Булат изготовление – Виктор Кузнецов — Технология производства булата

Способы изготовления булата | Материаловед

Н.Л.ПАВЛЮКОВА, к.т.н., доцент, М. ЖУРАВЛЕВА, студентка

(ИГЭУ) г. Иваново

Булатная сталь – одна из самых загадочных страниц в истории металлургии. Во все времена булатная сталь служила для изготовления холодного оружия, в основном сабельных клинков, мечей, реже — кинжалов, ножей, наконечников копий, боевых топоров, доспехов. Клинками из лучших сортов булата на лету легко рассекали тонкую ткань, рубили железные прутья, и при этом лезвие оставалось неповрежденным, сохраняя свою первоначальную остроту.

Согласно современным представлениям, булат – это композит на основе соединения железа с углеродом, обладающий значительной физико-химической неоднородностью (и характерным узором вследствие ее). Для булата характерно сочетание высокой твердости и вязкости. Изделия, выполненные из булата, обладают повышенными режущими свойствами, т.к. кромка изделия образует «микропилу».

Тайну булата раскрыл русский исследователь Аносов в 1830 году. Он 10 лет исследовал этот загадочный материал.

Булатную сталь получают двумя основными способами. Первый способ, называемый двухфазным, основан на том, что нагревают смесь железа или малоуглеродистой стали с чугуном до расплавления последнего. Таким образом, в тигле образуется своего рода металлический «компот» — в жидком, расплавленном чугуне имеются твердые малоуглеродистые включения. После затвердевания и расковки слитка в клинке чередуются участки очень твердой высокоуглеродистой стали с участками вязкого металла.

Второй способ называется ликвационным. В этом случае булат получают из равномерно-жидкого расплава, при очень медленном охлаждении которого молекулы карбида железа выстраиваются в нитевидные кристаллы (дендриты). На поверхности дендритов осаждается цементит, что приводит к обезуглероживанию металла вокруг денритов. В результате в слитке образуется резкая неоднородность: сверхтвердые дендриты, покрытые цементитной «броней», окружены мягким металлом.

Иногда для дополнительного повышения качества, выплавленные таким образом слитки, подвергают очень длительному отжигу. Затем узорчатые слитки расковывают очень медленно, не допуская полного охлаждения металла.

Многие современные стали превосходят булаты по твёрдости, многие — по износостойкости, но ни одна не превосходит по совокупности параметров, таких как, упругость, способность долго держать остроту, сопротивление коррозии, ковкость и т.д.

xn--80aagiccszezsw.xn--p1ai

❶ Как сделать булат 🚩 изготовление булата в домашних условиях 🚩 Хобби и развлечения 🚩 Популярное

Автор КакПросто!

Булат— это сталь, которая благодаря уникальной технике своего изготовления приобретает особую структуру поверхности, обеспечивающую повышенную упругость и твердость. Издревле этот материал применяется для изготовления холодного оружия высокого качества, так как подобного сочетания твердости, упругости, способности держать заточенное состояние, ковкости нет и у современных материалов.

Статьи по теме:

Инструкция

По химическим параметрам булат отличается от обычной стали большим содержанием углерода в своем составе, однако по физическим своим характеристикам булат сохраняет показатели ковкости, характерные для низкоуглеродной стали, а после закаливания металла становится даже тверже, чем низкоуглеродный металл, что связано с внутренней структурой булата. По внешнему виду булат всегда можно отличить благодаря наличию на поверхности хаотичного узора, который образуется при кристаллизации.

Существует множество способов создания булата, как современных, так и традиционных. Сегодня булат плавят. Загрузите в сталеплавильную печь составляющие булата: сталь с низким содержанием углерода или железо, которое плавится при температурах около 1650 градусов. После этого в расплавленный металл внесите кремний и алюминий и только затем - графит. Таким образом в печи образуется синтетический чугун, где содержание углерода будет составлять около 3 процентов.

Далее в расплавленный чугун внесите мелкую стружку мягкого железа или стали с низким уровнем содержания углерода. Эта стружка или мелкие кусочки металлов должны быть сухими и чистыми, без признаков окисления на поверхности. Внести стружку нужно постепенно, общая ее масса должна составлять от 50 до 70 процентов массы чугуна, находящегося в печи.

При плавлении стружки металл становится похожим на кашицу, поэтому при каждом новом внесении кусочков металла печь нужно подогревать. После внесения всего объема стружки металл подогревается вновь, но только до состояния, в котором он сохраняет неоднородную структуру.

После этого полученную булатную сталь вылейте в форму из графита или оставьте в печи для застывания. В первом случае образуется булат с ферритными прослойками и меньшим содержанием углерода ( до 0,05%), а во втором - булат с углеродистыми прослойками и большим содержанием углерода (до 1%).

Совет полезен?

Статьи по теме:

Не получили ответ на свой вопрос?
Спросите нашего эксперта:

www.kakprosto.ru

Открытие секрета булата



 

 

Pаботы Аносова создали новую технику, новые методы производства качественной, «совершенной стали».

При «отыскивании тайны приготовления булатов» Аносовым были разработаны четыре метода производства качественной стали главным образом за счет усовершенствования тигельной плавки.

Первый метод — «сплавление железных руд с графитом, или восстановление и соединение железа с углеродом»93, то есть метод непосредственного восстановления железа из руды. Этот способ Аносов и считал подлинным методом производства булатов на Востоке. «Древние,— говорил он,— скорее могли напасть на способ простой, нежели сложный» благодаря тому, что «употребление тиглей столь же древне, как и известность золота; ничего не могло быть ближе для древних алхимиков, как испытание плавкою всех тел, похожих по наружному виду на металл»94.

Однако этот метод не мог удовлетворить Аносова. Для применения метода были нужны чистейшие руды, не содержащие посторонних примесей, особенно серы. Кроме того, он был невыгоден экономически. «Дороговизна делает сей способ недоступным для введения в большом виде»,— замечает Аносов.

Разработка этого метода, раскрывая секрет производства булатной стали, в то же время не отвечала общей задаче, поставленной исследователем,— массовому производству качественной стали. Поэтому Аносов продолжал изыскания, стремясь найти метод, более приемлемый.

Второй метод — «сплавление железа при доступе углей или соединение его предварительно с углеродом и восстановление его посредством закиси железа» (то-есть переплавка чугуна с окалиной)

 

Этот способ также оказался непригодным для массового производства стали. Получаемый металл содержал много углерода и с трудом подвергался ковке. По мнению Аносова, это происходило оттого, что круглое железо было недостаточно чистым, плохо очищалось при тигельной плавке.

Открыв второй метод, Аносов положил им начало процессу передела чугуна в сталь, широко известному теперь под названием скрап-процесса, намного опередив французов братьев Мартен.

Второй метод также не был использован Аносовым, но впоследствии оказался полезным известному новатору

 


Фиг. 12. Отрывок из труда П. П. Аносова «О булатах» о преимуществе златоустовской стали перед английской.

