кодом соединилась с его убеждением в том, что конфиденциальность является фундаментальным правом. Используя библиотеку криптографии OpenSSL, операционную систему на основе Linux и около 10 000 часов программирования, он построил то, что в конечном итоге стало Lavabit, почтовую службу, которая при правильном использовании сделала невозможным даже для него прочитать сохраненные зашифрованные сообщения. на его серверах.

С самого начала целью было разработать техническую основу, которая противостояла бы секретным письмам национальной безопасности (NSL), которые были разрешены в соответствии с Законом PATRIOT 2001 года. Сокращение от «Предоставление соответствующих инструментов, необходимых для пресечения и пресечения терроризма», закон требует обслуживания провайдеры для передачи личных данных, относящихся к пользователям, указанным в NSL.

Еще более тревожным для Левисона было то, что закон строго запрещал поставщикам услуг раскрывать существование тайного запроса, который, в отличие от обычных повесток, подавался без надзора со стороны суда.(Конституционность этих судебных приказов была поставлена ​​под сомнение по крайней мере в одном недавнем постановлении суда.) План Левисона был достаточно прост — использовать несколько уровней шифрования, чтобы гарантировать, что только тот, кто знает пароль, выбранный пользователем для защиты каждой учетной записи, может расшифровать пароль. защищенные сообщения. Поскольку Lavabit хранил пароли в виде односторонних хэшей, которые были сгенерированы сложным криптографическим алгоритмом, даже операторы Lavabit не могли получить символы обычного текста.

За последующее десятилетие у сервиса появились преданные поклонники.К началу этого года она получала годовой доход в размере около 100 000 долларов от примерно 10 000 платежеспособных клиентов и привлекла еще 400 000 человек, зарегистрированных для использования его бесплатных услуг. Наиболее заметная веха наступила в июле, когда несколько правозащитных групп получили электронное письмо от edsnowden[email protected], адреса, принадлежащего Эдварду Сноудену, бывшему подрядчику Агентства национальной безопасности, обвиненному в шпионаже после раскрытия обширной программы наблюдения с участием простых американцев. Но вместо того, чтобы способствовать еще большему взрывному росту, за громким одобрением сразу последовало сообщение о немедленном закрытии Lavabit.Левисон отказался сообщить, есть ли какая-либо связь между закрытием и раскрытием того, что Сноуден использовал эту услугу.

Левисон сказал, что он всегда знал, что гарантии Lavabit могут быть обойдены, если правительственные агенты примут радикальные меры или, как он выразился, «если правительство будет готово пожертвовать частной жизнью многих, чтобы вести наблюдение за немногими». Например, если он был вынужден изменить код, используемый при входе пользователя в систему, его система могла перехватить пароль в виде обычного текста, необходимый для расшифровки сохраненных электронных писем.Точно так же, если он когда-либо был вынужден передать закрытый ключ шифрования, защищающий сертификат HTTPS своего сайта, правительственные агенты, перехватывающие соединение, могли наблюдать за паролем, когда пользователь вводил его. Но только в последние несколько недель он убедился, что эти риски реальны.

Реклама

«Я не знаю, схожу ли я с ума, но 10 лет назад я думаю, что для правительства было бы неслыханным делом требовать исходный код, вносить изменения в исходный код или требовать ваш ключ SSL. «, — сказал Левисон Ars.«То, что я узнал недавно, заставляет меня думать, что это не такое безумное предположение, как я думал».

Левисон был очень ограничен в том, что говорил. Его адвокат предположил, что он связан судебным запретом. На вопрос, получили ли он или Лавабит письмо о национальной безопасности или какое-либо секретное постановление суда, он отвечает: «Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть это». Но он был готов поговорить с нами о том, как была построена его система, о допущениях, которых он придерживался, и о допущениях, которых он придерживается сейчас.Это позволяет нам исследовать то, что гипотетически могло просить правительство, — дать представление о стратегиях и методах органов национальной безопасности. Консультант по безопасности Марк Бернетт недавно опубликовал собственное предположение о том, что правительство могло попросить Лавабита сделать.

