Спг что это такое в нефтянке: Секретный Проект «Газпрома» Что такое СПГ и зачем он российским газовикам: Ресурсы: Экономика: Lenta.ru

Содержание

Секретный Проект «Газпрома» Что такое СПГ и зачем он российским газовикам: Ресурсы: Экономика: Lenta.ru

Мировое производство сжиженного природного газа развивается стремительными темпами. За последние 40 лет объемы продаж СПГ выросли в 110 раз и, как прогнозируется, будут увеличиваться на семь процентов ежегодно в последующие десять лет. Рынок развивается стремительно, но для России он относительно новый — большая часть экспортного газа доставляется до потребителей трубопроводами. В перспективы СПГ верят даже в «Газпроме», причем у российского газового монополиста на этом рынке появились конкуренты.

Сжиженный природный газ (СПГ) — это природный газ, сжиженный путем охлаждения до температуры минус 161,6 градуса по Цельсию. В итоге из 600 кубометров природного топлива получается один кубометр сжиженного. СПГ производится на специальных терминалах (заводах), которые располагаются в портах. С терминалов топливо закачивается в газовозы и отправляется в путешествие по морю. В пункте прибытия СПГ подвергается регазификации (процесс, обратный сжижению) и закачивается в трубопроводы, которые поставляют топливо конечному потребителю.

Основными преимуществами СПГ являются удобство хранения и транспортировки, а также возможность доставки в любую точку мира, если там есть регазификационный терминал. Принципиальным его недостатком являются возможность срывов поставок и большие затраты на строительство терминалов и газовозов. Впрочем, это достаточно спорный вопрос — сейчас нет возможности оценить, что дешевле: строить трубопроводы или СПГ-терминалы. В каждом конкретном случае инвесторы взвешивают все «за» и «против», после чего выбирают вариант поставок.

Например, для Японии — крупнейшего импортера СПГ в мире — сжиженный газ пока является безальтернативным источником поставок топлива. Токио пытается договориться с РФ о строительстве трубопровода, но российские газовики пока отказываются от проекта, ссылаясь на высокую сейсмическую активность в регионе.

Установка по сжижению природного газа

Изображение: Пресс-служба ОАО «Национальные газовые технологии»

СПГ-технологии почти не развивались до 60-х годов прошлого века, но с 1970 по 2011 годы продажи сжиженного газа в мире выросли с трех миллиардов до 331 миллиарда кубометров в год. Как ожидается, до 2020 года продажи СПГ будут расти на семь процентов в год. По данным банка Jefferies, за прошедшее десятилетие спрос на этот вид топлива вырос вдвое. В консалтинговой компании Eurasia Group считают, что мощности по производству СПГ вырастут с 372,5 миллиарда до 705 миллиардов кубометров в год.

Сжиженный газ позволяет подключить к рынку новых игроков, которые находятся далеко от потребителей. Сейчас крупнейшим экспортером СПГ является Катар. Первый его газовоз покинул порт на Ближнем Востоке в 1997 году; уже через девять лет страна обошла по объемам экспорта СПГ прежних лидеров — Индонезию, Малайзию и Алжир. Сейчас на Катар приходится около четверти мировых поставок СПГ (более 100 миллиардов кубометров в год). Впрочем, арабская страна рискует в скором времени утратить лидерство. Ее крупнейшему конкуренту — Австралии — пророчат мощный рывок: материковое государство может резко увеличить экспорт сжиженного газа и обойти Катар к 2020 году.

Несмотря на стремительный рост СПГ-индустрии, доля сжиженного газа пока не превышает десяти процентов от глобального спроса на газ, а импортом СПГ занимаются всего около двух десятков стран. Тем не менее инвесторы во всем мире признают, что вкладываться в строительство соответствующей инфраструктуры можно и нужно. Развивается отрасль, хоть и со скрипом, в том числе и в России. Большинство СПГ-проектов в стране пока существуют лишь в планах, и точно неизвестно, когда именно они будут реализованы.

«Газпром» и конкуренция

Сейчас в России работает только один СПГ-завод, построенный в рамках проекта «Сахалин-2», оператором которого является Sakhalin Energy Investment Company. Контрольный пакет акций этой компании принадлежит «Газпрому», хотя изначально проект разрабатывали иностранцы: Shell и японские Mitsui (12,5 процента) и Mitsubishi (10 процентов). Российская монополия вошла в «Сахалин-2» в 2006 году, а уже через три года на нем начал работу СПГ-завод. В 2010-м он вышел на проектную мощность в десять миллионов тонн в год (впоследствии мощность планируется нарастить в полтора раза). Около 65 процентов сахалинского СПГ покупает Япония, остальные объемы поставляются в Северную Америку и Южную Корею.

Еще один СПГ-терминал монополия планирует построить во Владивостоке к 2018 году. Его мощность, как ожидается, также составит десять миллионов тонн топлива в год. Газ с владивостокского завода будет поставляться в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Танкер Cygnus Passage на терминале по отгрузке газа первого в России СПГ-терминала (проект «Сахалин-2»)

Фото: Сергей Красноухов / РИА Новости

Если «Газпром» рассматривает СПГ-рынок как еще одну дополнительную возможность расширения экспортных поставок, то для его российских конкурентов развитие сжиженного газа может стать своеобразным «глотком свободы». Дело в том, что сейчас в России действует монополия на экспорт газа: все добывающие компании должны сдавать газ «Газпрому», который по своим трубопроводам доставляет его зарубежным потребителям.

В схеме с СПГ экспортная монополия теряет смысл, ведь никаких газопроводов для доставки газа не нужно. Следовательно, производители газа могут получить от СПГ дополнительную выгоду, начав конкурировать с «Газпромом» вне страны. И хотя решений по частичной отмене монополии в правительстве пока не приняли, очевидно, что так или иначе конкурентам «Газпрома» возможность продавать газ самостоятельно дадут. Тем более что лоббированием этого вопроса занимается бывший вице-премьер, а ныне руководитель «Роснефти» Игорь Сечин.

Именно государственная «Роснефть» может стать конкурентом «Газпрома» на рынке СПГ. Нефтекомпания намерена построить завод по сжижению газа на Дальнем Востоке. По информации РИА Новости, терминал планируется возвести в порту Де-Кастри в Хабаровском крае, на берегу Татарского пролива. Глава компании Игорь Сечин заявлял, что мощность первой из трех очередей завода составит пять миллионов тонн в год, а его строительство необходимо завершить к 2019 году.

Другим конкурентом «Газпрома» является «Новатэк», который планирует совместно с Total построить завод по сжижению газа на Ямале ; французской компании принадлежит 20 процентов проекта. Терминал мощностью 16,5 миллиона тонн топлива в год будет сжижать газ с Южно-Тамбейского месторождения.

Раньше «Новатэк» и «Газпром» планировали работать на Ямале вместе. Два года назад конкуренты договорились о создании двух СП по разработке своих месторождений на Ямале и Гыдане. В рамках СП на Ямале планировалось организовать производство СПГ. В «Новатэке» отмечали, что проект ведется отдельно от совместного с французами «Ямал СПГ». В конце апреля этого года глава независимого производителя Леонид Михельсон заявил, что переговоры по СП с «Газпромом» нельзя назвать продуктивными. Представитель концерна Сергей Куприянов рассказал 25 апреля, что госкомпания рассчитывала получить 50 процентов, но «Новатэк» хотел оставить контроль за собой. По его словам, сотрудничество заморожено.

Возможно, именно под воздействием неудачи с «Новатэком», с одной стороны, и в связи с активными СПГ-планами «Новатэка» и «Роснефти» — с другой, «Газпром» решил, что и ему необходимо активизироваться в этой сфере. 23 мая глава концерна Алексей Миллер заявил, что в ближайшее время компания намерена заявить о «принципиально новом» российском СПГ-проекте. Деталей он не уточнил, но СМИ выяснили, что речь идет о возврате к планам строительства СПГ-терминала в порту Приморск (Ленинградская область).

Построить терминал в Приморске планировалось еще в 2004 году. Совместное предприятие «Газпрома» и судоходной компании «Совкомфлот» получило 270 гектаров земли под строительство завода. В 2007 году проект, названный Baltic LNG, признали нерентабельным, и «Газпром» отказался от него в пользу Штокмановского месторождения, судьба которого впоследствии оказалась под вопросом. В 2011 году новым собственником Baltic LNG стал «Сибур»; в 2013 году компания ликвидировала проект по неизвестным причинам.

Схема проекта «Сахалин-2»

По информации «Коммерсанта», «Газпром» решил реанимировать Baltic LNG в расчете на захват доли европейского СПГ-рынка, где пока лидирует Катар. Проект может принести «Газпрому» не только денежную выгоду, но и моральное удовлетворение — с его помощью российская компания может заставить работать на себя нормы Третьего энергопакета, направленного как раз против концерна. В соответствии с этим соглашением владельцы газопроводов должны предоставить доступ к ним третьим лицам. Энергопакет распространяется и на терминалы по регазификации, на которые, в свою очередь, может претендовать «Газпром».

Очевидно, что направлять сжиженный газ российской монополии имеет смысл в те страны, которые он не охватывает газопроводами, то есть речь идет, прежде всего, о Великобритании и части стран Южной Европы. Однако на юге «Газпром» планирует построить «Южный поток» (он, правда, не дойдет до Португалии и Испании), а к Великобритании хочет тянуть одну из ниток «Северного потока». Как коррелируют планы по строительству СПГ-завода и газопроводов, пока неизвестно.

В 2011 году РФ заняла восьмое место по объему экспорта сжиженного газа с долей в четыре процента. Если российским компаниям удастся выполнить намеченные планы, к 2020 году СПГ-мощности в РФ составят почти 57 миллионов тонн в год (76 миллиардов кубометров), то есть экспорт увеличится многократно, а СПГ займет существенную долю от всего экспорта газа. На пути СПГ может встать только время: если конкуренты России на мировом рынке введут в строй свои СПГ-мощности раньше, а США решатся на массовый экспорт топлива, для российского газа может попросту не остаться места.

Создание технологий СПГ — стратегическая задача газовой отрасли России

За последние 15 лет существенно вырос экспорт нефти и нефтепродуктов из России, в том числе за счет появления новых крупных рынков сбыта, прежде всего в Азии, пишут эксперты Аналитического центра на страницах нового энергетического бюллетеня «Развитие транспортировки нефти».

Специалисты уверены, что такой рост потребовал развития новых маршрутов поставок и инфраструктуры — нефтепроводов, экспортных морских терминалов. Еще одним фактором изменения экспортной транспортной конфигурации России является стремление к снижению зависимости от транзита через страны Балтии и Украину. В настоящее время основные проекты по развитию транспортной инфраструктуры в нефтяной отрасли реализуются для обеспечения внешнего спроса — это касается как нефти, так и нефтепродуктов, уверены эксперты.

По мнению специалистов, строительство новых и расширение действующих нефтепроводов и нефтепродуктопроводов в первую очередь необходимо для дальнейшего снижения зависимости от транзитных поставок и развития портовой и соответствующей внутренней трубопроводной инфраструктуры (проекты продуктопроводов «Север» и «Юг»). Также оно поможет расширить существующие магистральные нефтепроводы на востоке страны (ВСТО) и построить нефтепроводы для соединения новых месторождений в регионе с ВСТО.

Что касается сектора морских грузоперевозок, то он оказался одной из отраслей, которые смогли улучшить свое финансовое положение в результате падения мировых цен на нефть, считают эксперты. Произошло это не только за счет возможности транспортных компаний сократить свои издержки на топливо, но и благодаря росту спроса на нефть и нефтепродукты, который, в свою очередь, обусловил и рост спроса на услуги по ее транспортировке.

Также эксперты уверены, что создание технологий СПГ — это стратегическая задача газовой отрасли России, но сначала нужно преодолеть имеющееся отставание. СПГ как способ доставки газа из России долгое время выглядел как сложная «игрушка», проекты не раз откладывались, а теперь они нужны по многим причинам, в особенности для успешной конкуренции после исчерпания срока действия наших трубопроводных контрактов, уточняют специалисты.

В бюллетене затрагиваются и вопросы климата планеты, который, по мнению экспертов, зависит от стран Азии, где на уголь приходится около половины потребления энергии. Для предотвращения изменения климата нужно переходить с угля на газ, особенно в Индии и Китае, уверены специалисты. Но уголь дешевле и чаще есть у самих потребителей, так что сокращение его роли в энергобалансе Азии через ограничения и изменение инвестиционных проектов будет трудным и долгим, полагают они.

Подробнее – в бюллетене «Развитие транспортировки нефти»

С другими выпусками энергетических бюллетеней можно ознакомиться в разделе «Публикации»

Применение СПГ. Где используют сжиженный природный газ

После доставки потребителю сжиженный природный газ используется в качестве энергоносителя для тех же целей, что и обычный природный газ. Основные области применения СПГ это производство тепла и электричества, использование в качестве топлива для машин и оборудования и в бытовых нуждах. Ниже представлен более широкий список.

Использование сжиженного природного газа

  1. Газификация коммунальных и промышленных объектов, удаленных от магистральных или распределительных трубопроводов
  2. Создание топливного резерва у потребителя для покрытия нагрузок в пиковый период (т. н. пик-шейвинг, от англ. LNG Peak Shaving)
  3. Применение СПГ на различных видах транспорта в качестве моторного топлива
  4. Получение тепловой и электроэнергии, а также промышленного холода
  5. СПГ как сырье для использования в химической промышленности

Следует отметить, что вышеуказанные области применения СПГ могут совмещаться между собой. Так, доставляемый судами-газовозами на регазификационный терминал СПГ может быть использован для поставки его на удаленные объекты в качестве топлива для транспорта и создания резерва топлива на период больших нагрузок в магистральных и газораспределительных сетях.