 

русской техники инженеру А. А. Износкову, который, используя его, сумел в 1869 г. сравнительно легко и быстро организовать передел чугуна в сталь в первой мартеновской печи в России, на Сормовском заводе.

Третий метод — получение литого булата (сталь отливалась в форму) при продолжительном отжиге без доступа ©оздуха (в засыпке). Этот способ был использован Аносовым на Златоустовском заводе для получения литых булатов, «годных на выделку дешевых изделий».

Сущность метода состояла в том, что стали, приготовленной в тигле, не давали °атвердевать в тигле, а отливали ее в формы. «Отливка стали в форму,— писал Аносов,— хотя нарушает наклонность к кристаллованию (то есть создает иные условия кристаллизации, чем при застывании большого ее количества в тигле), но она необходима для облегчения проковки больших сплавок и составляет единственное средство к удешевлению булатов до ценности стали.

Литая сталь подвергалась длительному отжигу в специальной печи, сконструированной Аносовым, без доступа воздуха, будучи тщательно закупоренной в ящике. Преимущество отожженной стали заключалось в том, что она «удобно куется, мягче в опиловке, менее повреждается в закалке и стойчее после оной». На отожженной стали обнаруживались узоры: на мягкой — мелкие, на твердой -крупные. Чем лучше было качество стали, тем скорее она приобретала крупнозернистое строение. «Отожженная сталь, как имеющая узоры, подобные булатным, должна нести и одинаковое с ней название. Для отличия от настоящего булата я называю ее литым булатом»,— говорил Аносов.

При определении технологии отжига Аносов обратил внимание на различный характер изменения свойств стали. Неправильный отжиг, связанный с доступом воздуха в коробку, вызывал обезуглероживание поверхности, характерное «зернистым сложением на поверхности», которое создавало «особый кант белого цвета по -краям бруска». Пережог брусков («повреждение стали») характеризовался «удобным разламыванием их без закалки». Хорошо отожженная сталь имела чистую поверхность без следов окалины, хорошую вязкость и «ровное крупнозернистое сложение в изломе».

По наблюдениям Аносова, части, соответствующие верху отлитой болванки, «почти никогда не имели крупнозернистого строения, а следовательно, и узора — рисунка. Это обстоятельство позволило Аносову сделать заключение, что ясность узора связана не только с кристаллическим строением, но и с чистотой стали. Аносов широко использовал отжиг не только на литых сталях, но и как предварительную операцию, отжигая сталь, идущую в шихту.

Применение отжига значительно повысило качество златоустовской стали, поставило ее выше лучшей английской тигельной стали. К тому же найденный Аносовым способ получения качественной стали был "много проще английского. «Подобного улучшения не было достигнуто в Англии помощью отжигания,— писал Аносов,— мне кажется потому, что тамошние мастера недовольно обращали внимание на изменения в стали при различных условиях отжигания, а приписывали улучшение ее более влиянию посторонних тел, -при отжигании обыкновенно применяемых».

Здесь Аносов также поднимается выше своих современников — иностранных ученых, отдавая должное превращениям в самой стали, а не внешним факторам, например, влиянию засыпки и ее «магическому» действию.

Ироническое отношение Аносова к качеству английской стали и устаревшему с его точки зрения способу Гэнстмана — методу тигельной переплавки предварительно цементованной стали, очень хорошо выражено им в следующих словах: «Бритва из хорошего булата, без ошибок приготовленная, выбреет, по крайней мере, вдвое больше бород, нежели лучшая английская».

Четвертый метод — «сплавление железа «непосредственно с графитом, или соединение его прямо с углеродом»101 — Аносов считал наилучшим из всех разработанных им и экономически наиболее выгодным «к получений) настоящих булатов».

Эту точку зрения разделяли и русские ученые. Один из современников Аносова — проф. П. П. Эйнбродт,— восхищенный его трудом «О булатах», в личном письме к нему подчеркивал значение четвертого способа, заявляя, что им исследователь «справедливо может гордиться».

Для четвертого метода Аносов разработал полную технологию. Эту интересную технологию мы приводим в сокращенном виде.

Плавка. В тигель загружали 12 фунтов (около 5 кг железа). Если же необходимо было получить более твердый металл, количество железа уменьшалось до 10 или 8 фунтов. Железо засыпалось смесью графита, железной окалины и флюса. В качестве флюса Аносов рекомендовал доломит.

После загрузки тигля его закрывали глиняной крышкой и пускали дутье для достижения «сильного жара». Дутье регулировалось «ртутным духомером». По истечении трех с половиной часов металл расплавлялся и покрывался тонким слоем шлака с плавающим в нем графитом, всплывшим частично в шлак.

Потери графита составляли за этот промежуток времени 100 г. После плавки в течение четырех с половиной часов они повышались до 200 г, а при плавке в течение пяти с половиной часов до 400 г. По окончании плавки тигель оставляли в печи до полного остывания. Затем отбивали крышку тигля, высыпали остатки графита, а шлак разбивали. Металл извлекался из тигля в форме «сплавка, имеющего вид хлебца» и при медленном охлаждении постепенно затвердевал.

Поверхность застывшего металла получалась либо ровной, либо с некоторым углублением около середины, «в котором кристаллы булата более видимы и между собой перепутаны». «Это,— говорил Аносов,— составляет усадку». Она была сильнее для более твердой стали. Отсутствие усадки свидетельствовало о том, что «усадочная раковина находится внутри», и показывало, что «такой булат скорее остывает снаружи, нежели внутри». Подобные слитки не ковались и давали плохой сорт булата. Такое совершенно правильное толкование явления усадки, насколько нам известно, было впервые отмечено также Аносовым.

От длительности плавки зависел характер рисунка стали. После плавки в течение трех с половиной часов металл имел слабые продольные узоры, светлый грунт. После плавки в течение четырех с половиной часов узоры на металле получались волнистые, средней величины. Наконец, после плавки в течение пяти с половиной часов, при хорошем качестве графита, металл выходил с крупными узорами,— се тчатыми, «а иногда и с коленами». Все это подтверждало точку зрения Аносова о влиянии углерода на характер и ясность рисунка.

«Наибольшее время плавки и медленное охлаждение тигля» служили гарантией качества стали.

Шихтовка описана Аносовым в «Журнале опытам по приготовлению литой стали и булатов с краткими замечаниями».

Вот два примера шихтовки, взятые из этого журнала (табл. 1 и 2):

Таблица 1



Фиг. 13. Первая страница «Журнала опытам го приготовлению литой стали и булатов" П. П. Аносова.


Ковка105. Ковка производилась тюд хвостовым молотом, весом в два с половиной пуда (40 кг). «Сплавок нагревался в горне досветлокрасного каления и укладывался под молот широким основанием. Проковка велась при слабом обжатии при поворотах «кругом в одну сторону». Промежуточные нагревы проводились пять-девять раз.

Чем медленнее проковывался булат, тем лучше было его качество. После ковки металл разрубали. Разрубленные части снова проковывались под молотом сначала в бруски, а затем в полосы. Лучшие булаты, несмотря на твердость, проковывались из брусков в полосы с двух нагревов.