Чтобы даже операторы не могли расшифровать электронную почту пользователей, хранящуюся на серверах, Lavabit развернула несколько уровней криптографической защиты. Сообщения были зашифрованы с помощью открытого ключа пользователя и могли быть расшифрованы только с помощью соответствующего закрытого ключа.Этот закрытый ключ был сам зашифрован и мог быть расшифрован только тогда, когда конечный пользователь ввел пароль. Согласно документации, которую Левисон предоставил пользователям, в целях безопасности пароль никогда не хранился в виде открытого текста на серверах Lavabit. Пароль был объединен с криптографической «солью», а затем хеширован с использованием нескольких итераций криптографической функции SHA512. Как только пользователь введет правильный пароль, он разблокирует закрытый ключ, который, в свою очередь, расшифрует зашифрованное электронное письмо.

Система была дополнительно разработана для удаления пароля в открытом виде и незашифрованного закрытого ключа из памяти сервера сразу после завершения транзакции.Это было сделано для того, чтобы сделать невозможным расшифровку сообщений кем-либо, у кого не было удобочитаемого пароля. Даже если бы серверы были рутированы хакерами или к ним имели доступ правительственные агенты, все злоумышленники могли бы получить доступ к односторонним хэшам и зашифрованным сообщениям. Поскольку отменить хэш криптографически невозможно, секреты останутся в безопасности. По крайней мере, теоретически это означало, что единственный способ, которым хакер или правительственная слежка может победить систему и расшифровать электронную почту пользователя, — это взломать хэши с помощью взлома словарей или атак методом грубой силы, которые непрактичны, когда пользователи выбирают чрезвычайно длинные, случайно сгенерированные пароли.

Все это время Левисон заметил по крайней мере два способа подорвать его систему. Первый заключался в том, чтобы злоумышленник получил закрытый ключ, который его сервер использовал для HTTPS-шифрования пароля и других конфиденциальных данных при их передаче между пользователем и сервером Lavabit. Во-вторых, Левисона можно каким-то образом заставить переписать исходный код и создать ловушку для пользователей. Например, Левисон или кто-либо другой, контролирующий Lavabit, может перепроектировать систему таким образом, чтобы пароли в открытом виде записывались в журнал, как только они были введены пользователем, а не удалялись из системы.Левисон полагал, что у него была правовая защита, которая помешала бы правительству использовать любую слабость. В конце концов, он никогда не слышал о том, чтобы поставщиков услуг заставляли раскрывать закрытый ключ, используемый для аутентификации и шифрования HTTPS-соединений. Точно так же он не знал ни одного прецедента, обязывающего поставщиков услуг изменять исходный код против своей воли.

Реклама

«С точки зрения политики, я всегда считал, что, хотя это были теоретические уязвимости, их нельзя было использовать, потому что они потребовали бы от меня делать вещи, которые, как я думал, закон не допускал», — сказал он.«У меня есть основания полагать, не обязательно в отношении чего-либо, связанного с Lavabit, а просто в разговоре с другими людьми в отрасли и экспертами по криптографии, что это предположение больше не обязательно верно». Он отказался назвать людей отрасли, с которыми разговаривал. В понедельник Фонд правовой защиты Lavabit сообщил, что собрал 140 000 долларов от более чем 4 000 доноров.

Помните Hushmail?

Правительственные чиновники не сразу ответили на запрос о комментарии, поэтому нет возможности независимо подтвердить подозрения.Если предположить, что это правда, это будет не первый случай, когда служба изменит поведение своего программного обеспечения, чтобы помочь правительственным следователям. В 2007 году Hushmail, провайдер зашифрованной электронной почты с такой же технической защитой, что и Lavabit, передал электронные письма на 12 компакт-дисков от трех пользователей аккаунтов, названных в постановлении канадского суда, направленном против незаконного распространения стероидов, сообщил журналист Wired. время. Технический директор Hushmail сообщил публикации об общей уязвимости в службе, которая связана с возможной регистрацией пароля в виде простого текста, когда пользователь обращается к службе.

«В случае предполагаемого дилера стероидов, федералы, похоже, вынудили Hushmail воспользоваться этой дырой, сохранить секретную парольную фразу или ключ дешифрования подозреваемых, расшифровать их сообщения и передать их», — написал репортер Wired Райан Сингел.

Комментарии

Левисона также согласуются с недавним отчетом Деклана МакКаллага из CNET, который сказал, что федеральное правительство пыталось получить главные ключи шифрования, которые Интернет-компании используют для защиты личных сообщений пользователей от перехвата.

Однако, несмотря на параллели, обе практики были бы «возмутительными», если бы федералы фактически принудили их к Lavabit, сказал Джон Каллас, соучредитель и технический директор SilentCircle, стартапа по обеспечению конфиденциальности, который демонтировал свою службу зашифрованной электронной почты через несколько часов после Levison. закрыл Лавабит. (Услуги компании по шифрованию разговоров по мобильному телефону и текстовых сообщений остаются в силе.)