На мировых рынках широкое использование сжиженного природного газа прежде всего обусловлено тем, что, по ценам, СПГ либо находится в одной ценовой категории с жидкими видами топлива (углеводородными), либо дешевле их. Вдобавок к этому, топливо СПГ более экологически чистое.

Использование СПГ в качестве энергоносителя решает следующие задачи:

  • Газификация удаленных объектов
  • Сокращение издержек, связанных с газификацией, вследствие отказа от разработки, сооружения и обслуживания некоторой части объектов газоснабжения (межпоселковых распределительных газопроводов, газопроводов-отводов)
  • Снижение количества выбросов загрязняющих веществ в окружающую среду при замене, например, каменного угля или мазута природным газом
  • Снижение затрат на энергоносители
  • Комплексное получение тепловой и электроэнергии

В настоящее время организация производства и внедрение технологий с использованием сжиженного газа в энергетической отрасли имеет важное перспективное значение.

СПГ — экологический вид топлива

Имея хорошие энергетические характеристики и высокое октановое число, сжиженный газ используется не для одной лишь газификации населенных пунктов и объектов промышленности, но и как моторное топливо на различных видах транспорта. Физико-химические, энергетические и экологические свойства природного газа делают его довольно перспективным видом топлива, использование которого может дать ощутимый положительный эффект в некоторых вопросах. Экологическая безопасность и топливная экономичность двигателей, работающих на природном газе, снижение износа деталей газового двигателя, уменьшение расхода масла — вот характерные особенности.

Применение СПГ на транспорте преследует следующие цели:

  • Экономию денежных средств на покупку топлива, так как цена эквивалентного количества сжиженного газа ниже, чем бензина или дизельного топлива
  • Обеспечение в перспективе устойчивого топливоснабжения  (учитывая динамику изменения объемов нефтегазодобычи, сравнительный анализ запасов нефти и газа, прогнозы истощения месторождений)

СПГ как моторное топливо для автомобильного транспорта применяют в Соединенных Штатах Америки, Франции, Нидерландах, Норвегии, Германии и  других странах. Помимо автотранспорта, сжиженный газ в качестве моторного топлива применяется и на других видах транспорта (водный — газовозы, железнодорожный — газотепловозы). На сегодняшний день уже  насчитывается более двух сотен морских  судов-метановозов, которые используются для транспортировки СПГ  и применяют его в качестве моторного топлива. Во многих развитых странах ведутся работы по использованию сжиженного природного газа на морском, речном и ж/д транспорте.

Грузовой автомобиль Kenworth T800 (газовый двигатель на сжиженном газе СПГ/LNG)

Грузовой автомобиль Peterbilt’s Model 386 (газовый двигатель на сжиженном газе СПГ/LNG)

На сегодняшний день применение СПГ в качестве моторного топлива – довольно интенсивно развивающееся направление, которое  в дальнейшем должно стать самостоятельной отраслью экономики развитых стран.

Седерик Кремерс. Российская индустрия СПГ — Нефтянка

Глобальный рынок СПГ

Не так давно Shell представила третье издание отчета «Развитие рынков СПГ». Уверен, многие из вас слушали выступления Стива Хилла или Маартена Ветселаара (от ред. в ходе онлайн презентации доклада), поэтому не буду перегружать вас цифрами, диаграммами и прогнозами.  Хотел бы остановится на основных выводах отчета, важных в плане понимания контекста, в котором развивается российский СПГ — сегодня и в перспективе. 

Основной посыл заключается в том, что глобальный рынок сжиженного природного газа продолжает расти. Спрос на природный газ находится на подъеме. Предложение СПГ находится на подъеме. Спрос на него находится на подъеме. С начала этого столетия производство сжиженного природного газа выросло более чем в три раза, а количество стран-импортеров СПГ — в четыре раза.   

Согласно нашим прогнозам, эти показатели продолжат расти. Основной рост придется на страны Азии, где спрос на сжиженный природный газ будет продолжать расти. Но это далеко не единственный регион. Европа, хотя и продолжит покупать трубопроводный газ, также будет импортировать СПГ, чтобы компенсировать снижение внутренней добычи. Другие регионы, например, страны Атлантического бассейна, также будут наращивать импорт сжиженного природного газа. Конечно же, важная роль отводится новым применениям СПГ, например, на транспорте, но на этом я подробнее остановлюсь позднее.     

Есть одно очень важное условие, от которого зависит этот рост. Увеличение спроса на природный газ и СПГ будет сопровождаться обострением конкуренции на рынке. Чтобы выиграть в этой ситуации, новые проекты должны быть высококонкурентными. В нынешней экономической ситуации конкурентоспособность означает, прежде всего, способность обеспечить конкурентные издержки. Совершенно очевидно, что проекты с наименьшими издержками имеют реальные конкурентные преимущества… и могут предложить газ по конкурентным ценам по сравнению с другими источниками энергии, такими как уголь и возобновляемые источники. Позволяя спросу на газ расти и дальше. 

Выигрывают все 

Что это означает для России? Российская Федерация уже является крупнейшим экспортером природного газа и занимает второе место в мире по его добыче. Есть ли у такого газового гиганта перспективы в условиях растущего спроса на СПГ? Безусловно! 

Мир нуждается в России, чтобы решать проблемы, связанные с энергетическим переходом. Безусловно важная роль в этом принадлежит трубопроводному газу. Но есть еще и СПГ. Многие страны, которые сегодня определяют спрос на сжиженный природный газ, сохранят эти позиции в будущем, как например, Индия, страны Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, не могут получать газ по российским газопроводам. Сегодня на долю России приходится примерно 5% мировых поставок СПГ, что явно мало для такой страны как Российская Федерация, которая недостаточно представлена на глобальном рынке сжиженного природного газа.  

Россия может добиться и добьется большего. Я в этом уверен. В следующем десятилетии производство СПГ в Российской Федерации может вырасти в четыре раза и составить порядка 14% от мировых мощностей по сжижению природного газа. Может быть, даже больше? Я думаю, что в такой ситуации выиграют все.  

В этом случае различные регионы мира получат надежный доступ к огромным запасам самого чистого из всех видов ископаемого топлива. Так Россия внесет свой вклад в улучшение качества воздуха в мире и будет способствовать уменьшению глобального потепления. В этом случае Россия сможет более эффективно использовать свой обширный опыт и высококвалифицированных специалистов в газовой отрасли и разрабатывать свои природные богатства в полной мере.   

Наконец, в этом случае Российская Федерация может получить еще один приз: российскую технологию и целую отрасль по производства СПГ. А это еще один путь к дальнейшей диверсификации экономики.  Это – вполне жизнеспособная перспектива, но подробнее поговорим об этом ниже. А теперь давайте посмотрим, как выглядит российская индустрия СПГ сегодня.  

Три сына российской индустрии СПГ  

Позвольте здесь прибегнуть к метафоре. Во многих русских народных сказках среди героев обязательно есть царь и его три сына, из которых самый богатый обычно старший. Средний – богатырь, а младший всегда оказывается самым умным. 

Глядя на российскую индустрию сжиженного природного газа, на ум сразу приходит сходство между тремя основными центрами, хабами по производству СПГ и тремя сыновьями из русских сказок. За одним исключением, конечно, которое заключается в том, что российская индустрия СПГ вполне реальна и осязаема! 

Восточный хаб

Итак, старший сын живет на востоке, на острове Сахалин. На прошлой неделе, 18 февраля, ему исполнилось 10 лет. Очевидно, что этот первенец — завод по производству СПГ проекта «Сахалин-2» — пока самый богатый из трех сыновей. Его богатство — в его эффективности. Сопоставляя схожие по параметрам проекты по производству СПГ в мире, специалисты агентства Phillip Townsend Associates пришли к выводу в прошлом году, что завод по производству СПГ на Сахалине входит в группу отраслевых лидеров по таким показателям, как экологичность производства, его надежность и общие операционные издержки в расчете на единицу продукции.   

Его богатство — в постоянном совершенствовании. Наша технология DMR (смешанного двойного хладагента) доказала свою успешность: производственная мощность завода постепенно выросла с проектных 9,7 до 11,5 млн т СПГ в год сегодня. Его богатство – в рекордных производственных показателях: за годы эксплуатации завод произвел почти 100 млн т СПГ и завоевал прекрасную репутацию среди покупателей в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. 

Летом прошлого года мы отгрузили юбилейную 1500 стандартную партию сжиженного природного газа с Сахалина, что вполне можно рассматривать как достижение возраста совершеннолетия. Мы в Shell очень гордимся первенцем российской индустрии CGU. Запуск в эксплуатацию первого в России завода по производству СПГ позволил России накопить профессиональный опыт в производстве сжиженного природного газа в целом – от строительства до эксплуатации, от транспортировки СПГ на рынки сбыта до выстраивания отношений с покупателями.    

Мы уверены, этот проект еще не исчерпал свой потенциал. Мы работаем над расширением производства за счет строительства третьей технологической линии по производству сжиженного природного газа. С технической точки зрения это очень надежный проект, и в его проработке мы далеко продвинулись вперед. Подготовлена вся необходимая документация.  Но чтобы полностью раскрыть его потенциал, мы должны быть достаточно уверены в поставках сырьевого газа, а этого пока еще нет.   

Арктический хаб 

Второй сын из нашей сказки родился далеко на Севере за Полярным кругом, на полуострове Ямал чуть больше года назад. Он только делает первые шаги, но уже демонстрирует силу и растет не по годам, а по часам: а уже запущены вторая и третья технологические линии, идет работа над проектом «Арктик СПГ-2», но об этом лучше меня расскажет мой уважаемый коллега из компании НОВАТЭК.  

Западный хаб

Младший сын пока еще не родился, но мы ожидаем, что он скоро появится на свет. И родится он на западных рубежах России, на побережье Балтийского моря. 

Но уже сейчас можно сказать, что у этого молодца есть все задатки стать самым умным!  Потому что проект «Балтийский СПГ» — это с умом выбранная площадка под строительство завода. Прекрасное географическое положение завода позволит поставлять сжиженный природный газ покупателям по очень конкурентным ценам. Основными потребителями СПГ могут стать страны Западной Африки, Ближнего Востока и Южной Азии. Это как раз те регионы, где, по нашим прогнозам, спрос будет расти быстрыми темпами. Транспортировка сжиженного природного газа потребителям с побережья Балтийского моря будет очень эффективной. Проект также выиграет от близости к местным рынкам рабочей силы и местным поставщикам оборудования, материалов и услуг.  

Проект «Балтийский СПГ» — это с умом организованная система поставок сырьевого газа. Проектные решения, которые совместно выбрали Shell и наш стратегический партнер «Газпром», предусматривают возможность нарастить производство до 13 млн т СПГ в год. Каждая из двух технологических линий сможет производить примерно 6,5 млн т сжиженного природного газа в год, а сырьевой газ будет поступать с Ямала, где находятся огромные запасы природного газа. Газ будет подаваться на завод по Единой системе газоснабжения (ЕСГ) России. Мы считаем, что продлить ЕГС до завода будет более выгодным решением в экономическом плане, чем строить и эксплуатировать завод вблизи газовых месторождений в суровых условиях заполярья.   

И, наконец, последнее по счету, но не по важности. 

Проект «Балтийский СПГ» — это с умом спроектированный завод! В прошлом году мы приняли решение, что в основу проектирования, инжиниринга, выбора материалов и оборудования лягут, прежде всего, российские нормы и стандарты. В этом коренное отличие проекта от всех построенных ранее крупнотоннажных заводов по производству СПГ по всему миру, которые строились по отраслевым международным стандартам, с привлечением традиционных подрядчиков, давно работающих в индустрии сжиженного природного газа, и поставщиков основного оборудования. Завод «Балтийский СПГ» станет первым в мире, который будет построен в основном по национальным стандартам. 

Проектирование завода по производству сжиженного природного газа в соответствии с российскими нормами и правилами – сложнейшая по своим масштабам задача! Мы уверены, что стратегический альянс, объединивший Shell и «Газпром», обладает уникальными возможностями и ресурсами, чтобы справиться с этой задачей. Гарантией успеха является обширный опыт «Газпромf» в проектировании и инжиниринге российских мегапроектов в газовой отрасли, знание российских поставщиков, с одной стороны, и глобальный опыт Shell в индустрии СПГ, с другой.    

Использование российских стандартов позволит привлечь как можно больше российских поставщиков и полнее раскрыть их потенциал. Мы уверены, что это обеспечит беспрецедентный уровень локализации производства, что заметно снизит издержки и повысит конкурентоспособность проекта.   

Как я уже сказал, «третий сын» появится на свет очень скоро. Конечно, нам еще предстоит проделать большой путь, прежде чем принять окончательное инвестиционное решение. Но мы уже добились огромного прогресса: сейчас проект находится на стадии preFEED – подготовки предпроектной документации. В мае прошлого года завершилась работа на Совместным технико-экономическим исследованием (ТЭИ), которое закладывает надежную техническую и коммерческую основу проекта, делает его экономически привлекательным. 