При ковке тщательно соблюдалась температура нагрева, та «степень жара», при которой «узор не теряется». Сталь нельзя было перегреть. «Потеря узора во время ковки — есть порча металла».

Полосы имели неровности и плены, обтачивались и клеймились для обозначения нижней части, которая шла на изготовление лезвий. Чистовая ковка проводилась при малом нагреве не сильнее «мяснокрасного цвета».

Закалка106. Операция нагрева и быстрого охлаждения стали называлась закалкой. Закаленная сталь обладала высокой твердостью, но вместе с тем и хрупкостью, «подобною стеклу». Для понижения хрупкости и для «сохранения, по возможности, твердости, приобретенной закалкой,— указывал Аносов,— искусство нашло средство в нагревании закаленной стали, но гораздо слабейшем, нежели при закалке». Далее он писал: «Предназначение изделия определяет меру нагревания, а появляющиеся на металле цветы (цветы побежалости) служат признаками для определения самой меры. Нагревание закаленной стали называется отпуском и главнейшие степени его по цветам суть: желтый, фиолетовый, синий и зеленый. Желтый цвет означает самую малую, а зеленый самую большую степень отпуска, при которой упругость металла начинает теряться».

 

Эти высказывания Аносова показывают, что он совершенно правильно определял понятие закалки и отпуска стали; также правильно характеризовал он свойства, изменяющиеся при отпуске.

Булаты закаливались в зависимости от назначения или в сале, или в воде, причем «самые твердые из них преимущественно в сале».

Аносов считал, что «оружие всякого рода достаточно закаливать в сале, «предварительно нагретом почти до точки кипения, ибо дознано из опытов, что в горячем сале закалка бывает тверже, в сем случае сало скорее ее охлаждает».

Таким образом, Аносов впервые дал метод закалки в «горячей среде» и объяснил ее действие.

Булаты закаливались путем нагрева откованного лезвия «докрасна» с последующим погружением в сало. После остывания лезвие обтиралось и для удобства наблюдения за цветами побежалости при отпуске зачищалось точильным камнем. Отпуск требовал большого искусства, так как нагрев производился «над углями» и при отпуске сабельного клинка различные части отпускались по-разному: у ручки - до зеленого цвета, у конца — до синего, в середине — до фиолетового, на месте «удара у лезвия» — до желтого. Отпущенный клинок .правился молотом и охлаждался в воде. Если же был необходим более упругий клинок, отпуск всего изделия проводился до синего цвета.

Аносов указывал также на возможность воздушной закалки тонких изделий «в быстрой струе воздуха».

Прсле закалки клинки подвергались точке и полировке. И для этой, казалось бы, простой операции Аносов дал ряд указаний, направленных на сохранение твердости. Он указывал, в частности, на недопустимость применения сухих точил, точение на которых вызывало нагрев и приводило к потере упругости; рекомендовал применять мокрые точила с соблюдением необходимых предосторожностей.

Впервые в истории металловедения Аносов описал и правильно объяснил также явление прижога закаленной стали при шлифовании.

Травление — «вытравка». Операция травления была необходима для выявления рисунка и определения качества булата. При разработке методов травления Аносов показал разное действие отдельных кислот.

Понятие о макроструктуре, как о показателе качества металла, выявление макроструктуры травлением, равно как и применение микроскопа для изучения макроструктуры как метода исследования, впервые были введены и Распространены Аносовым. Это — огромный вклад Аносова в металловедение.

 


Аносов дал также ясное описание строения стали, узоры которой похожи на виноградные гроздья, иногда расположенные рядами, сходные между собой. Правда, он не дал понятия о дендритах, позднее введенного Д. К. Черновым, но он наблюдал их, и его «виноградные грозды» дают точное описание дендритного (древовидного) строения стали. Этим он в известной мере предвосхитил дендритную теорию Д. К. Чернова.

К сожалению, до наших дней не сохранилось документального материала о макроструктурах сталей Аносова. Представление о макроструктуре и микроструктуре булатной стали дают фотографии начала нашего столетия, сделанные последователями Аносова (фиг. 14—15).

Первый клинок из -булатной стали был изготовлен Аносовым в 1837 г.109. Но об открытии Аносова еще долго не знали ни в России, ни заграницей. При состоянии связи того времени сведения с далекого Урала с трудом доходили до общественности столиц, а правительственные круги, преклонявшиеся перед английской литой сталью, которым было известно о блестящем успехе Аносова, его замалчивали. Не удивительно поэтому, что в то время, когда на одном конце России — на Урале секрета булата не стало, на другом — в Грузии попреж-нему считали искусство булатной стали тайной. Тайна закалки булата еще в 1838 г. служила средством для поэтических образов великому русскому поэту М. Ю. Лермонтову. Будучи в это время в ссылке на Кавказе, он посвятил булату известные стихотворные строки:

«Отделкой золотой блистает мой кинжал; Клинок надежный, без порока; Булат его хранит таинственный закал — Наследье бранное Востока

Сам Аносов, проводивший свои опыты с булатной сталью с исключительной научной тщательностью и с такой же тщательностью обобщавший их, не мог скоро подытожить их результаты.

На это у него ушло четыре года. И только в 1841 г., с появлением в печати его труда «О булатах», передовая общественность России широко заговорила об его открытии. «Сочинение Аносова «О булатах» возбудило общее внимание» — писала в июле 1841 г. газета «Мануфактурные и горнозаводские известия»

В октябре того же года «Горный журнал» заявлял: «Открытие способа приготовления булата, не уступающего качествами лучшим булатам азиатским, принадлежит, бесспорно, к числу важнейших открытий, которыми обогатилась наша промышленность в последние годы, и мы этим обязаны трудам Корпуса горных инженеров г.-м. Аносова.

Превосходные качества изделий, приготовленных из златоустовского булата, при необыкновенной дешевизне их, ручаются за прочность открытия».

Изделия, изготовляемые из булатной стали Аносова, отличались высоким качеством. С ними не могли соперничать изделия, изготовленные из любой стали, известной в то время. Например, «шпажный клинок из хорошего булата, правильно выточенный и соответственно закаленный, как оказалось по моим опытам,— говорил сам Аносов,— не может быть при гнутье ни сломан, ни согнут до такой степени, чтобы потерять упругость; при обыкновенном гнутье он выскакивает и сохраняет прежний вид; при усиленном (например, будучи загнут под прямым углом) не сломается и, будучи выпрямлен, не потеряет прежней упругости.

При этой связи в частях булатный клинок может быть тверже всякого другого, приготовленного из стали. Это и есть, без сомнения, предел совершенства в упругости, которая в стали не встречается»112.

Отмечая качества аносовской булатной пластинки, «Горный журнал» свидетельствовал: «она сгибалась без малейшего повреждения, издавала чистый и высокий звон. Отполированный и закаленный конец ее крошил лучшие английские зубила, тогда как отпущенный конец легко принимал впечатления и отсекался чисто и ровно».