«Мне сказали, что они не могут изменить вашу основную деловую практику», — сказал Каллас, который, в отличие от Левисона, смог сказать, что SilentCircle не получал никаких NSL или судебных приказов любого рода.«Я предполагаю, что это будет означать такие вещи, как получение ключей SSL, потому что это означало бы, что они могли бы выдавать себя за ваши серверы. Это было бы похоже на создание витрины, на которой указано название вашей компании, и надевание [государственных агентов] в униформу вашей компании». Точно так же он добавил: «Они не могут вносить изменения в существующие операционные системы. Они не могут заставить вас изменить исходный код».

, на что Левисон ответил: «Я всегда это понимал. Вот почему это так важно. Как сказал [Каллас] из SilentCircle, предполагалось, что правительство не может заставить нас изменить наши методы ведения бизнеса таким образом и скомпрометируйте эту информацию.Как я уже сказал, я больше не придерживаюсь этих убеждений «.

В статью добавлена ​​ссылка из сообщения Марка Бернетта.

Арун Джейтли отвечает на фурор из-за разрешения центральным агентствам слежки за любым компьютером; Говорит «Порядок существует с 2009 года»

Нью-Дели: Столкновение со зенитной артиллерией со всех сторон в связи с сообщением о приказе Министерства внутренних дел, которое позволяет десяти центральным агентствам отслеживать любой компьютер, Центр в пятницу сообщил, что приказ действует с 2009 года.Читайте также: установите местные ограничения, следите за тем, чтобы во время фестивалей не собирались большие скопления людей: Центр продлевает действие рекомендаций Covid до 30 сентября | Подробности Здесь

Отвечая лидеру Конгресса Ананду Шарме в Раджья Сабха, министр финансов Арун Джейтли сказал: «20 декабря был повторен тот же приказ о разрешении, который действовал с 2009 года. Вы строите гору, на которой не существует мухи слона. ” Читайте также — Напряжение на границе снова возрастает; Полиция Ассама стреляет в мирных жителей Мизорама: официальный номер

Десять агентств, которым в соответствии с постановлением правительства даны широкие полномочия по перехвату, мониторингу и расшифровке любой информации, генерируемой, передаваемой, получаемой или хранящейся на любом компьютере, — это Бюро разведки, Бюро по контролю над наркотиками, правоохранительные органы. Управление, Центральный совет по прямым налогам, Управление разведки доходов, CBI, Национальное агентство расследований, Секретариат кабинета министров (R&AW), Управление разведки сигналов (только в Джамму и Кашмире, Северо-Востоке и Ассаме) и комиссар полиции Дели.Также читайте — Пограничный ряд Ассам-Мизорам: оба государства решают вывести войска после встречи МВД, развертывание военизированных войск

Оппозиционные партии, включая КПИ (М), партию Самаджвади, Раштрия Джаната Дал и Конгресс Тринамула, заявили, что они будут коллективно выступать против приказа союзного министерства внутренних дел. Они сказали, что правительство BJP превращает страну в государство наблюдения.

«От Моди Саркара до сталкера Саркара, очевидно, череда потерь заставила правительство BJP отчаянно нуждаться в информации», — говорится в официальном сообщении Конгресса в Твиттере.

«Если кто-то собирается контролировать компьютер, включая ваш компьютер, то это штат Оруэлла. Джордж Оруэлл уже не за горами. Это достойно осуждения », — сказал лидер партии П. Чидамбарам.

«Это абсолютное посягательство на основные права и право на неприкосновенность частной жизни. Это также прямо противоречит постановлению Верховного суда о том, что право на неприкосновенность частной жизни является фундаментальным правом. Правительство сделало это силой, и мы коллективно противостоим этому », — сказал Шарма журналистам вместе с другими лидерами оппозиции рядом с ним.

Глава

TMC Мамата Банерджи отправилась в Twitter, чтобы раскритиковать приказ. «Я узнал, что вчера министерство внутренних дел Союза издало приказ, разрешающий 10 центральным агентствам осуществлять перехват, мониторинг и расшифровку любой информации, генерируемой, передаваемой, получаемой или хранящейся на любом компьютерном ресурсе.
«Если это для национальной безопасности, то только для этой цели центральное правительство уже имеет механизм. Но почему пострадают все простолюдины? Общественное мнение, пожалуйста… », — написала она в Твиттере.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.