Российская индустрия СПГ: новое измерение 

Есть еще один момент, который напрямую касается умного молодца, который должен вот-вот появиться на свет. Наша совместная работа над проектом позволила нам сделать еще один радикальный шаг вперед. Совместно с «Газпромом» мы приняли решение создать Технологическое совместное предприятие, которое будет отвечать за проектирование технологических процессов, использование «русифицированной» версии технологии сжижения DMR, разработанную Shell, и оказывать поддержку СПГ проектам, которые наш концерн и «Газпром» могут совместно реализовывать в России.    

В перспективе речь идет не просто о создании нового СПГ-хаба. Наш подход к реализации проекта может в корне изменить картину индустрии сжиженного природного газа в России. В перспективе может появиться новое поколение СПГ-проектов в России, которые будут реализоваться на базе российской технологии производства сжиженного природного газа и способствовать дальнейшему развитию отрасли. «Семья» СПГ-проектов будет расти, может наступить день, когда эта отрасль выйдет за пределы России и вступит в конкурентную борьбу за реализацию будущих СПГ-проектов по всему миру. 

Со своей стороны, я абсолютно уверен, что российскую индустрию сжиженного природного газа ждут великие свершения. Это касается не только поставок, но формирования спроса на СПГ. Это относительно новый фактор, который пока еще не оказывает серьезного влияния на формирование спроса на сжиженный природный газ внутри России, но есть все основания полагать, что его влияние в будущем будет расти. 

Постскриптум: фактор спроса в развитии индустрии СПГ в России 

В начале презентации я говорил о перспективах использования сжиженного природного газа как топлива для транспорта. На долю транспортного сектора приходится примерно треть общего спроса на энергию, а это очень много. В то же время транспорт является одним из основных источников выбросов углекислого газа и загрязнения атмосферного воздуха, что отрицательно сказывается на здоровье людей.  

Да, относительно легко снизить выбросы, перейдя на электромобили, ведь на долю легковых автомашин приходится примерно половина спроса на энергию в транспортном секторе. Другая половина приходится на большегрузные автомобили, речные и морские суда, тяжелый авто- и железнодорожный транспорт. Из-за высоких требований, предъявляемых к энергоемкости аккумуляторных батарей, именно эти направления транспортного сектора наиболее подготовлены к переходу на СПГ топливо.    

В последние несколько лет мы видим, как быстро развиваются эти направления. На дорогах Китая уже эксплуатируются сотни тысяч грузовых автомобилей и автобусов на СПГ, а в Европе и Северной Америке появляются новые криогенные АЗС для большегрузного автотранспорта. По всему миру строятся новые портовые сооружения для бункеровки сжиженного природного газа, малотоннажные СПГ танкеры и специализированные бункеровочные суда. В Европе, Азии и Америке уже эксплуатируются примерно триста судов на СПГ, включая паромы, баржи и вспомогательные суда. Есть даже круизные суда, ледоколы и нефтяные танкеры.  Кроме того, размещены заказы на строительство новых судов примерно в половину этого количества.

Мы в Shell считаем, что такое развитие транспортного сектора очень важно для всех нас. Мы поддерживаем эти новые направления, создавая инфраструктуру, которая необходима для бункеровки судов и заправки автодорожного транспорта по всему миру, и наращивая производство, чтобы в мире было достаточно СПГ для всех этих целей. Не удивительно, что эта тенденция набирает силу и в России. 

Российская Федерация — это огромные территории и расстояния, которые должны покрыть грузовики и автобусы. Это великие реки и тысячи более мелких водных преград. Это побережья Черного, Азовского, Каспийского и Балтийского морей, Северного Ледовитого и Тихого океанов. Это примерно 50 тысяч километров неэлектрофицированных железных дорог. Это как раз те сегменты рынка, которые только выиграют от перевода на СПГ грузовых автомобилей, судов и локомотивов.  

Не удивительно, что РЖД, «Российские железные дороги», тестируют локомотивы на СПГ. Не удивительно, что «Атомфлот», обеспечивающий навигацию по Северному морскому пути, размещает заказы на строительство ледоколов на СПГ. Не удивительно, что «Совкомфлот», крупнейший российский судовладелец, строит нефтетанкеры типа Aframax, топливом для которых будет сжиженный природный газ. Примечательно, что СПГ для них будет поставлять Shell, и один из таких танкеров уже работает для нас.  

Я ничуть не удивлюсь, если в один прекрасный день резко вырастет парк грузовых автомобилей на СПГ в России. 

Но это совсем другая история. Может быть даже совсем и недалекого будущего. Есть такая поговорка, «русские медленно запрягают, но быстро ездят». Мы в Shell хотим и готовы внести свой вклад в то, чтобы эта «быстрая поездка» в будущее СПГ была мягкой и эффективной. Спасибо!

Согласно данным ассоциации SEA\LNG (межотраслевое объединение, созданное для того, чтобы ускорить переход морского транспорта на СПГ топливо), по состоянию на январь 2019 года в мире эксплуатировалось 278 судов на СПГ, кроме того, есть еще 139 судов, включая суда, которые готовы перейти на СПГ, и размещенные заказы на строительство новых судов.  

Седерик Кремерс,
председатель концерна Shell в России
Выступление 27 февраля 2019 г.
в Лондоне на конференции
International Petroleum Week

Навигация по записям

Китайские перспективы российского оборудования СПГ — Нефтянка

Фото: Ирина Зубарева

Сжиженный природный газ — хорошая альтернатива другим, более грязным видам топлива, поэтому рынок СПГ в мире стабильно развивается. Многие страны начинают осознавать необходимость перехода на экологичные виды топлива. Китай — одна из таких стран.  Объем потребления природного газа в прошлом году превысил там 280 млрд кубометров.

Сегодня Китай — второй импортер сжиженного природного газа в мире. Правительство активно стимулирует наращивание его потребления. Как сказал недавно на 19-й международной конференции по сжиженному природному газу в Шанхае глава Государственного управления по делам энергетики Чжан Цзяньхуа: «Мощности КНР по приему СПГ существенно выросли в 2018 году — на 10 млн тонн». «По мере улучшения инфраструктуры и совершенствования механизмов, а также расширения рынка укрепляется основа для развития отрасли СПГ», —  отметил он.

Газом в Китае стали обогревать жилые дома зимой,  на газ переводят автомобильный транспорт и речные суда. Хотя в стране и нет крупных месторождений, китайцы активно используют сланцевый газ, синтетический метан, угольный метан в качестве сырья для СПГ.

На сегодняшний день в Китае функционирует уже более 200  предприятий по производству СПГ, а потребности все растут.

Китайские власти видят выход в производстве СПН на малотоннажных заводах, поэтому стали поощрять инвестиции среднего и малого бизнеса в такие заводы. По мнению экспертов, современные технологии могут сделать газ  базовым видом генерации в Китае. Китайский рынок малотоннажных предприятий СПГ за короткий срок стал самым крупным в мире, и российские производители твёрдо заняли на нём своё место. ПАО «Криогенмаш», который входит в Группу ОМЗ, работает с китайскими заводами с 2006 года и поставляет туда наше оборудование для производства СПГ.  

Криогенмаш — это крупнейшая в России компания по производству технологий и оборудования для разделения воздуха, снабжению техническими газами и разработке комплексных решений по переработке попутного, природного газа и СПГ. Российские специалисты установили такое оборудование уже на десяти предприятиях в разных регионах Китая, а это 5 % от всего рынка страны.

Один из заказчиков Криогенмаша находится в провинции Хунань, в трех часах езды от города Чанша. Стандартная инфраструктура малотоннажного  завода — хранилища для сжиженного газа, терминалы для заправки автоцистерн, система очистки газа и здание, где расположены компрессоры, холодильная машина и ожижитель природного газа. Что его отличает от других заводов, так это полная  автоматизация процесса сжижения газа. Завод очень небольшой, там работает всего три человека.

Такая удобная технология, впрочем, не обходится без издержек: с точки зрения энергоэффективности эти блоки сжижения оказываются не самыми лучшими, требуя порядка 0,63−0,7 киловатт электроэнергии на килограмм получаемого СПГ, в то время как у крупнотоннажных заводов СПГ показатель в районе 0,25−0,27, а на смешанном хладагенте — 0,45-0,5.

Тем не менее, по мнению китайцев, это в полной мере компенсируется гибкостью и неприхотливостью системы, предложенной российскими специалистами.

Особенностью такой установки сжижения является высокий КПД. Цикл высокого давления хорошо известен в мире, но обычно сжижается примерно треть от поступившего из компрессора газа, а все остальное отдается дальше в газопроводную сеть.

Блок сжижения газа, который поставил на этот завод «Криогенмаш», полностью российского производства, использует дроссельно-эжекторный цикл высокого давления.

Он обеспечивают почти 100% ожижение газа, за исключением незначительной части низкокипящих компонентов, которые выводятся из системы.

Как правило, в природном газе содержится небольшое количество низкокипящих компонентов — азота, водорода и гелия. При работе установки низкокипящие компоненты накапливаются в циркулирующем газе, в результате чего снижается производительность установки по СПГ. Чтобы не допускать подобного накопления  предусмотрена их отдувка (желательно с минимальными потерями основного компонента природного газа — метана). В процессе создания блоков ожижения СПГ-установок ПАО «Криогенмаш» была разработана своя технология отдувки низкокипящих компонентов.

Таким образом, преимущество блока заключается в том, что его можно установить на «окончание» газопровода без необходимости отдавать неожиженный газ дальше по сети другому потребителю.

У малых заводов СПГ время от времени возникают серьезные проблемы, так как скачки электроэнергии и давления газа в трубе, поставляющей газ на такой завод, усложняют и удорожают процесс сжижения. Но с использованием российского оборудования эти сложности стали преодолимы.

Российское оборудование особенно хорошо себя проявляет как раз в суровых природных условиях и при нестабильной подаче трубопроводного газа: например, в случае скачков давления в трубопроводе блоки не потребуют больших затрат на переналадку, легко отключаются и так же легко включаются заново. Такая установка начинает производить газ уже спустя 20 минут после запуска.

Это ноу-хау «Криогенмаша» и одно  из конкурентных преимуществ российских блоков.

Ни одна другая криогенная система, что на внешнем азотном цикле, которая также работает на технологии «Криогенмаша», что на смешанном хладагенте — не работает так гибко, как эта. Другие системы настраиваются в рабочий режим часами  и столько же выходят из режима.

Китайские представители отметили, что ярко выраженная сезонность цен на СПГ в провинции делает такую приспособляемость установки к внешним факторам особенно ценной. Например, в марте завод не работал, так как цена на СПГ снизилась в связи с окончанием зимы. Но как только становится выгодно, завод в любой момент запускает установку. Производительность этого предприятия — полторы тонны СПГ в час и 36 тонн в сутки. Также на заводе имеется два стокубовых газовых хранилища.

Владельцы завода отмечают, что  конкуренции с импортным СПГ практически нет, так как крупным компаниям нет смысла везти газ далеко от береговых терминалов. Фактически завод обеспечивает потребителей в радиусе до 200 км. Автоцистерны развозят сжиженный газ по котельным (для отопления) и другим потребителям.

Малотоннажные заводы такого типа требуют сравнительно небольших капиталовложений. В то время как объекты «большой» газовой отрасли обходятся в миллиарды долларов, малотоннажный завод СПГ стоит в Китае около 10 млн. В результате окупаемость такого завода составляет порядка трех лет.  

Учитывая необходимость перехода Китая на экологически чистые виды топлива, поддержку этого со стороны  государства, а также преимущества российского оборудования, которое  китайские специалисты уже успели оценить,  для нашего «Криогенмаша» открываются колоссальные  перспективы на этом рынке и рынках Юго-Восточной Азии.

Глеб Есипов

Навигация по записям

Северный завоз на СПГ | Экология

Алексей Книжников, руководитель программы по экологической политике ТЭК российского отделения WWF, рассказывает о защите окружающей среды в нефтегазовой отрасли РФ

На сегодняшний день мировая энергетика является одним из ключевых драйверов научного и промышленного развития современной цивилизации. При этом неизбежно она несет экологические риски, связанные с добычей, транспортировкой и переработкой углеводородного сырья. Россия, являясь одним из ведущих экспортеров нефти и газа на мировые энергетические рынки, также сталкивается с необходимостью защиты природы. В нашей стране осложняют ситуацию экстремальные погодные условия, в которых чаще всего добывают российские нефть и газ, а также высокая изношенность объектов инфраструктуры, построенных еще в советское время без соблюдения современных экологических норм. О том, как соблюсти статус-кво между развитием в России нефтегазовой отрасли и защитой окружающей среды, «НиК» расспросил руководителя программы по экологической политике ТЭК российского отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексея Книжникова.

«НиК»: С чем связаны основные экологические проблемы нефтегазового сектора России?

– Я бы акцентировал внимание на том, что в связи с планами разведки и добычи нефти на шельфе арктических морей Всемирный фонд дикой природы уделяет особое внимание вопросам негативных воздействий от таких планов освоения Арктики. Это консолидированная позиция всех национальных организаций WWF из стран, входящих в Арктический совет. В основе нашей позиции лежит очевидная проблема: на сегодняшний день в мире отсутствуют эффективные технологии ликвидации разливов нефти в ледовых условиях. Сейчас по разным причинам темпы по освоению шельфовых нефтегазовых месторождений Арктики сократились. И это очень важная передышка, которая позволяет нам отстаивать свою позицию.

На сегодняшний день попытки добывать нефть на шельфе Арктики несут не только колоссальные экологические риски, но и риски экономические.