Изделия из булатной стали демонстрировались на отечественных и зарубежных промышленных выставках и везде вызывали общее восхищение.

Обозреватели 3-й Московской мануфактурной выставки 1843 г. писали: «теперь Россия представляет единственный в целом мире источник нового булата лучших качеств. Булаты наши ценятся между азиатцами по крайней мере в десять раз дороже против здешней (-московской И. Б.) цены их. Сталь златоустовских заводов известна по отличному качеству вырабатываемого из нее белого оружия... Должно отдать справедливость их булатным кинжалам, которые оказались отличнейшего достоинства».

Иностранцы, поставленные Аносовым перед фактом, вынуждены были признать высокое качество его булатной стали, несмотря на свое скептическое отношение к русской промышленности. Рецензент английской газеты «Морнинг пост», обозревавший русское отделение на Лондонской всемирной выставке 1851 г. в отчете, составленном в довольно сдержанном тоне, все же отмечал, что «замечательный успех этой отрасли русской промышленности (выделка булатной стали), без сомнения, относить можно высокому качеству употребляемой стали».

«Было бы несправедливо,— заявлял он при этом,— не воздать должной почести и хвалы усердию, энергии и знаниям того ученого Корпуса инженеров (речь шла о П. П. Аносове И. Б.), на который возложено великое призвание распространять ремесленность и промышленность... в глубине лесов Урала и Алтая»115.

И в то же время иностранцы на русской службе пытались принизить роль Аносова в сталелитейном деле.

По случаю открытия Аносова перед Российской Академией наук был поставлен вопрос о присуждении ему Демидовской премии. Его способ производства булатной стали был передан на заключение академикам-иноземцам (непременный секретарь Фус и др.).


Фиг. 17. Чертежи устройства печей П. II. Аносова для производства булата. Устройство печи (чертежи AB—план и разрез): а — топило; b — колосники; с — пролеты из топила под основанием свода; d—чугунный ящик; е —кирпичи, поставленные на ребро, на которые становился ящик; f —обратные пролеты, под ящиком; стены по сторонам ящика; х — свод; i—пролеты; выведенные с одной стороны до высоты свода, в которые обращалось из него пламя; h — дымовая труба.

 

Не признать высоких качеств аносовских булатов было нельзя — они были слишком очевидны и слава о булатах шла далеко. Поэтому иностранцы на русской службе постарались запутать дело. Дав в общем высокую оценку булатной стали, они решили поставить под сомнение способ ее производства, разработанный Аносовым.

В своем заключении эксперты заявляли: «Если бы в сочинении Аносова было указано, каким образом можно всегда с удачею изготовлять эту (булатную И. Б.) сталь, то не колеблясь должно было признать это открытие одним из полезнейших обогащений промышленности, и в особенности отечественной. Но в описании столь мало сказано о способе приготовления этого булата, что надобно думать, не представляет ли Аносов себе самому этой тайны, или может быть и ему самому только временем и случайно выдается изготовлять такую сталь

При таковом положении дела академики не решаются представить Академии о присуждении Аносову демидовской награды за изобретение, которое не содержалось еще общим достоянием и о котором даже неизвестно, основано ли оно на приемах верных и доступных для всех и каждого».

Вопреки истине, вопреки тому, что Аносов дал вполне ясное представление о своем способе в сочинении «О булатах»,— Академия отклонила предложение о присуждении ему премии. Такое позорное событие могло иметь место только в условиях крепостнической, а позднее и капиталистической России, где раболепие правящих классов и низкопоклонство «официальной» науки перед иностранщиной не знало границ.

Однако ни общие условия того времени, ни отдельные реакционные попытки не могли подорвать значения открытия Аносова. Начатое им прогрессивное дело, знаменовавшее новый этап в развитии металлургии, упорно прокладывало себе путь вперед усилиями самого Аносо-на, а после него его последователями.

 

К ОГЛАВЛЕНИЮ

 

 


www.himikatus.ru

Изготовление булатной стали. Узор на стали булатных ножей | Интересное | Лазарев Сергей Николаевич. Человек будущего

Изготовление булатной стали. Узор на стали булатных ножей

Вторник, 01 Окт. 2013

В заключительной статье на тему метеорита, упавшего под Ярославлем, я попытаюсь раскрыть тему того, как было применено метеоритное железо.

Узор на стали булатных ножей

Булатная сталь, согласно техническим характеристикам особый вид твердой стали, обладающий большой упругостью и вязкостью. Заточенный булатный нож это самое острое холодное оружие; как, пример, хороший булатный нож с легкостью перерезает подброшенный в воздух самый легкий платок, а нож из самой качественной стали может порезать только плотный шелковый материал. У азиатов булатный нож передается по наследству, как родовое достояние. Отличительный признак булата это узор на стали, который возникает на булатном металле в процессе ковки. Азиаты, оценивая так называемые дамасские ножи, учитывают форму и размер узора на стали, а так же цвет металла.

Буланые ножи

По своим узорам есть несколько разновидностей. Во — первых, полосатый узор, из параллельных прямых линий, что является признаком низкого качества. При более высоком качестве прямые линии чередуются с кривыми, хотя прямых, все равно больше, тогда это струйчатым булат. Когда же кривых линий больше чем прямых это волнистый. Далее идут, самые ценные сорта булатного метала: сетчатый, в котором короткие прямые линии пересекаются с кривыми, и даже не линиями, а завитушками. И коленчатый, в котором, по всей длине и ширине ножа повторяется замысловатый однообразный узор.

По своим размерам булатные узоры разделяются на: узор крупных нотных знаков – высшего качества, узор больше чем размер мелкого письма- средне качество, и мелкий узор, но который можно увидеть невооруженным глазом, низкое качество. По цвету между узорами стали булаты делятся на серые, бурые и черные. Чем темнее цвет металла, а узор белее и выпуклее, тем качество выше. Но кроме этих основных признаков существуют еще уникальные качества клинка — ножа, которые различаются по переливам поверхности при преломлении солнечных лучей и по звонкости. По переливам булаты отличаются, иные отливают красноватым и золотистым цветом, а иные и вовсе цвета не имеют.

Лучшими азиатскими булатами считаются табан и хорасан, среднего качества — гынды (куш гынды), а худшими — нейрис и шам. Идеальный булатный клинок — нож имеет крупный, сетчатый или коленчатый узор, белого цвета четко отличимого на черном фоне, с золотистым отливом, а так же у него должен быть чистый и долгий звук.

Изготовление булатной стали. Дамасские клинки

Об изготовлении булатной стали в Индии упоминается в трудах Аристотеля. По индийскому они называются вуц. Кроме того из азиатские еще существуют персидские, малайские и японские ( самурайские мечи — ножи). В Европе средневековые испанские мечи, которые называются толедо, близки и даже, можно сказать, родственны, дамасским мечам; сегодня известны германские мечи, но они иного свойства, узор на них получают вытравлением, и называется эта сталь дамасцированной, хотя в названии и сохранились элементы дамасской стали, но сама технология и материал иная. В России работал над создание этой уникальной стали с 1828 по 1837 год инженер Аносов, ему удалось металл типа табан, то есть высокого качества. Так же Аносову удалось создать металл с узором хорасан, который имел темный цвет с золотистым отливом. Сталь в ковке была мягка, а при ковке нагревалась.