Слишком высока себестоимость конечного продукта. При этом в России есть уникальная возможность увеличивать добычу нефти за счет повышения коэффициента извлечения нефти (КИН) на сухопутных месторождениях. По этому показателю эффективность добычи в России очень сильно отстает от многих других нефтедобывающих стран, мало инвестируется в технологии повышения отдачи нефтяных пластов. На наш взгляд, это более правильная стратегия развития отрасли – не экспансия в новые регионы, особенно такие чувствительные, как наши арктические моря, а повышение эффективности добычи на действующих месторождениях.

«НиК»: Вы считаете, что в арктических морях не стоит добывать нефть совсем?

– Да, пока не будут созданы безопасные технологии. На шельфе Арктики опасен любой проект, который может завершиться разливом нефти в ледовых условиях. Это касается проекта «Приразломная» и транспортировки нефти, которая осуществляется из морского порта Варандей и нефтеналивного терминала «Ворота Арктики» в Обской губе. Работа этих объектов может закончиться печально в случае аварийной ситуации либо с танкером, либо при погрузке.

«НиК»: Кроме угроз аварийных разливов в северных морях, какие еще экологические проблемы преследуют российскую нефтегазовую отрасль?

– WWF уже несколько лет ведет специальный проект – Рейтинг экологической ответственности нефтегазовых компаний России. В нем оцениваются порядка 30 критериев экологического воздействия и управления рисками российских недропользователей. В рамках данного проекта наш фонд исследует деятельность 22 крупнейших российских компаний, занимающихся добычей и транспортировкой нефти. В частности, проводится оценка открытости компаний по таким количественным показателям, как сбросы, выбросы и образование отходов, сравниваются показатели каждой компании со среднеотраслевым. Поэтому у нас уже есть определенная отраслевая статистика – и это важный механизм не только оценки деятельности компаний, но и влияния на них в части снижения воздействия, так как компании, естественно, хотят быть на вершине рейтинга, а для этого им надо улучшать свои показатели. Это наша общественная инициатива не только по контролю и открытости, но и по стимулированию инвестирования в систему снижения воздействия на окружающую среду.

Хочется отметить важнейшую экологическую проблему, которая также отражена в рейтинге, – аварийные разливы нефти, случающиеся в основном на промысловых нефтепроводах. Во многом данное негативное воздействие нефтедобычи на окружающую среду является наследием советской трубопроводной системы, которая строилась в Западной Сибири или Коми 40-50 лет назад.

 

Главным образом такие нефтепроводы расположены в Обском бассейне, бассейне реки Печора, на Сахалине, и именно такие нефтепроводы являются главной причиной аварийных нефтяных разливов.

Как правило, разливы небольшие, но поскольку их очень много (возможно, даже десятки тысяч, достоверной статистики нет), то они дают значительный объем загрязнений.

Подчеркну, что на сегодняшний день это одна из основных проблем воздействия на окружающую среду нефтяной добычи в стране. Ее можно решить, если в одночасье заменить все трубопроводы. Но поскольку это колоссальные инвестиции, никто на такие работы не решается. Тем не менее, в отличие от воздействия на окружающую среду при бурении скважин, транспортировке нефти и так далее, аварийные ситуации такого рода могут быть минимизированы или вообще исключены. Вопрос в инвестициях. Компании это понимают, и работа идет. Тем не менее пока проблема не решена.

«НиК»: Каким вопросом защиты окружающей среды Вы занимаетесь наиболее активно?

– Сейчас очень актуальна тема снижения экологических рисков в связи с интенсификацией судоходства по Северному морскому пути и промышленным освоением Севера. В этой связи мы выступили в Год экологии в 2017 году с инициативой по переводу судоходства в Арктике и энергетики северных территорий (так называемого северного завоза) на использование сжиженного природного газа (СПГ). Мы провели большую аналитическую работу и добились успеха по продвижению этой инициативы среди российских компаний и отраслевых министерств. Смысл ее в том, что Россия начала производить СПГ в Арктике, при этом у нас уже идет и будет расширяться судоходство по Северному морскому пути. Оно подразумевает риски разлива жидкого топлива, например мазута, и высокие выбросы в атмосферу.

СПГ исключает угрозу нефтеразливов и серьезно снижает выбросы в атмосферу многих загрязняющих веществ.

Это очень эффективная мера, и мы рады, что она получила поддержку Минприроды и Минтранса. Кроме того, и «Совкомфлот» принял стратегию постепенного перехода на СПГ. Замена угля и мазута в энергетике северных территорий – это реальное снижение экологической нагрузки и угроз экологических аварий. Кроме того, переход на сжиженный газ дает колоссальный экономический эффект. В Международной морской организации (ИМО) как структуре ООН поставлена задача по созданию регламента на запрет использования мазута в Арктике. Это также заставляет российских регуляторов и индустрию создавать новый флот на основе использования сжиженного природного газа.

«НиК»: Ровно год назад Вы принимали участие в расследовании причин серии пожаров на месторождении им. Алабушина («ЛУКОЙЛ-Коми»). Каковы итоги расследования и окончательные оценки общего и экологического ущерба от аварии на данном месторождении?

– Мы изучали эту ситуацию больше с точки зрения последствий аварии, потому что причины ее были связаны с нарушением технологии при ремонте скважин. Оценка эффективности рекультивационных работ показала, что последствия аварии оказались меньше, чем они могли бы быть. Не было допущено попадания нефти в водные объекты. Загрязнение воздуха продуктами горения, к счастью, благодаря розе ветров не столь сильно затронуло населенные пункты. ЛУКОЙЛ в данном случае проявил чудеса открытости. На уровне руководства компании было дано добро на посещение места аварии независимыми экологами, это очень важный прецедент для всей отрасли. В том числе и потому, что порой для ликвидации аварий нефтяным компаниям приходится привлекать добровольцев, местных жителей, общественные экологические организации и необходимо устанавливать открытый диалог экологов и нефтяников по вопросам ликвидации аварий.

«НиК»: Изменился ли подход российских компаний к вопросам охраны окружающей среды за последние 10-15 лет? Можно ли говорить об улучшении ситуации?

– Да, ситуация изменилась к лучшему. Проекты, которые реализовывались в последние 10-15 лет, по уровню экологической ответственности выше. Например, проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2», работающие по системе раздела продукции с участием иностранных компаний, выполнены на очень высоком уровне. Для них проблема аварийных разливов практически не стоит, поскольку там качественно сделана трубопроводная система. Пока, к счастью, никаких серьезных аварий по этим проектам не наблюдалось.

Многие другие проекты, создаваемые по современным стандартам, намного более ответственно подходят к вопросам экологии, чем те, которые начинались еще в советское время или в 1990-е годы. Кстати, и наш рейтинг показывает этот прогресс. Например, в последние годы повышались показатели утилизации попутного нефтяного газа (ПНГ). Семь компаний уже достигли разрешенного правительством уровня, согласно которому можно сжигать только 5% ПНГ, а 95% необходимо утилизировать.

В нашем рейтинге отражается и наличие у компаний программ по предотвращению гибели диких животных. В целом для российской нефтянки это новая тема, но у нескольких компаний она уже появилась.

«НиК»: Насколько остро стоит проблема охраны окружающей среды при добыче нефти в других странах? Можно ли сравнить работу российских и зарубежных компаний в этом направлении?

– Чтобы корректно ответить на данный вопрос, WWF России совместно с нашим партнером группой КРЕОН выступило с инициативой проведения рейтинга открытости 30 крупнейших нефтегазовых мировых компаний в сфере экологической ответственности. В течение года мы это сделаем, и уже тогда можно будет провести объективное сравнение работы российских и зарубежных компаний.

Отмечу, что западные компании привносят высокие экологические стандарты при работе в России. В лидерах нашего рейтинга – компании «Сахалин Энерджи» и «Эксон НЛ».

«НиК»: Какую роль занимает экологическая экспертиза при реализации нефтегазовых проектов в России?

– В 2007 году было модернизировано экологическое законодательство, в результате чего роль государственной экологической экспертизы снизилась. Ряд объектов, которые ранее попадали под действие государственной экологической экспертизы, были выведены из-под данного формата оценки. Сейчас объектом государственной экологической экспертизы и общественной экспертизы является только небольшой сегмент проектов по добыче нефти и газа. В частности, это проекты, связанные с работой на шельфе и утилизацией отходов.

 

WWF более 10 лет пытается восстановить государственную экологическую экспертизу в том объеме, который был до 2007 года. Наш фонд поддерживает усилия Минприроды РФ по разработке соответствующего законопроекта, но пока он не принят.

Мы надеемся, что обновленное правительство и новый министр природных ресурсов и экологии придадут импульс этой законодательной инициативе.

«НиК»: Некоторые действия экологической организации «Гринпис», как, например, памятный штурм нефтяной платформы «Приразломная», многие считают провокационными. Как Вы оцениваете работу этой организации?

– У каждой общественной организации есть своя тактика. «Гринпис» проводит такие акции по всему миру – например, в США и Норвегии. Аналогичная по активности акция у них была против концерна Shell, который собирался бурить в море Бофорта на Аляске. Мы разделяем с коллегами из «Гринпис» виденье угроз нефтегазового освоения Арктики, но наш фонд использует другие методы. При инциденте на «Приразломной» мы, конечно, поддерживали наших коллег из «Гринпис».

«НиК»: Занимаетесь ли Вы проблемой сланцевой добычи нефти?

– Мы понимаем, что это новая проблема, которая, к счастью, пока не касается России. Но для США это большая экологическая проблема. В этой стране есть серьезное противостояние между населением и компаниями, осуществляющими добычу нефти таким способом. Мне известно, что в ряде наиболее густонаселенных районов США, например в штате Нью-Йорк, уже введены ограничения по сланцевой добыче. На практике наш фонд этой проблемой начинал заниматься на Украине, где была попытка приступить к сланцевой добыче в восточной части страны. По нашим оценкам, там мог быть трансграничный эффект негативного воздействия, затрагивающий российскую часть бассейна реки Северский Донец. Мы только начали проработку этого вопроса, но после 2014 года проекты на Украине приостановились.

Режим западных санкций в отношении России касается как арктической глубоководной добычи, так и сланцевой добычи. Однако рано или поздно эта проблема все равно появится, так как у нас есть свои крупные запасы такой нефти, добыча которых требует подобных технологий.

Например, в Западной Сибири. В то же время, по предварительным оценкам, применение технологии ГРП (гидроразрыва пласта – прим. «НиК») на российских месторождениях может быть менее ущербно для экологии, чем в других странах, потому что российские запасы – глубокого залегания и расположены на территориях, уже имеющих инфраструктуру, а именно в Западной Сибири. Я бы сказал, что WWF присматривает за этой темой, но пока активно с ней не работает.

«НиК»: Возможно ли создание в России нерепрессивного экологического законодательства?

– Оно таковым сейчас и становится. Сложная судьба у Федерального закона № 219-ФЗ от 21.07.2014 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», предусматривающего экологическое нормирование на принципах наилучших доступных технологий (НДТ). Тем не менее с 2019 года начнется его применение. Смысл этого закона и заключается в том, что, инвестируя в охрану природы, компании получат совсем другой налоговый режим. Таким образом, стимулируется инвестирование в экологию.

«НиК»: Новый министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин дал поручение разработать национальный проект «Экология». Что бы Вы внесли в данный документ с точки зрения регулирования добычи углеводородного сырья в РФ?

– Разработка национального проекта «Экология» следует из майского указа президента. Его наполнением, скорее всего, станет широкий спектр предложений по решению экологических проблем страны. Первый проект мы увидим уже в июне 2018 года. Это значимый документ. На мой взгляд, в большой степени он сфокусирован на проблеме утилизации отходов, потому что эта тема самая актуальная. Но для нас важно законодательное урегулирование, которое сейчас идет. Природоохранные проекты всегда испытывали недостаток финансирования, но в данном случае сам статус национального проекта позволит привлечь дополнительное финансирование природоохранных мероприятий.

«НиК»: WWF и Вы лично часто выступали в защиту природных парков, которые оказались на пути реализации нефтегазовых проектов. Эта работа продолжается?

– Мы периодически вынуждены проводить такие масштабные кампании, когда та или иная нефтяная компания пытается построить инфраструктуру или организовать добычу на особо охраняемых природных территориях (заповедников, заказников и природных парков). Зачастую эти природоохранные территории подпадают под охрану международной конвенции ЮНЕСКО и другие конвенции. У нас есть Кургальский заказник, который охраняется двумя международными конвенциями – Хельсинкской по защите морской среды района Балтийского моря и Рамсарской о водно-болотных угодьях.

В рамках проекта «Nord Stream 2» маршрут газопровода пытаются проложить именно через его территорию, и мы больше года выступаем против этого.

Сейчас идет сложная полемика, но фонд надеется, что будет принято решение об альтернативном маршруте этого газопровода. По данной теме мы ведем совместную работу с коллегами из «Гринпис» и других международных экологических организаций.

«НиК»: Сократилось ли в условиях западных санкций в отношении России финансирование экологической составляющей работы нефтегазовых проектов?

– Да, к сожалению, падение цен на нефть, которое шло в 2014-2016 годах, и санкционный режим привели тому, что под сокращение расходов попали статьи по уменьшению воздействий на окружающую среду. Одним из таких ярких примеров является тот факт, что как раз именно в этот период произошло увеличение сжигания попутного нефтяного газа. Компании перестали инвестировать в программу переработки ПНГ. Сейчас, по нашим оценкам, положение немного меняется. В июне мы планируем выпустить свежий обзор ситуации по утилизации попутного нефтяного газа в России.

особенности, риски и стимулы к развитию — Журнал «Сибирская нефть» — №157 (декабрь 2018)

Чуть меньше года осталось до вступления в силу революционных для судовой отрасли ограничений по использованию высокосернистых топлив. С 1 января 2020 года в рамках конвенции MARPOL — Международная конвенция по предотвращению загрязнения акваторий судами. В начале 2015 года вступили в силу дополнения к основной конвенции, в которых регламентировано количество серы в судовом топливе, используемом на судах, маршруты которых проходят в зонах ECA. судам будет запрещено сжигать топливо с содержанием серы более 0,5%. Это стало мощной предпосылкой для развития в мире бункеровки сжиженным природным газом (СПГ). О перспективах рынка бункеровки СПГ — в обзоре «Сибирской нефти»

Экологический выбор

Новые ограничения по использованию высокосернистых топлив, вступающие в силу в январе 2020 года, не коснутся лишь тех, кто оборудует свой флот системой очистки выхлопных газов, так называемыми скрубберами, которые позволяют применять мазут с любым содержанием серы. Этот вариант потребует от судовладельца значительных инвестиций — стоимость скруббера может доходить до 5 млн долларов, а его установка негативно влияет на остойчивость судна и снижает полезный объем грузоподъемности.

В качестве соответствующих ограничениям видов топлива судовладельцы, как правило, рассматривают низкосернистые дистилляты — газойль (MGO, marinec gas oil) и судовые топлива с ультранизким содержанием серы, в производстве которых используются как легкие, так и тяжелые компоненты (ULSFO, ultra-low sulfur fuel oil), а также сжиженный природный газ.

Не дожидаясь повсеместного ввода новых правил, крупнейшие поставщики нефтепродуктов последние несколько лет стали активно расширять свою продуктовую линейку судовыми топливами высокого экологического класса. «Газпром нефть» еще в 2017 году начала производство на Омском НПЗ маловязкого судового топлива с минимальным содержанием серы не более 0,1% — ТСУ-80. Этот продукт вызвал повышенный интерес в первую очередь у европейских судовладельцев, осуществляющих коммерческие перевозки в зонах контроля выбросов ECA — особые зоны мореплавания, куда входят Балтийское море, Северное море и пролив Ла-Манш, где суда должны переключаться на топливо с низким содержанием серы. , куда входят Балтийское и Северное моря. В числе первых клиентов, которых «Газпром нефть» забункеровала в порту Петербурга новым топливом, был мировой лидер круизных перевозок Carnival Corporation & plc. Растущий спрос на экологичное судовое топливо подтверждают цифры: за время летней навигации только в Северной столице компания реализовала круизной компании свыше 30 тысяч тонн ТСУ-80.

Андрей Васильев,
генеральный директор «Газпромнефть Марин Бункера»:

Сжиженный природный газ имеет значительный потенциал в качестве судового топлива благодаря своим экологическим характеристикам и экономической эффективности использования. Ежегодно доля коммерческих судов, работающих на газомоторном топливе, будет увеличиваться, что потребует активного развития инфраструктуры СПГ-бункеровки. Внедрение нового стандарта в России является отправной точкой по формированию в нашей стране сегмента бункеровки судов экологичным газомоторным топливом.

Эксперты уверены, что под воздействием жестких ограничений баланс в портфеле топливных операторов достаточно быстро перейдет от традиционного для отрасли высокосернистого мазута в пользу дистиллятов и сжиженного природного газа, а также гибридного топлива — тяжелых низкосернистых дистиллятов. Примечательно, но именно СПГ многие склонны считать топливом будущего ввиду его экологичности и экономичности. Это топливо, ставшее решением серной проблемы, полностью соответствует требованиям MARPOL по содержанию серы. Помимо экологических преимуществ привлекательность перехода на СПГ обеспечивает фактор цены. На протяжении последних лет наметилась тенденция повышения расходов судовладельцев из-за роста стоимости жидкого моторного топлива. Сжиженный природный газ в большинстве случаев дешевле, что делает его применение экономически обоснованным.

В борьбе за рынок

На сегодня ключевым рынком бункеровки СПГ считается Европа. По данным международного сертификационного и классификационного общества Det Norske Veritas Germanischer Lloyd (DNV GL), сжиженный природный газ в виде топлива сегодня в мире используют 120 судов, большая часть из которых эксплуатируется именно на Европейском континенте. Для этого активно развивается необходимая береговая инфраструктура, в крупнейших европейских портах апробируются и внедряются различные схемы бункеровки: «берег — судно», «судно — судно» и даже «автоцистерна — судно». Недавние расчеты экспертов показывают, что капитализация европейского рынка бункеровки судов СПГ к 2024 году может превысить 12 млрд долларов, а потребность морского и речного флота в СПГ к 2030 году достигнет отметки в 8 млн тонн в год.

Но и остальной мир не спешит отдавать пальму первенства СПГ-судоходства Европе. Юго-Восточная Азия, Северная Америка и Ближний Восток также заинтересованы в диверсификации бункеровочного бизнеса и продвижении сжиженного природного газа в качестве судового топлива. Согласно актуализированной оценке все той же DNV GL, к 2020 году в мире число судов, работающих на газомоторном топливе, подойдет к отметке 300–400 единиц, что увеличит емкость рынка СПГ до 2,5 млн тонн в год.

Оценку экспертов подтверждают данные по загрузке крупнейших судовых верфей. Так, правительство Южной Кореи в целях перезагрузки судостроительной отрасли и стимулирования производства экологичного морского транспорта обеспечило судостроительные предприятия заказами на сумму почти в 1 млрд долларов. В ближайшие несколько лет со стапелей южнокорейских заводов должно быть спущено на воду порядка 140 «зеленых» судов, начиная от сухогрузов и танкеров и заканчивая пассажирскими лайнерами и паромами. Не менее амбициозные планы и у соседей по региону — Сингапура и Японии. Активно развивается СПГ-инфраструктура также в Северной Америке и на Ближнем Востоке, где проходят крупнейшие транспортные коридоры коммерческого судоходства. Важную роль в продвижении СПГ в качестве судового топлива участники международного рынка отдают и нашей стране.

Газовая перспектива

Россия, обладая колоссальными запасами природного газа, развитой системой морских и речных портов, компетенциями в области судостроения и научной базой, может стать крупнейшим игроком на рынке сжиженного природного газа как судового топлива.

Конечно же, пока доля отечественных «зеленых» судов крайне мала и оценивается несколькими процентами, но первые успешные примеры применения СПГ в арктических проектах подтверждают перспективность этого направления. Признанным пионером перехода на газомоторное топливо стал «Совкомфлот», специализирующийся на перевозке углеводородов, в том числе по Северному морскому пути (СМП). На сегодняшний день в составе флота компании есть несколько новейших танкеров, работающих на голубом топливе. В ходе эксплуатации судов специалисты «Совкомфлота» выявили, что двигатели на СПГ работают на 20% эффективнее, чем при использовании жидкого судового топлива.

Роман Самсонов,
руководитель направления «Газ и Арктика» энергоцентра «Сколково»:

Природный газ как моторное топливо имеет достаточно высокие экологические характеристики по сравнению с большинством традиционных жидких видов топлива, уступая, наверное, только топливу ближайшего будущего — водороду. При этом Россия обладает крупнейшими из разведанных запасов природного газа в мире. Географически большинство этих запасов расположено в арктической зоне, в частности на Ямале, и при создании там крупнейших производств сжиженного природного газа возможно наладить доставку СПГ как товара до большинства крупнейших мировых центров потребления и обеспечить фактически местным топливом большую часть судов, обслуживающих и работающих в зоне СМП. По Баренцево/Евроарктическому транспортному коридору может транспортироваться от 15 до 30 млн тонн в год, по Азиатско-Тихоокеанскому коридору — также от 15 до 50 млн тонн в год, по самому СМП как коридору — от 15 до 50 мл тонн в год. Это колоссальный объем и перспективы. Правда, для этого необходимо развитие инфраструктуры бункеровки и перегрузки.

Кроме того, отечественные судостроители уже сейчас разрабатывают проекты будущих ледоколов на газомоторном топливе. Ранее президент России Владимир Путин назвал решение использования сжиженного природного газа в качестве топлива на арктических судах «абсолютно правильным».

Что касается коммерческого транспорта, то в среднесрочной перспективе российские порты могут быть включены в маршрутные международные программы перевозок пассажирскими лайнерами и паромами на СПГ. Тем более круизное судоходство все больше склоняется к переходу на газомоторное топливо ввиду его экологичности, обеспечивающей возможность захода судов в любые порты мира. Кроме того, особенность строения круизных судов как нельзя лучше подходит для размещения крупногабаритного СПГ-оборудования. Емкости для хранения газового топлива в сжиженном виде могут размещаться в специальных закрытых помещениях в корпусе судна или непосредственно на открытой палубе, как это реализовано на одном из крупнейших пассажирских СПГ-паромов в Европе — Viking Grace. Новые круизные лайнеры на газомоторном топливе в скором времени должны войти в состав флота мировых круизных операторов Carnival, Royal Caribbean, Ponant и др.

На законных основаниях

Если европейские порты готовы к приему судов, использующих в качестве топлива сжиженный природный газ, то России только предстоит развивать береговую и морскую СПГ-инфраструктуру. Для этого требуется консолидация усилий власти и бизнеса по строительству терминалов и вспомогательного флота, а также формированию законодательной и разрешительной базы для осуществления выполнения СПГ-бункеровок в российских портах. Не так давно пример подобного сотрудничества продемонстрировал оператор бункерного бизнеса «Газпром нефти» — компания «Газпромнефть Марин Бункер». Компания инициировала регистрацию в России стандарта ISO 20519:2017 «Суда и морские технологии. Требования к бункеровке судов, использующих сжиженный природный газ в качестве топлива». Документ, зарегистрированный в 2018 году в Федеральном информационном фонде стандартов, фактически узаконил СПГ-бункеровку в нашей стране.

Основой регламента выступил международный стандарт для судов, работающих на сжиженном природном газе. Принятый документ фиксирует основные требования к судам-бункеровщикам и бункеруемым судам, использующим в качестве топлива сжиженный природный газ. В частности, стандарт регламентирует технологические процессы и процедуры бункеровки СПГ, описывает требования к конструкциям систем передачи топлива, определяет рекомендации по обучению персонала, подготовке отчетности и документации.

Следующим важным шагом в развитии СПГ-бункеровки в России станет активное развитие терминальной и морской инфраструктуры. Пока лидером в этом направлении является Северо-Западный регион, где реализуется несколько крупных проектов производства в Высоцке и Усть-Луге. Кроме того, рассматривается возможность осуществления бункеровки СПГ в многофункциональном морском перегрузочном комплексе «Бронка», который благодаря своим глубинным характеристикам способен принимать в Санкт-Петербурге суда длиной до 347 метров с осадкой до 13 метров.

«Для России сжиженный природный газ — очень перспективное судовое топливо, — считает заместитель начальника управления по газификации и использованию газа „Газпрома“ Евгений Пронин. — Совершенно ясно, что его внедрение будет проходить в условиях жесточайшей конкуренции. Однако сомневаться в том, что СПГ найдет дорогу на суда, нет оснований. Хотя бы уже только потому, что этот вопрос попал в поле зрения федеральных органов исполнительной власти и включен в проект государственной программы газомоторизации транспорта».

С запуском СПГ-терминалов запланирован ввод в эксплуатацию специализированных судов-заправщиков. Первым подобным и уникальным для отечественной морской отрасли станет СПГ-бункеровщик «Газпром нефти». Планируется, что новое судно будет построено к 2021 году и обеспечит безопасную и мобильную бункеровку судов на СПГ в акватории Финского залива и Балтийского моря.

Сжиженный природный газ — Управление энергетической информации США (EIA)

Что такое СПГ?

Сжиженный природный газ (СПГ) — это природный газ, охлажденный до жидкого состояния ( сжиженный ) при температуре около -260 ° по Фаренгейту для транспортировки и хранения. Объем природного газа в жидком состоянии примерно в 600 раз меньше, чем его объем в газообразном состоянии в трубопроводе природного газа. Этот процесс сжижения , разработанный в 19 веке, позволяет транспортировать природный газ в места, недоступные для газопроводов, и использовать природный газ в качестве транспортного топлива.

СПГ увеличивает рынки сбыта природного газа

Там, где трубопроводы для природного газа невозможны или отсутствуют, сжижение природного газа — это способ перемещения природного газа из регионов добычи на рынки, например, в США и другие страны и обратно. На азиатские страны в совокупности приходится самая большая доля мирового импорта СПГ.

предприятия по экспорту СПГ получают природный газ по трубопроводам и сжижают его для транспортировки на специальных океанских судах СПГ или танкерах .Большая часть СПГ транспортируется танкерами, называемыми танкерами СПГ , в больших бортовых резервуарах с переохлаждением (криогенными). СПГ также транспортируется в меньших по размеру контейнерах, соответствующих требованиям Международной организации по стандартизации (ИСО), которые можно размещать на судах и грузовиках.

На импортных терминалах СПГ выгружается с судов и хранится в криогенных резервуарах для хранения, прежде чем он будет возвращен в газообразное состояние или регазифицирован . После регазификации природный газ транспортируется по трубопроводам природного газа к электростанциям, работающим на природном газе, промышленным объектам, а также к бытовым и коммерческим потребителям.

Природный газ транспортируется на судах специальной конструкции в виде сжиженного природного газа (СПГ). СПГ — это природный газ, который охлаждается до -260 ° по Фаренгейту, температуры, при которой природный газ становится жидким. Объем жидкости в 600 раз меньше газообразной формы.