Дамасские клинки отличаются от обычных исключительными боевыми качествами, твердостью и удивительной упругостью. Существует легенда, что настоящий дамасский клинок можно без труда обернуть вместо пояса вокруг талии восточной красавицы. А красота самого материала: по темно-синему или фиолетовому фону вились тончайшие нити прихотливого узора, пронизывающего толщу клинка. Сабельная полоса то нежно светилась, как шелк, то мерцала муаровой сеткой, то волновалась темноватыми полосами. С Востока дамасские клинки распространялись по всей Европе.

А теперь обратимся к «античному» Плутарху. В его повествовании о «небесном щите» есть один мутный фрагмент, суть которого, Плутарх уже сам явно не понимает. Однако добросовестно старается пересказать какой-то старый документ, бывший в его распоряжении. Речь идет о свойствах тех «щитов», которые были выкованы по образцу священного «щита». Привожу этот эпизод: «Сами щиты называют «анкилиа» (ancile) — по их форме: они не круглые и не ограничены полукружьями, как пельты, но имеют по краю вырез в виде волнистой линии, крайние точки которой близко подходят одна к другой в самой толстой части щита, придавая ему извилистые очертания».

Основное внимание уделено здесь «форме щитов», характеризующейся волнистыми линиями, в результате чего оружие приобретает извилистые очертания. Скорее всего здесь Плутарх в немного запутанной форме сообщил о волнистых причудливых узорах на знаменитых клинках- ножах. Он говорит тут об оружии нападения, ошибочно называя его оружием защиты «щитами», выкованными при помощи главного «небесного щита». С другой стороны, упоминание о вырезах на щитах могло появиться как смутное воспоминание о том, что булатные клинки действительно могли рубить щиты из обычного металла. Недаром Плутарх говорит, что римские мастера или «танцоры» звонко ударяли мечами в щиты. Если щиты разрубались, то это, естественно, глубоко впечатляло очевидцев и отразилось на страницах Плутарха.

Между прочим, загадочное для Плутарха название анкилия — анцилия могло появиться и как результат легкого искажения русского слова наколоть, наколю. Если без огласовок: наколю = НКЛ = анкилия . Это хорошо описывает свойство меча: с его помощью можно протыкать и колоть врага. Не исключено также, что анкилия — это слегка искаженное слово никель, то есть название металла, присутствующего в железных метеоритах. Впрочем, эти лингвистические замечания — второстепенные. Они приобретают вес лишь после того, как суть дела стала ясна из других соображений.

Русский булат

Брокгауз и Ефрон отмечают, что наиболее древними считаются индийские и сирийские, дамасские булаты. Сегодня историки имеют здесь в виду территории современной Индии и Ближнего Востока. Однако согласно НХ, раньше Индией и Сирией называли Русь-Орду ХIII —XVII веков, то есть метрополию Великой Монгольской Империи. Кроме того, старинный Д-Маск (Дамаск) — это царство Мосоха, Московия, а иногда (чуть позже) — город Москва. Здесь Д — уважительный артикль. Таким образом, получается, что старинный Булат производился сначала в Руси-Орде. Это хорошо согласуется с соображениями о падении железного метеорита под Ярославлем в самом центре Владимире — Суздальской Руси.

В эпоху великого монгольского завоевания булатные клинки- ножи, бывшие на вооружении казацких войск Руси-Орды, распространились достаточно широко. Они оказались во многих провинциях Великой Империи. Потом, после ее раскола в XVII веке, булатное оружие: ножи, мечи, и копья кое-где осталось в арсеналах отделившихся независимых государств-осколков. О его первоначальном происхождении было забыто. И новые поколения местных воинов и правителей стали гордиться якобы собственным старинным булатом. Смутно, вспоминая при этом о древнем индийском, сирийском и дамасском булатах. Уже не понимая, что все эти названия означали в общем одно и то же, и указывали когда-то на метрополию Руси-Орды. А после того, как на скалигеровских картах лукавые редакторы «нарисовали» новую «древнюю» Сирию, новую «древнюю» Индию и новый «древний» Дамаск (там, где мы их видим сегодня), забвение подлинной истории стало еще прочнее. Расцвели сказочные теории об изготовлении булатной старинной стали там, где ее никогда не изготовляли.

Обратите внимание, что с течением времени секрет изготовления булата был, как нам говорят, утерян. С тех пор люди безуспешно пытались воспроизвести его. Однако, как мы узнаём из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона, «воссозданная германская» является всего лишь нескрываемой подделкой: узор на ножах из нее получают обычным травлением. После перековки узор на стали исчезает. Такое «легендарное оружие» изготовляли и, наверное, делают до сих пор для продажи простоватым и богатым коллекционерам.

Попытка возродить искусство изготовления булатной стали, предпринятая в России XIX века инженером Аносовым, выглядит более серьезной. По крайней мере, здесь сообщаются некоторые детали технологического процесса. Однако настораживает то обстоятельство, что в результате был изготовлен всего лишь один клинок – нож для великого князя Михаила Павловича. Ни о каких других конкретных результатах почему-то не говорится. Не хочется бросать тень на исследования Аносова, однако надо заметить, что один «образцовый нож» мог быть изготовлен довольно просто. Достаточно взять обломки старых булатных мечей или кольчуг, переплавить их, и заново отковать великолепный клинок. Потом подарить его высокому лицу. Современные исследователи, высоко оценивая результат Аносова, тем не менее, осторожно говорят, что ему удалось получить лишь аналогию булату. Насколько эта «аналогия» является полной, остается неясным.

Было бы интересно воспроизвести сегодня результат Аносова, следуя сохранившимся сведениям о его рецептуре. Получится ли настоящий Булат? Такая попытка была предпринята в 2001 году. Однако, судя по современным комментариям, речь может вновь идти лишь о некоей «похожести».

Происхождение булатной стали

На самом деле объяснение всем этим горе попыткам в новое время изготовить дамасскую сталь, очень простое. Материал для изготовления этой уникального металла имеет неземное происхождение, и речь тут не о зеленых человечках, а об обыкновенном железном метеорите. В России такой метеорит считается, что упал в 1421 году под Ярославлем. И хотя железный метеорит под Ярославлем был довольно таки крупным, его запасы все равно были ограничены. И как бы бережно их не использовали, с расходом метеоритного материала, прекратилось и изготовление булатного оружия. А сам он превратился в легендарное оружие далекого прошлого. Но этого ценного метеоритного материала хватило для вооружения значительной части казачьих ордынских армий. Что и создало технический перевес в ту пору.