Океанский танкер-газовоз

Источник: стоковая фотография (защищена авторским правом)

В США некоторые электростанции производят и хранят СПГ на месте для выработки электроэнергии, когда спрос на электроэнергию высок, например, в холодную и жаркую погоду, или когда пропускная способность трубопроводов ограничена или недостаточна для удовлетворения возросшего спроса на природный газ со стороны других потребителей. .Этот процесс называется пикового бритья . Электростанции берут природный газ из газопроводов, сжижают его на небольших установках сжижения и хранят в криогенных резервуарах. При необходимости СПГ регазифицируется и сжигается на электростанциях. На некоторых судах, грузовиках и автобусах есть специально разработанные резервуары для СПГ для использования СПГ в качестве топлива.

Пик импорта СПГ в США пришелся на 2007 год

Соединенные Штаты импортировали очень небольшое количество СПГ до 1995 года, а затем импорт СПГ в целом увеличивался каждый год до пика в 2007 году, когда он составил около 771 миллиарда кубических футов (Bcf), что составляет около 17% от общего импорта природного газа.Импорт СПГ снижался в большинстве лет с 2007 года, поскольку увеличение добычи природного газа в США и расширение сети газопроводов снизили потребность в импорте природного газа.

В 2020 году Соединенные Штаты импортировали около 49,2 млрд куб. Футов СПГ всего из четырех стран. Это был самый низкий показатель с 1996 года и составлял около 2% от общего объема импорта природного газа в США.

  • Тринидад и Тобаго 39,23 млрд куб. Футов 79,7%
  • Нигерия 6.91 млрд куб. Футов 14,0%
  • Норвегия 3,03 млрд куб. Футов 6,2%
  • Канада 0,04 млрд куб. Футов 0,1%

Регазификационный терминал Everett недалеко от Бостона, штат Массачусетс, принимает большую часть импорта СПГ в США, а в 2020 году он получил 60% от общего объема импорта СПГ в США; 95% из Тринидада и Тобаго и 5% из Нигерии. В штатах Новой Англии: Коннектикут, Мэн, Массачусетс, Нью-Гэмпшир, Род-Айленд и Вермонт могут иметь значительные ограничения на трубопроводы, когда потребность в отоплении существенно возрастает в периоды очень холодной погоды.Импорт СПГ помогает удовлетворить спрос на природный газ в Новой Англии, поскольку в настоящее время регион имеет ограниченные трубопроводные соединения с северо-востоком и другими регионами добычи природного газа США.

Экспортные мощности и экспорт СПГ в США существенно выросли в период с 2016 по 2020 год

Соединенные Штаты были нетто-экспортером СПГ в 2017-2020 годах (экспорт превышал импорт), в основном из-за увеличения добычи природного газа в США, снижения импорта природного газа по трубопроводам и в виде СПГ, а также увеличения мощности экспортных терминалов СПГ. .

Экспортные мощности США по СПГ увеличились с менее 1 миллиарда кубических футов в день (Bcf / d) в 2015 году до 10,8 Bcf / d в конце 2020 года. В 2015 году общий объем экспорта СПГ из США в семь стран составил около 28 Bcf. В 2020 году экспорт СПГ из США в 40 стран достиг рекордного уровня — около 2390 млрд куб. Футов, а экспорт СПГ составил 45% от общего объема экспорта природного газа США. Около половины экспорта СПГ в 2020 году шло в пять стран.

  • Южная Корея 316,2 млрд куб. Футов 13.3%
  • Япония 287,7 млрд куб. Футов 12,1%
  • Китай 214,4 млрд куб. Футов 9,0%
  • Испания 200,0 млрд куб. Футов 8,4%
  • Соединенное Королевство 160,2 млрд куб. Футов 6,7%

В 2020 году танкеры для перевозки СПГ перевезли почти весь экспорт СПГ из США. Около 0,8 млрд куб. Футов американского СПГ было экспортировано грузовиками в контейнерах ISO в Канаду и Мексику, при этом 99% было отправлено в Мексику.

Иногда, когда цены на природный газ являются для этого благоприятными, Соединенные Штаты реэкспортируют часть первоначально импортированного СПГ.В 2020 году США реэкспортировали около 3 млрд куб. Футов в Аргентину, Бразилию и Южную Корею.

экспортных терминалов СПГ потребляют часть природного газа, доставляемого на объект, для работы оборудования для сжижения. По оценкам Управления энергетической информации США (EIA), от 15% до 18% объема природного газа, поставляемого на объекты экспорта СПГ, используется для сжижения. 1

Ожидается, что в ближайшие годы экспорт СПГ из США вырастет, так как новые U.S. Объем экспорта СПГ открыт. См. Подробную информацию о существующих и строящихся крупных объектах по сжижению газа в США (XLS).

Последнее обновление: 20 июля 2021 г.

Сжиженный природный газ (СПГ) | Министерство энергетики

Сегодня Соединенные Штаты являются крупнейшим производителем природного газа в мире. Природный газ обеспечивает около 1/3 потребления первичной энергии в Соединенных Штатах, причем его основными видами использования являются отопление и выработка электроэнергии.Хотя большая часть природного газа поставляется в газообразной форме по трубопроводам в Соединенных Штатах, рост международного рынка природного газа привел к использованию природного газа в сжиженной форме, или СПГ.

Основы СПГ

Сжиженный природный газ (СПГ) — это природный газ, охлажденный до жидкого состояния при температуре около -260 ° по Фаренгейту для транспортировки и хранения. Объем природного газа в жидком состоянии примерно в 600 раз меньше его объема в газообразном состоянии.Этот процесс позволяет транспортировать природный газ в места, недоступные для трубопроводов.

Сжижение природного газа — это способ транспортировки природного газа на большие расстояния, когда транспортировка по трубопроводам невозможна. Рынки, расположенные слишком далеко от добывающих регионов, чтобы быть подключенными напрямую к трубопроводам, имеют доступ к природному газу благодаря СПГ. В компактном сжиженном виде природный газ может транспортироваться в специальных танкерах на терминалы по всему миру. На этих терминалах СПГ возвращается в газообразное состояние и транспортируется по трубопроводам к распределительным компаниям, промышленным потребителям и электростанциям.

Торговля СПГ

Для крупнотоннажных морских перевозок СПГ загружается на суда с двойным корпусом, которые используются как в целях безопасности, так и в целях изоляции. Как только судно прибывает в порт приема, СПГ выгружается в хорошо изолированные резервуары для хранения, а затем регазируется для входа в трубопроводную распределительную сеть.

СПГ также можно отгружать в меньших количествах, обычно на более короткие расстояния до океана. Растет торговля небольшими партиями СПГ, которые чаще всего производятся с использованием тех же контейнеров, которые используются на грузовиках и в международной торговле, специально оборудованных криогенными резервуарами.Другие маломасштабные виды деятельности по производству СПГ включают в себя объекты сжижения и хранения, позволяющие компактно удерживать газ, когда он необходим на местных рынках США в периоды пикового спроса. СПГ также иногда импортируется или вывозится грузовиками с таких предприятий.

В 2020 году США экспортировали почти 2400 миллиардов кубических футов (Bcf) природного газа в виде СПГ на больших танкерах для перевозки СПГ, а также небольшое количество, отправленное в контейнерах или на грузовиках. Всего по состоянию на август 2021 г.S. LNG поставлялся в 40 стран на пяти континентах. США также по-прежнему импортируют некоторое количество СПГ, в основном в Новую Англию, регион страны, ограниченный возможностями трубопроводов и хранилищ.

Роль Министерства энергетики

Министерство энергетики имеет регулирующие обязанности в отношении СПГ. Компании, которые хотят экспортировать природный газ, должны получить разрешение на это в Управлении ископаемой энергии и углерода (FECM) Министерства энергетики США. Закон о природном газе (NGA) требует от Министерства энергетики определять общественные интересы по заявкам на экспорт СПГ в страны, в которые США.С. не имеет действующих соглашений о свободной торговле. Программа регулирования импорта-экспорта природного газа FECM реализуется Отделом регулирования Управления регулирования, анализа и взаимодействия.

В соответствии с NGA существует два стандарта рассмотрения заявок на экспорт СПГ в зависимости от страны назначения. Заявки на экспорт СПГ в страны, с которыми у Соединенных Штатов есть соглашение о свободной торговле (страны ССТ), или на импорт СПГ из любого источника автоматически считаются отвечающими общественным интересам.NGA предписывает Министерству энергетики оценивать заявки на экспорт СПГ в страны, не являющиеся участниками ЗСТ. Министерство энергетики обязано предоставить экспортные полномочия странам, не являющимся участниками ЗСТ, если только Департамент не обнаружит, что предлагаемый экспорт не будет соответствовать общественным интересам или если торговля прямо запрещена законом или политикой. Министерство энергетики принимает меры по долгосрочным заявкам на экспорт СПГ в страны, не являющиеся участниками ЗСТ, после завершения обзора общественных интересов, который включает несколько критериев, включая экономическую и экологическую экспертизу предлагаемого экспорта.Как правило, Федеральная комиссия по регулированию энергетики (FERC) имеет юрисдикцию над размещением, строительством и эксплуатацией объектов для экспорта СПГ в США. В этих случаях FERC проводит оценку воздействия на окружающую среду предлагаемых проектов в соответствии с Законом о национальной экологической политике, а Министерство энергетики США обычно является сотрудничающим агентством в рамках этих обзоров. Получение разрешения Министерства энергетики на экспорт СПГ в страны, не являющиеся участниками ЗСТ, является важным шагом для большинства проектов на пути к финансированию и строительству.

Некоторые компании, получившие разрешение Министерства энергетики на экспорт СПГ, еще не приняли окончательных инвестиционных решений по своим проектам. Строительство крупных объектов занимает годы и стоит миллиарды долларов. Полный список долгосрочных заявок на экспорт СПГ и их текущий статус можно найти в Резюме заявок на экспорт СПГ Министерства энергетики США.

DOE также способствует прозрачности рынка, публикуя отчеты об объемах, направлениях и ценах экспорта СПГ в своем Ежемесячном отчете на СПГ.Первый в истории экспорт СПГ отечественного производства из 48 штатов с нижним числом штатов произошел в феврале 2016 года. Компания Cheniere Energy Sabine Pass Liquefaction, LLC экспортировала первый танкерный груз СПГ с терминала СПГ Sabine Pass в Луизиане с отправкой в ​​Бразилию.

проектов СПГ, имеющих разрешение Министерства энергетики, сообщают Департаменту о своем статусе и ходе строительства два раза в год в виде полугодовых отчетов. Клиенты, желающие приобрести СПГ в Соединенных Штатах, могут связаться с одной из компаний, которая имеет разрешение или запрашивает разрешение на экспорт, как указано в онлайн-кабинете регистрации.

Сжиженный природный газ (СПГ) Определение

Что такое сжиженный природный газ (СПГ)?

Сжиженный природный газ (СПГ) — это природный газ, переведенный в жидкую форму для облегчения и безопасности транспортировки природного газа. Природный газ охлаждается примерно до -260 F, создавая прозрачную, бесцветную и нетоксичную жидкость, которую можно транспортировать из районов с большим запасом природного газа в районы, где требуется больше природного газа.

В жидком состоянии природный газ занимает 1/600 пространства, а это означает, что природный газ сокращается в 600 раз, что значительно упрощает транспортировку и хранение, когда транспортировка по трубопроводу невозможна.Эксперты ожидают, что по мере роста мирового потребления энергии значение торговли СПГ будет расти.

Ключевые выводы

  • Сжиженный природный газ (СПГ) — это природный газ, который был охлажден до жидкой формы для облегчения транспортировки.
  • Спрос на СПГ растет по мере того, как мир обращается к более чистым источникам энергии.
  • Крупнейшими экспортерами СПГ являются Австралия и Катар, и ожидается, что в ближайшие несколько лет их обгонят США.
  • Наибольший спрос на СПГ приходится на Китай.
  • СПГ рассматривается как альтернативный источник топлива для автомобилей и других целей, а не просто средство передвижения.

Как работает сжиженный природный газ (СПГ)

Сжиженный природный газ в основном используется для транспортировки природного газа из одного источника в другой. Экспортеры используют этот метод при доставке в разные страны и через водоемы, когда трубопроводы недоступны.

Существует два основных подхода к сжижению природного газа в больших количествах.

  • Каскадный процесс
  • Метод Линде

Каскадный процесс относится к охлаждению одного газа другим газом, что приводит к каскадному эффекту.Метод Линде — это регенеративное охлаждение, при котором он сжимается, охлаждается и расширяется до тех пор, пока в конечном итоге не превратится в жидкость.

Сжиженный природный газ больше всего известен как средство транспортировки, но он начинает получать широкое распространение. Автомобильная промышленность оценивает применимость газа в качестве топлива для двигателей внутреннего сгорания в автомобильных перевозках, внедорожниках, морских судах и железных дорогах.

Мировой спрос на сжиженный природный газ (СПГ)

Несмотря на наличие одних из крупнейших в мире запасов природного газа, Соединенные Штаты импортируют небольшой процент своего природного газа в виде сжиженного природного газа из Франции и Тринидада.Фактически, по состоянию на 2019 год США были третьим по величине экспортером СПГ и, как ожидается, станут крупнейшим экспортером к 2025 году, обогнав Австралию и Катар.

В 2020 году крупнейшими импортерами СПГ из США были Южная Корея, Япония и Китай. В будущем рост спроса будет исходить от азиатских стран, которые рассматривают СПГ как замену углю в качестве источника энергии.