Русский булат, он же индийский и дамасский, в виде ноже, мечей и копий, разрубал щиты, латы и мечи противников. Оружие из дамасской стали окутывалось легендами. Секрет булата утеряли по той простой причине, что в ту далекую эпоху тонких химических анализов делать не умели. Поэтому химический состав ярославского метеорита остался ордынским = дамасским мастерам неизвестным. «Формулу» они не нашли. Кончились обломки метеорита, — исчерпались, и ценные добавки. А без знания состава метеорита, без его «формулы», воспроизвести эти добавки искусственным путем мастера так и не смогли. Как, впрочем, и их потомки. С другой стороны, если бы древние металлурги сами изобрели физико-химическую «формулу», то есть без использования метеорита, вряд ли бы ее забыли.

Когда и почему же искусство изготовления этого легендарного клинка было безвозвратно утрачено? Первая и главная причина исчерпались обломки железного метеорита. Вторая причина носила, вероятно, эволюционный характер. Дело вот в чем. В эпоху отсутствия огнестрельного оружия булат играл, конечно, исключительно важную роль. Он рубил обычные латы и щиты. Солдаты закованные в булатную броню и с таким же мечом в руке, имели очевидное преимущество на поле боя.

Но с появлением мушкетов и пушек значение клинков — ножей, естественно, уменьшилось и постепенно сошло на нет. Какое-то время, по инерции, булатное оружие могли ковать из обломков старых булатных мечей и кольчуг. Но быстрое развитие огнестрельного оружия привело к тому, что латы вообще отошли в прошлое. Они стали бесполезными против пуль и картечи. Рассекать латы мечом стало не нужно. Мечи и сабли, конечно, остались на вооружении, однако требования к качеству металла ослабились. Чтобы рубить мундиры и обычную одежду, достаточно было иметь сабли из обычной хорошей стали. И вовсе не обязательно из легендарной и дорогой стали. Так что дожить он мог до XVII —XVIII веков, постепенно превращаясь в коллекционное и музейное вооружение.

И на последок хочу заметить одну интересную деталь, само слово булатный живет до сих пор, и так же имеет значение некой исключительности. Это слово БЛАТНОЙ.

Для тех же кто до сих пор хочет все же увидеть изготовление булатной дамасской стали.

Как делают пластины из дамасской стали для изготовления ножей - Часть 1

 

Как делают пластины из дамасской стали для изготовления ножей - Часть 2

and22rew

12.08.2011

Источник: http://proshloeproshlo.ru/rus-i-orda/meteority/izgotovlenie-bulatnoj-stali-uzor-na-stali-bulatnyx-nozhej.html

Разместил(а): Администратор 01/10/2013 в 07:58

Тэги по теме: русь, метеорит, москва, ярославль, орда, владимир, московия, блатной, булат, железо, дамасская сталь, дамаск, нож • Российские новости  • История  • История альтернативная  • Творчество, культура, искусство  • Наука  • Непознанное  • Образование  • Религия 
• (4) комментариев  • (5573) просмотров  • постоянная ссылка печать | печать комментариев

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться

lazarev.org

Булат. Структура, свойства и секреты изготовления. :: Книги по металлургии

 Что же такое булат?
Нам уже известно, что настоящий булат — это прежде всего литая углеродистая сталь, обладающая специфическими узорами.
Первым подробно описал литой индийский булат или вутц Павел Петрович Аносов [13]. «Булатом называется, — писал П. П. Аносов, — сталь, имеющая узорчатую поверхность: на некоторых булатах узор виден непосредственно после полировки, на других же — не прежде, как поверхность подвергается действию какой-либо слабой кислоты». Легкость проявления рисунка при травлении являлась характерным признаком литого булата.
Кроме того, рисунок должен принадлежать всей массе булатного клинка и быть результатом естественной структуры металла, а не результатом сварки кусков металла раз¬личной твердости, как в дамасской стали. Расположение узоров на булатном клинке отличалось тем, что, повторяясь по форме, каждый из них имел неповторимые штрихи. Поэтому искусственно создать булатный узор практически невозможно. Если узор стирался с поверхности изделия, то последующей шлифовкой, полировкой и травлением его можно было очень хорошо выявить вновь. узор сохранялся даже при перековке сабли в кортик, нож или другое изделие.
В начале прошлого столетия было достоверно установлено, что булаты содержат удивительно много углерода — 1,2 — 1,7%. В отдельных образцах булата найдено 2% углерода и даже больше. Значит, булат не обычная углеродистая сталь, а «сверхуглеродистая». известно, что с увеличением содержания углерода в стали ее твердость, износостойкость и прочность после закалки и низкого отпуска могут быть высокими. Этим и объясняется высокая прочность булатных клинков. Поражает, что наряду с прочностью булат обладает высокой вязкостью и упругостью. Булатная сабля легко сгибалась на 90—120°, не ломаясь. Есть сведения, будто настоящий булатный клинок носили вместо пояса, «обматывая» им талию.
Как мы уже говорили, индийский булат поставлялся на рынки Персии и Сирии в виде разрубленной пополам лепешки литой стали — вутца. Вутц имел диаметр примерно 12,5 см, толщину около 1 см и массу примерно 1 кг. Характерно, что вутц также имел естественный рисунок. Сохранились воспоминания путешественников по Индии, которые видели, как плавят булатную сталь. Они утверждают, что булатные слитки имели своеобразные узоры, не похожие на рисунок на готовых клинках. Очевидно, вутц рубили пополам для того, чтобы покупатель мог рассмотреть строение металла. Чтобы из вутца сделать клинок, необходимо было его правильно проковать, термически обработать и окончательно отделать. Таким образом, качество булатного клинка определялось не только материалом, но и способами его изготовления, термообработки и отделки.
Арабский ученый XII века Едриза сообщает, что в его время индийцы еще славились производством железа, индийской сталью и выковкой знаменитых мечей. В Дамаске из этой стали изготовляли клинки, славу о которых крестоносцы разнесли по всей Европе. К сожалению, в Древней Индии так тщательно прятали секреты выплавки вутца, что в конце концов потеряли их совсем. Уже в XII веке табан, например, не могли делать ни в Индии, ни в Сирии, ни в Персии.
После того как Тимур покорил Сирию и вывез оттуда всех мастеров, искусство изготовления оружия из литого булата переместилось в Самарканд; однако вскоре оно везде пришло в упадок. Потомки вывезенных мастеров, рассеявшись по всему Востоку, окончательно потеряли способы изготовления булатного оружия. В XVI—XVIII веках мало кто в мире знал секрет производства литого булата и изготовления из него холодного оружия. Возможно, что на роди¬не булата в Индии редкие образцы его делали вплоть до XVIII века. Производство окончательно исчезло после нашествия европейцев, которые завезли в страну современные способы производства стали.
Ко времени, когда были установлены научные методы определения структуры, фазового состава и механических свойств металла, в распоряжении металлургов оказались лишь музейные экспонаты булатных изделий. Некоторые из них с годами потеряли свои свойства практически полностью. Другие сохранились относительно хорошо, но владельцы редко соглашаются жертвовать своими сокровищами. Все же некоторые металловедческие исследования булата проделаны были, и мы об этом еще расскажем.
Интересно, что время оказалось самым надежным индикатором для определения настоящей булатной стали. известно, что неоднородный металл больше подвержен коррозии, чем однородный, поэтому полосы дамасской стали ржавели довольно быстро.
До наших дней не дошел ни один меч с полностью сохранившимся цветным узором и первоначальной полировкой. Лучший образец Дамаска (сварочного многослойного булата) — дротик городского исторического музея в Дюссельдорфе — имеет первоначальную политуру, но цвет узора сохранил лишь частично. Литой булат по сравнению со сварочным гораздо более стоек против коррозии, поэтому его образцы и сохранились лучше.
Таким образом, на вопрос, что такое булат, можно ответить пока только так: это литая углеродистая сталь, обладающая естественным узором и необыкновенно высокими свойствами.
Какова природа естественного узора на изделиях из литой стали? Почему его характер определял свойства этой стали? Как в древности умудрялись ковать «сверхуглеродистую» сталь, близкую по составу к чугуну? Чем объясняется необыкновенная острота лезвий булатных клинков? Почему методами современной металлургии невозможно выплавлять сталь, подобную древнему булату?
Эти вопросы давно волновали не только металлургов. Автор надеется, что читатель в какой-то мере найдет на них ответы в следующих главах книги.
Харалужные мечи
Холодное оружие до конца XIV века было основным вооружением русского войска. О высоком качестве булатных клинков на Руси знали с незапамятных времен. Рус¬ский былинный эпос часто воспевал харалужные мечи. Харалужная — огненная — так на Руси до середины XV века называли бу¬латную сталь. «...Храбрая сердца в жесто-цем харалузе1 скована, а в буести2 закале¬на», — говорится в «Слове о полку Игореве. Известный русский путешественник Афанасий Никитин, посетивший Персию, Индию и другие страны Востока в 1466—1472 годах, в своей книге «Хождение за три моря» употребляет уже только слово «булат» при описании военных доспехов, сделанных из восточной стали.
Отечественные археологи установили, что в V—VIII веках древние русские кузне¬цы умели делать железные ножи со стальными лезвиями. В IX —X веках в России достигла высокого уровня техника производства сварочного булата. В трактате багдадс¬кого философа Аль-Кинди «О различных видах мечей и железе хороших клинков и о местностях, по которым они называются», написанном в первой половине IX века, ука¬зывается на то, что франкские и слиманские мечи изготовляются из дамасской стали. Современник Аль-Кинди арабский ученый Ибн-Руста называет народ, владевший слиманс-кими мечами, «русами»; Аль-Бируни сооб¬щает: «Русы выделывали свои мечи из ша-буркана (твердой стали -авт.), а долы посредине их из нармохана (мягкой стали — авт.), чтобы придать им прочность при ударе, предотвратить их хрупкость». Аль-Бируни сообщает также, что на Руси для изготовления долов применяли плетение из длинных проволок, приготовленных из разных сортов железа, твердого и мягкого [14].
Современный исследователь истории производства холодного оружия в России Б. А. Колчин указывает, что все известные нам древнерусские мечи (их найдено более 75) имеют конструкцию клинка, подобную описанной Аль-Бируни [15]. На основании обнаруженных структурных схем металла древнерусских мечей была реконструирована технология их изготовления.
Основа клинка делалась из железа или сваривалась из трех полос стали и железа. Когда ее сваривали только из стали, то брали малоуглеродистый металл. Довольно широко применялась и узорчатая сварка. В этом случае основа клинка изготавливалась из средней железной и двух крайних стальных специально сваренных полос. Последние состояли из нескольких прутьев (слоев) с разным содержанием углерода, много раз перекрученных и раскованных в полосу. К предварительно сваренному и подготовленному бруску основы клинка в торец наваривали стальные полосы — будущие лезвия. После сварки клинок выковывали таким образом, чтобы стальные полосы вышли на лезвия. Отковав клинок заданного размера, вытягивали черенок рукоятки, после чего выстругивали долы (прорезы). Затем клинок полировали и травили. Многие русские клинки, подобно древнеримскому сварочному булату, имели рисунок в елочку.
В работах исследователей В.В.Арентда [16] и С.А. Зыбина [17] есть сведения о мечах из дамасской стали, найденных на территории древнерусских селений Боре, Новоселках, Михайловском и других. Меч, найденный в Михайловском, хранится в Государственном историческом музее в Москве. Полоса дамасской стали наварена на нем поверх дола и состоит из трех прутиков — слоев. Средний из них имеет крупный узор, напоминающий узор литого булата.
Не удивительно, что русские мечи с «ред¬костными» узорами пользовались большим спросом на внешних рынках: в Византии, Средней Азии и других странах. Арабский писатель Ибн-Хордадбсх в середине IX века писал: «Что же касается купцов русских — они же суть племя из славян,— то они вывозят меха выдры, меха лисиц и мечи из дальнейших концов Славонии к Румейскому (Черному-авт.) морю». Сохранилась перепис¬ка между Иваном II и крымским ханом Мен-гли-Гиреем. Хан, который имел дамасское и багдадское оружие, выпрашивал русские доспехи: «Сего году ординских татар кони потоптали есмя, мелкой доспех истеряли есмя. У тебя, у брата своего, мелкого доспеху про-сити есми» [1].
Русское оружие славилось не только качеством стали, но и ее термообработкой. За¬каленную сталь на Руси называли «трьпен-ный оцел» («стойкая сталь»). Наваренные «оцелом» топоры находили в курганах, относящихся к XI веку. «Каленные» стрелы и сабли часто упоминаются в былинах. Известна древняя поговорка: «Пещь искушает оцел во калении». Рогатина тверского князя Бориса Александровича имела рожну из закаленного булата.
В России умели делать дамаск (сварочный булат) вплоть до конца XIX века. В Государственной оружейной палате в Москве можно увидеть саблю царя Михаила Федоровича, изготовленную мастером Нилом Просвитом в 1618 году. Полоса у этой сабли Булатная с прорезами (долами), украшена насечкой с надписью о времени изготовления. Сохранились сведения, что, кроме Нила Просвита, клинки из дамасска делали московские мастера Дмитрий Коновалов, Богдан Ипатьев и другие. Эти сведения в настоящее время пополняются в связи с тем, что в последние годы более успешно идет расшифровка надписей на проржавевшем древнем оружии.
Рижский историк-металловед А. К. Ан-тейн сравнительно недавно приготовил очень эффективный реактив для расчистки проржавевших лезвий древних мечей. На лезвиях древних мечей, обработанных «бальзамом Антенна», выявляют очень тонкие надписи, которые обычно располагались в верхней трети клинка. Они, как правило, инкрустированы в горячем состоянии обычной или перекрученной железной либо стальной проволокой. Так, например, в Киевском историческом музее хранится меч с красивой рукояткой с рисунком в виде перевитых друг с другом чудовищ. Меч находился в музее более 50 лет и его безоговорочно считали нерусским изделием. К изумлению историков, после обработки «бальзамом Антенна» на мече проявилась русская надпись «Коваль Людоша». Как было установлено, надпись сделана русскими прописными буквами, характерными для первой половины XI века. По сей день специалисты ищут и опознают образцы русских клинков от Сибири до Франции!