После сжижения природный газ хранится в специальных танкерах и транспортируется к месту назначения.При любой утечке или разливе СПГ не может взорваться. СПГ и газы, из которых он состоит, не взрываются на открытом воздухе. После доставки СПГ природный газ расширяется и превращается обратно в газообразную форму путем повторного нагрева, процесса, известного как регазификация. После регазификации природный газ распределяется по трубопроводам потребителям.

Импорт СПГ.

К другим крупным экспортерам СПГ относятся Индонезия, Нигерия, Россия и Малайзия. Россия имеет крупнейшие в мире поставки природного газа, за ней следуют Иран и Катар.По состоянию на 2020 год Япония является крупнейшим импортером природного газа в мире, главным образом за счет увеличения закупок СПГ.

Экспорт СПГ.

Будущее сжиженного природного газа (СПГ)

Мировой спрос на СПГ быстро вырос с почти нулевого уровня в 1970 году до значительной доли рынка сегодня. В 2019 году 51% этого спроса приходился на Китай, Японию и Южную Корею. Отрасль СПГ переживает бум, поскольку мир стремится отказаться от традиционных и загрязняющих источников энергии, таких как нефть и уголь, и сосредоточиться на чистой энергии.

По оценкам McKinsey and Company, спрос на СПГ будет увеличиваться на 3,4% в год до 2035 года. Газ будет самым быстрорастущим ископаемым топливом с предполагаемыми темпами роста в 0,9% с 2020 по 2035 год, а в 2020 году спрос на газ снизится на 3,0%, в то время как Спрос на СПГ вырос на 1,0%.

Сжиженный природный газ (СПГ) | Shell Global

Название: Что такое СПГ — Превращение природного газа в жидкость — с YouTube

Продолжительность: 2:48 мин.

Описание:

Методология и преимущества сжижения природного газа для транспортировки с целью удовлетворения мирового спроса на энергию.

Что такое СПГ — превращение природного газа в жидкость — из стенограммы YouTube

[играет фоновая музыка]

Спектакли инструментальной ритмической музыки.

[Анимированная последовательность]

Аэрофотоснимок анимированных серых линий сетки на белом фоне.

Вернитесь к широкоугольному изображению 3D-симуляции горизонта города, выходящего из фона с сеткой.

Переместитесь и вернитесь к виду с высоты птичьего полета на линию горизонта, которая выровнена до двух желтых 3D-блоков, обозначенных «Население и спрос», которые по-прежнему окружены белым фоном с серыми линиями сетки, а блоки отбрасывают тень перед собой.

Вернитесь к большому обзору блоков спереди, когда справа от первых двух появятся еще четыре. Блоки помечены как 2000, 2010, 2020, 2030, 2040 и 2050 и постепенно увеличиваются в высоту слева направо. Блоки отбрасывают легкую серую тень прямо перед собой на белом фоне.

[Рассказчик]

Население мира растет, и уровень жизни многих людей будет продолжать улучшаться. В результате ожидается, что к 2050 году мировой спрос на энергию удвоится по сравнению с 2000 годом.

[Отображается текст]

Население / Спрос

[Рассказчик]

Чтобы удовлетворить этот спрос, газ будет играть все более важную роль.

[Отображается текст]

2000/2010/2020/2030/2040/2050

[Анимированная последовательность]

Увеличьте масштаб блоков, по мере того как они уменьшаются и исчезают на белом фоне с сеткой.

[Рассказчик]

Природного газа много, и это наиболее экологически чистое ископаемое топливо.

[Анимированная последовательность]

Аэрофотоснимок поверхности с сеткой, имитирующей вращающийся земной шар, выходящий из поверхности, континенты, видимые горчичным цветом, и океаны между ними — бледно-голубым, земной шар отбрасывает слабую серую тень в юго-восточном направлении.

[Рассказчик]

Но некоторые ресурсы природного газа находятся в удаленных местах: транспортировка газа на большие расстояния по трубопроводам может быть дорогостоящей и непрактичной. Решение?

[Анимированная последовательность]

Имитация земного шара превращается в каплю голубой жидкости на белом фоне с сеткой.Капля жидкости скатывается вниз и исчезает.

[Рассказчик]

Мы сжижаем газ, охлаждая его, что уменьшает его объем для более простой, экономичной и безопасной транспортировки на корабле.

[Анимированная последовательность]

Увеличьте изображение вертикальной цилиндрической формы, смоделированного трубопровода, выходящего из белого фона с сеткой.

Смоделированные частицы газа разного цвета плавают вверх по трубе, и тени появляются по обе стороны трубы, чтобы имитировать отражение трубопровода, идущего по поверхности земли.

Переместитесь вниз до наклонного горизонтального угла конвейера, когда цветные частицы перемещаются от кадра слева к кадру справа, все по-прежнему на белом фоне с серыми линиями сетки и тенями.

Вернитесь к виду с воздуха на сеть труб, по которым движутся частицы, выходящие из одной трубы, похожей на форму вилки, но с множеством зубцов.

[Рассказчик]

Итак, как производится сжиженный природный газ? Природный газ, добываемый из земли, содержит примеси, воду и другие попутные жидкости.Сначала его обрабатывают, чтобы очистить. Он проходит через серию труб и сосудов, где сила тяжести помогает отделить газ от некоторых более тяжелых жидкостей.

[Анимированная последовательность]

Отойдите и панорамируйте, чтобы увидеть с воздуха весь завод, одну из больших башен с логотипом Shell.

Увеличьте масштаб другого участка завода, показывая единственный трубопровод, по которому разноцветные частицы текут в резервуар.

Увеличьте масштаб, чтобы увеличить крупный план частиц, показывая желтые частицы, представляющие углекислый газ и сероводород, которые поглощаются фоном, исчезают, оставляя зеленые, синие, бирюзовые и пурпурные частицы, перетекающие из кадра слева в кадр справа.

Синие частицы, представляющие воду, затем поворачивают к слабому серому круглому отверстию на заднем плане, исчезая из симулированного потока частиц.

Бирюзовые частицы, представляющие в основном пропан и бутан, также отклоняются к еще одному круглому отверстию на заднем плане, оставляя много зеленых и несколько фиолетовых частиц, представляющих соответственно метан и этан.

Вернитесь назад, чтобы увидеть зеленые и пурпурные частицы, утекающие и исчезающие в верхней части кадра, когда в верхней части конвейера медленно открывается ярко-белая секция, все еще обозначенная белым фоном с сеткой.

[Рассказчик]

Затем удаляются другие примеси. Природный газ проходит через растворитель на водной основе, который поглощает диоксид углерода и сероводород. В противном случае они могли бы замерзнуть при охлаждении газа и вызвать закупорку. Затем удаляют оставшуюся воду, так как она также может замерзнуть. Наконец, оставшиеся более легкие сжиженные природные газы — в основном пропан и бутан — извлекаются для продажи отдельно или используются в качестве хладагента позже в процессе охлаждения. Следы ртути также отфильтровываются.Теперь очищенный природный газ — метан с небольшим количеством этана — готов к сжижению.

[Анимированная последовательность]

Увеличьте масштаб до изображения стилизованной линейной анимации трех теплообменников с трубами, проходящими вдоль белого фона с сеткой, на виде с воздуха.

Увеличьте изображение центрального теплообменника, охлаждающей жидкости и панорамирования, чтобы увидеть вид спереди окна охлаждающей жидкости с желтой окантовкой, показывающий, как холодный воздух струится вниз по сети труб.

Увеличьте крупный план движущихся частиц на бело-сером фоне с сеткой, когда они уменьшаются в размере и группируются вместе, чтобы заполнить экран.

Растворяется до вида с воздуха на стакан с водой, отбрасывает тень на белую поверхность и панорамируется до вида на стакан спереди.

[Рассказчик]

Это происходит в теплообменниках. Хладагент, охлаждаемый гигантскими холодильниками, поглощает тепло природного газа. Охлаждает газ до -162 ° C, уменьшая его объем в 600 раз. Это превращает его в прозрачную, бесцветную, нетоксичную жидкость — сжиженный природный газ или СПГ, которую намного проще хранить и транспортировать.

[Анимированная последовательность]

Цистерны и конструкции поднимаются с бело-серой поверхности, стакан становится непрозрачным, и, когда мы перемещаемся к виду спереди, он превращается в изолированный резервуар с логотипом Shell на его передней части. По трубам, идущим от резервуаров к переднему плану, кажется, течет синяя жидкость, а остальная часть фона все еще окрашена в белый и серый цвета.

Вернитесь к виду с воздуха на завод на заднем плане с сосудом для СПГ на переднем плане, части его надстройки окрашены в желтый цвет.

Растительные конструкции снова исчезают на белом фоне, когда выстрел перемещается вниз и обратно за корму корабля. Корабль быстро перемещается по кадру и выходит из кадра по диагонали от кадра справа к кадру слева.

[Рассказчик]

СПГ хранится в изотермических резервуарах до тех пор, пока он не будет готов к загрузке на специально сконструированное судно или танкер для СПГ.

[Анимированная последовательность]

Быстрое панорамирование на вид с воздуха на сосуд для СПГ, соединенный трубопроводом с тремя резервуарами, синяя жидкость течет от резервуара к резервуарам.

Панорама на 180 градусов по трем трубопроводам, выходящим из трех резервуаров, вещество — теперь обозначенное желтым цветом — быстро течет по трубопроводам, которые простираются до горизонта города, снова на белом и сером фоне с сеткой.

Вернитесь к виду города с воздуха и уменьшите масштаб.

[Рассказчик]

Когда судно прибывает в пункт назначения, СПГ передается на регазификационную установку, где он нагревается, возвращая его в газообразное состояние.Затем газ транспортируется по трубопроводам к потребителям, обеспечивая энергией дома и промышленность.

[Графика]

Белая вспышка растворяется в логотипе Shell.

[Рассказчик]

Shell продолжает помогать удовлетворять растущие потребности в энергии за счет более чистого сжигания природного газа.

Будущее сжиженного природного газа: возможности для роста

В отрасли сжиженного природного газа (СПГ) наблюдаются низкие цены и избыток предложения.Еще до пандемии COVID-19 рынок СПГ был настроен на переизбыток предложения в 2020 и 2021 годах, поскольку новые проекты продолжали наращивать мощность, значительно превышающую устойчивый рост спроса. Снижение спроса на газ из-за пандемии привело к избыточному предложению, создавая волатильность рынка. А продолжительный период низких цен на нефть и усиление конкуренции между источниками поставок газа по мере того, как новые поставки достигают рынка, в совокупности привели к снижению рентабельности, оказывая давление на производителей газа и СПГ.

Однако долгосрочные перспективы у СПГ лучше, чем у других ископаемых видов топлива, из-за его сравнительно более низкой стоимости и меньших выбросов при производстве и сжигании.Но чтобы найти настоящее конкурентное преимущество на нестабильном рынке, отрасль СПГ должна выйти за рамки того, что когда-то было выигрышными стратегиями (контроль над газовыми ресурсами, надежность поставок). Вместо этого игроки СПГ должны сосредоточить свои усилия в пяти областях: эффективность капитала, оптимизация цепочки поставок, развитие рынка сбыта, декарбонизация, а также цифровая и расширенная аналитика. В случае успеха СПГ сможет выжить на непредсказуемом рынке и найти возможности для более быстрого роста.

Проблемы сегодня и завтра

Устойчивый период низких цен на нефть привел к снижению цен на газ напрямую за счет контрактов с индексацией на нефть (которые остаются нормой на многих азиатских рынках) и косвенно за счет уменьшения финансовых стимулов для потребителей нефтяного топлива переходить на природный газ.

В то же время появление крупномасштабного экспорта СПГ из Северной Америки облегчило доступ дешевого американского газа к азиатским рынкам импорта СПГ. И последовательные волны новых поставок СПГ из Австралии, России и Соединенных Штатов подтолкнули рынок к постоянному избытку предложения. На этом конкурентном рынке импортеры газа могут договариваться о более низких ценах на газ даже по сравнению с низкими ценами на нефть.

COVID-19 усугубил проблему избыточного предложения. Блокировка по всей стране и приостановка промышленной деятельности снизили спрос во втором квартале 2020 года.В зависимости от того, как COVID-19 повлияет на рынки-импортеры, спрос на газ в 2020 году может упасть на 4-7 процентов, что на сегодняшний день является самым большим потрясением со стороны спроса за более чем 50 лет. В результате с начала 2020 года спотовые цены на газ резко упали, что привело к почти полному сближению цен в Азии, Европе и США (Иллюстрация 1).

Приложение 1

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами.Напишите нам по адресу: [email protected]

экспортеров СПГ отменили поставки (более 100 поставок в США было отменено в месяц в июне и июле), поскольку спотовая цена на азиатском и европейском рынках больше не покрывает денежные затраты на поставки, сжижение и отгрузку газа в США. Однако, несмотря на эти низкие цены, многие поставки СПГ в США продолжаются из-за долгосрочных договорных обязательств и негибких цепочек поставок. По состоянию на 30 июня 2020 года мировые поставки СПГ выросли на 5 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в то время как потоки газа по трубопроводам сократились из-за более низкого спроса.

Дальнейшие проблемы остаются на горизонте для газа. В большинстве развитых стран роль газа в производстве электроэнергии при базовой нагрузке снижается (энергия, которая почти всегда присутствует в сети). В некоторых странах электрификация также снижает роль газа в бытовом и коммерческом отоплении и приготовлении пищи. Наконец, быстрое снижение стоимости аккумуляторных технологий может сделать энергоснабжение от возобновляемых источников энергии менее прерывистым с течением времени, что поставит под сомнение роль газа как генератора пиковой мощности (обеспечивающего мощность только в периоды пикового спроса).