 

markmet.ru

Как варят булат? | Культура

Вначале медные мечи рубили врагов, отбивая удары заведомо менее прочного оружия. Потом бронзовые мечи рубили мечи медные и прорубали кожаный доспех с медными бляшками.

Потом пришел век железа и поначалу много воинов, вооруженных железными мечами, менее прочными, чем бронзовые, побеждали немногих мастеров боя, снабженных бронзовым доспехом и бронзовыми мечами. А потом железо стало прочнее бронзы.

Точнее, собственно железо, по своей природе, относительно мягкое. Закалить его нельзя, закалке поддается только сталь, т. е. железо, слегка обогащенное углеродом (от 0.04% до 2.14%). Если слишком обогатить железо углеродом (от 2.14% до 4%), то получится чугун, который раньше называли «свиным железом» — за то, что был хрупким и негодным для ковки. А именно ковкой тогда и делали разнообразные изделия из железа.

Далее на многие тысячелетия сила государств, мощь их войск выковывалась кузнецами. От знаний и умений кузнецов зависела прочность мечей и надежность кольчуг или бехтерцов воинов. То есть от умения кузнеца зависели жизни воинов и победа или поражение в бою. Фото: Depositphotos

Сотни и тысячи лет экспериментов привели к созданию булата — прекрасной узорчатой стали. Булатные мечи рубили врагов и их простые железные мечи, прорубали железные латы. В середине I тысячелетия нашей эры в Индии научились производить суперсталь для супероружия. Называли ее тогда «вуц».

Со временем тайной овладели кузнецы Персии, тогда суперсталь начали назвать фаранд, или хорасан. Тайна хранилась столь надежно, что если кузнец не успевал выбрать себе преемника, чтобы передать ему свои секреты, то в данном месте секрет стали пропадал… Пропадал и возвращался. Снова и снова.

В последний раз в промышленных масштабах пытался возродить производство литого булата директор Златоустовских заводов Аносов. Инженер, изобретатель и директор, т. е. «царь и бог» местного масштаба. Он после более чем десяти лет опытов сумел составить рецепт и добиться нужных температурных режимов для производства стали булатной прочности. Однако это производство было признано нетехнологичным, слишком сложным — и в массовое производство литой булат из Златоуста не пошел.

По другому пути пошли в Китае и там еще во II веке нашей эры научились выковывать мечи из сложенных вместе и сваренных ковкой пластинок высокоуглеродистой стали и низкоуглеродистого мягкого железа. Формально это совсем просто, но фактически это очень и очень трудоемко и нетехнологично.

Сложить через одну пластинки высокоуглеродистого и низкоуглеродистого железа. Разогреть в горне. Сварить ковкой, превратив брусочек почти в блин, потом нагреть и сложить этот блин, снова молотом превратив его в брусочек. И все это надо повторить много-много раз. Брусок раскалить в горне, расплющить, сложить, затем повторить это снова и снова.

После многократного повторения мы получаем булатную заготовку будущего изделия. В старину из заготовки выковывали мечи. Теперь обычно делают ножи. Придав изделию форму, его сначала полировали, а затем слегка протравливали кислотой — и на железе выступал узор. Это означало — получен меч дамасской стали, готовый прорубить любой доспех и перерубить любой меч из простого железа.

Кстати, в городе Дамаске дамасской стали не делали. Но зато там был огромный рынок изделий из булата, производимого персидскими и арабскими кузнецами. Потому мечи и стали называть дамасскими.

Прошли века… Люди открыли тайну производства булата, и сегодня любой хороший кузнец может всего за несколько дней повторить многомесячный подвиг кузнецов древности и сделать из «просто железа» булатную сталь, ножи или мечи.

Производство сегодня очень сильно нуждается в сверхпрочных металлических инструментах для прецизионной обработки стальных изделий. Но здесь булат победили сверхпрочные сплавы, «победит» и аналогичные, столь же прочные, что и булат, но намного более устойчивые в условиях перегрева, да к тому же — намного более технологичные, получаемые сразу большими объемами. Фото: Depositphotos

А булат? Булатные ножи и сегодня выпускают — небольшими партиями, на любителя. Уж больно такой нож хорош. Попробуй примени его при промышленной разделке мяса. Специально для разделки туш мясникам делают особые ножи, острые и тяжелые. Но, дабы избежать случайных травм, им для защиты левой руки делают специальные кольчужные перчатки. Нож мясника не прорубает ее.

А попробуйте работать с булатным ножом! Соскользнет лезвие, ударит по кольчужной перчатке на руке — и пропорет ее, как веками делали с кольчугами врага булатные мечи.

А как все-таки варят булат? А никак не варят. Булат — кованая сталь. Варить ее в печи невозможно, хотя Амосов почти два века назад и очень старался. Булат — результат работы и искусства кузнеца, его силы, умения, знаний и терпения.

Я смотрел телепередачу: кузнец показывал, как сделать булатный нож. У него был горн, раскаляемый газом, а не на угле, был молот с механическим приводом. И все равно производство булата заняло у него несколько дней — от стопки пластинок низкоуглеродистого железа и высокоуглеродистой стали до булатного ножа с прекрасными узорами на лезвии, которым тот кузнец перерубал гвозди и легко пробивал полоску листового железа. Фото: Depositphotos


Что еще почитать по теме?

Какова история железа? Эпоха стали
Каким японским мечом… не стоит махать?
Какое значение имел меч в Древней Руси?

shkolazhizni.ru

производство охотничьих ножей, булатных ножей

Русский булат: производство охотничьих ножей, булатных ножей

Новинки

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ


Поиск ножей по названию

 


Купить охотничьи ножи





 

Уважаемые друзья!


Приглашаем вас в интернет-магазин ножей мастера Владимира Масленникова.
Ножи из дамасской стали, кованые ножи, в том числе эксклюзивные ножи ручной ковки, ножи из нержавеющей стали и другие товары в широком ассортименте на самый взыскательный вкус.
Мы специализируемся на изготовлении по-настоящему рабочих ножей для решения конкретных задач: ножи для охоты, ножи для рыбалки, ножи для туристов, ножи для кухни, экзотические национальные ножи, ножи для филирования, ножи универсальные, для жителя города и села, серия ножей для таксидермии.
Без излишних украшений, недорогие ножи для всех случаев жизни. Доступность цены и оптимальное сочетание функциональности и внешних данных, а также большой выбор рукоятей обеспечивают популярность наших ножей среди ценителей ножей.

Политика конфиденциальности
 
 

+

ВКонтакте YouTube Google+ facebook Twitter InstagramСкачать приложение Android

ножи для охоты Поставки охотничьих, рыбацких, туристических, кухонных и пр. ножей. Каталог товаров. Онлайн-заказ. Способы оплаты и доставки.

rusdamask.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о