Возможности для СПГ

Та же тенденция, которая усугубляет проблемы СПГ, также создает благоприятные условия. Например, более низкие оптовые цены на газ на рынках конечного потребления означают, что экономика использования газа становится все более благоприятной по сравнению с такими альтернативами, как нефть. Недавние инвестиции в терминалы и трубопроводы для подключения газа к потребителям также повысили доступность газа. Взятые вместе или по отдельности, эти и другие факторы создают возможность для ускоренного роста спроса, особенно в Азии.

Улучшение экономики

Экономика СПГ по сравнению с нефтью и углем в странах-потребителях заметно улучшилась за последнее десятилетие. С 2000 по 2018 год СПГ оценивался с небольшим дисконтом по сравнению с нефтью — стоимость варьировалась в зависимости от контракта, но обычно экономия составляла от 10 до 20 процентов. Эта скидка примерно удвоилась для контрактов, подписанных в течение последних двух-трех лет, а краткосрочные поставки СПГ, доступные на спотовых рынках в 2020 году, позволили сэкономить от 50 до 70 процентов по сравнению с преобладающей ценой на нефть.По мере увеличения ценовой скидки по отношению к нефти у потребителей появляется стимул переходить с нефти и нефтепродуктов на газ там, где это целесообразно. Промышленные потребители имеют самый большой стимул, учитывая их масштабы, но газ конкурирует с нефтепродуктами даже в секторах автомобильного и морского транспорта.

По сравнению с углем цены на СПГ, как правило, были намного выше; с 2000 по 2018 год цена на СПГ в среднем более чем в три раза превышала его цену на уголь. Эта премия вынудила политиков идти на трудный компромисс между высокими затратами и высокими выбросами.В последнее время спотовые цены на СПГ почти равны ценам на уголь, что исключает компромисс — по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Цены на СПГ

могут несколько восстановиться в течение следующих трех-пяти лет, хотя фундаментальные рыночные показатели предполагают, что его дисконт по отношению к нефти сохранится, а его премия по сравнению с углем может быть меньше, чем в прошлом. Более широкое использование ценообразования на углерод может улучшить конкурентоспособность СПГ по сравнению с углем и нефтью. В Соединенном Королевстве, например, минимальная цена на углерод в 18 фунтов стерлингов (23 доллара США) за тонну привела к переходу с угля на энергию, работающую на газе, за последние пять лет.Цена на углерод от 25 до 50 долларов за тонну может изменить баланс экономических стимулов для новых электростанций с угля на газ. К концу 2020 года Китай намерен ввести национальную схему торговли квотами на выбросы углерода.

Повышение роли газа в структуре энергетики

В то время как большинство энергосистем могут выдерживать небольшое количество периодической генерации, возобновляемая энергия, составляющая значительную долю энергоснабжения, по-прежнему требует увеличения мощности. На большинстве рынков газ является самым дешевым источником повышения мощности энергосистемы.

На большинстве рынков газ самый дешевый источник укрепляющей способности в энергосистеме.

Угольные электростанции плохо подходят для обеспечения гибкой подачи энергии, поскольку их термический КПД снижается, а затраты на техническое обслуживание возрастают, когда они работают в гибкой пиковой роли. Кроме того, более высокие выбросы углерода от угольных электростанций сводят на нет главное преимущество возобновляемых источников энергии: чистую энергию.

Батареи

могут поглощать от часа к часу колебания спроса, но они в два-три раза дороже, чем газовые генераторы.Хотя со временем эта стоимость может снизиться, маловероятно, что батареи станут экономически жизнеспособным вариантом для уравновешивания еженедельных, ежемесячных или межсезонных различий в спросе и предложении. Разрабатываются технологии, которые могут управлять долгосрочными колебаниями спроса, но они, вероятно, будут развернуты в масштабе не менее десяти лет.

Улучшение качества воздуха

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, загрязнение атмосферного воздуха составляет 4 человека.2 миллиона смертей в год, самое большое число погибших в Азии.

Угольная энергия и жидкое топливо для автомобильного и морского транспорта производят основные загрязнители воздуха: твердые частицы, диоксид серы (SO 2 ) и оксиды азота (NOx). Переход на газ может значительно снизить загрязнение воздуха — при потреблении газа обычно образуются незначительные твердые частицы и SO 2 . Кроме того, переход с угольной энергии на газовую снижает выбросы NOx примерно на 50 процентов, а переход с нефти на газ в транспортном секторе снижает выбросы NOx примерно на 80 процентов.

Лучший доступ к СПГ

Десять лет назад только 23 страны имели доступ к СПГ. Дорогостоящие импортные терминалы, на строительство которых уходили годы, и негибкие контракты на поставку усложняли повсеместное внедрение газа, несмотря на привлекательную экономику в краткосрочной перспективе. Опасения по поводу геополитических рисков зависимости СПГ также сдерживали рост спроса со стороны существующих импортеров, даже когда было мало других вариантов предложения. (Подробнее о том, как бизнес-модель СПГ может трансформироваться, см. Врезку «Изменение коммерческой модели сжиженного природного газа.”)

Сегодняшний рынок совсем другой. В 2019 году количество стран-импортеров СПГ достигло 43. Растущая конкуренция между поставщиками и рост ликвидности на торгуемых рынках создали больше возможностей для удовлетворения индивидуальных потребностей покупателей в отношении продолжительности, размера и гибкости контрактов. А разработка технологии плавучих хранилищ и регазификационных установок (FSRU) означает, что мощности по поставкам СПГ могут быстро реагировать на изменения местного спроса и предложения газа. Действительно, FSRU позволяют любой стране с береговой линией получить доступ к поставкам СПГ в течение двух лет.

Ускорение роста спроса в Азии

По мере того, как надбавка к цене на газ по сравнению с углем сужается, а преимущества газа по сравнению с углем становятся более очевидными, рынки (особенно в Азии) могут перебалансировать структуру энергопотребления в сторону газа.

Азия — крупнейший в мире энергопотребляющий регион, а также наиболее зависимый от угля. Уголь обеспечивает 47 процентов энергопотребления в Азии; для сравнения, следующим по величине потреблением угля регионом является Африка, где на уголь приходится 23 процента ее энергопотребления (Иллюстрация 2).Между тем, газ обеспечивает лишь 12 процентов потребления первичной энергии в Азии, но более 20 процентов потребления во всех остальных регионах мира. Увеличение доли Азии в энергопотреблении газа до 20 процентов добавит к годовому спросу на газ более 400 миллионов тонн СПГ, что удвоит размер рынка СПГ.

Приложение 2

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Однако, учитывая ограниченные возможности производства электроэнергии на газе во многих азиатских странах, переход с угля на газ потребует времени. Повышение коэффициентов нагрузки на газовую генерацию может произойти почти сразу, но это позволит закрыть лишь около 10 процентов разрыва. Закрытие оставшихся 90 процентов требует инвестиций в новые газовые электростанции, на получение разрешения и строительство которых обычно уходит от трех до четырех лет.

Помимо выработки электроэнергии, газ может заменить нефть в транспортном секторе. В Китае на транспортный сектор приходится более 10 процентов текущего спроса на газ, и это самый быстрорастущий сегмент спроса в мире. Если остальная часть Азии будет использовать газ для транспортировки так же широко, как Китай, это добавит годовой потребности в газе, эквивалентной 40 миллионам тонн СПГ.

Как выиграть в новой среде СПГ

Чтобы реализовать потенциал роста СПГ на все более конкурентном рынке, большинству компаний необходимо изменить способ ведения бизнеса, в частности, сосредоточив свои усилия в пяти областях.Хотя эти действия отличаются от тех, которые поддерживали успех в старой коммерческой модели — получение контроля над газовыми ресурсами, построение прочных отношений с клиентами, — их правильное выполнение будет ключом к ориентированию на нестабильном рынке.

Добейтесь эффективности капиталовложений

Рентабельность добычи СПГ вряд ли вернется к уровням, характерным для начала 2010-х годов. Более низкие долгосрочные цены на нефть фактически ограничивают контрактные цены на СПГ, в то время как все более сложные и удаленные проекты СПГ увеличивают затраты.Более того, большое количество предложенных, но неразвитых проектов СПГ с аналогичными безубыточными ценами создает острую ценовую конкуренцию, что ведет к снижению рентабельности.

Однако снижение капитальных затрат на разработку проектов СПГ может улучшить рентабельность. Стоимость проектов СПГ выросла с менее чем 500 долларов за тонну мощности на рубеже веков до более чем 2000 долларов за тонну в 2012 году. В 2017 году затраты снизились в среднем до 900 долларов, но могут снизиться и дальше. Мы обнаружили, что улучшенная разработка и реализация новых проектов СПГ может обеспечить экономию от 30 до 40 процентов, возвращая капитальные затраты в диапазон от 500 до 600 долларов за тонну.

Модульность и недорогой плавучий СПГ могут быть важными частями решения. Вместо разработки одного или двух специально спроектированных поездов установка множества модульных поездов меньшего размера может сделать проекты более масштабируемыми, сократить время установки и снизить затраты. По оценкам Venture Global, его проект Calcasieu Pass, состоящий из 18 модульных поездов, будет стоить менее 600 долларов за тонну. А в 2018 году Голар построил СПГ-судно Hilli Episeyo по цене 500 долларов за тонну, переоборудовав танкер для СПГ.В настоящее время Golar переоборудует другое судно для разработки СПГ Tortue компании BP по цене 520 долларов за тонну.

Мегапроекты

, такие как Северо-Восточный проект Катара, могут сочетать стандартизованные конструкции для многих крупных поездов, достигая эффективности при масштабировании.

Оптимизация цепочки поставок

Несмотря на свои растущие размеры и ликвидность, рынок СПГ далек от идеального «эффективного» товарного рынка.Большинство потоков СПГ отражают обязательства по долгосрочным контрактам и не реагируют на краткосрочные ценовые сигналы. Точно так же последовательность и сроки доставки обычно отражают долгосрочные планы, а не потребности рынка, поэтому грузы часто направляются на определенные рынки, даже когда другой может предложить лучшую цену или более низкие транспортные расходы.

По мере развития торгуемых рынков цепочки поставок будет по-прежнему зависеть от неэффективности, включая негибкость контрактов, препятствия для доступа к инфраструктуре, высокую стоимость хранения и транспортировки СПГ, а также различия в технических характеристиках продукции.

Для снижения транспортных расходов и повышения цен на СПГ компании могут сформировать диверсифицированный и гибкий портфель позиций по поставкам и отгрузке СПГ, а также воспользоваться безопасными возможностями торговли и оптимизации. Модель оптимизации McKinsey, которая исследует потенциал стоимости различных портфелей, показывает, что многие из них могут получить дополнительную маржу от 0,30 до 0,50 доллара на один миллион британских тепловых единиц.

Инвестировать в развитие рынка сбыта продукции

Ускорение роста спроса на СПГ требует от производителей СПГ значительных инвестиций в новую инфраструктуру переработки и сбыта, включая импортные терминалы, трубопроводы и электростанции.Однако большая часть потенциального роста спроса приходится на развивающиеся рынки, где капитал коммунальных предприятий часто ограничен, а компаниям может не хватать мощности и возможностей для завершения крупномасштабных проектов газовой инфраструктуры.

Таким образом, компании, которые могут заполнить пробелы в капитале, мощностях и возможностях потребителей, находящихся ниже по течению, могут быстро расти и достигать более высоких цен на рынках газа для конечных потребителей, где конкуренция часто менее интенсивна. Например, Total недавно заключила партнерское соглашение с Adani в Индии, чтобы построить терминал для импорта СПГ мощностью пять миллионов тонн в год и распределительную сеть, которая снабжает шесть миллионов домашних хозяйств и 1500 станций заправки сжатым природным газом.AES строит первый во Вьетнаме терминал для импорта СПГ параллельно с газовой электростанцией мощностью 2,2 ГВт.

Для производителей СПГ определение, расстановка приоритетов и развитие такого разнообразия возможностей требует новых возможностей. Например, пассивный маркетинг СПГ должен быть заменен систематическим развитием бизнеса, при котором потенциальные возможности управляются и отслеживаются на протяжении всей цепочки продвижения. Производители также должны управлять рисками, связанными с динамикой и регулированием местного энергетического рынка.

Подача декарбонизации

Переход с более углеродоемких видов топлива на газ может означать значительное сокращение выбросов углерода. В Соединенных Штатах, например, переход с угольной энергии на газовую (чему способствовало снижение цен на газ с 2008 года) позволил сократить выбросы углерода в большей степени, чем все возобновляемые источники энергии, когда-либо установленные в стране.

Однако существуют значительные различия в углеродоемкости между цепочками поставок газа из-за различных технологий, используемых для добычи, сжижения и транспортировки газа.Покупателей СПГ все больше беспокоят эти различия: 33 процента считают, что положения об интенсивности выбросов станут стандартными в течение двух-трех лет.

Поэтому перед отраслью СПГ стоит стратегическая задача — сократить выбросы, чтобы сохранить свою роль в декарбонизации энергетического сектора. Использование более энергоэффективного оборудования и сокращение утечек газа — это лишь некоторые из способов обезуглероживания СПГ.

У индивидуальных производителей также есть стимул искать варианты с наименьшими выбросами для защиты своей конкурентоспособности.Shell, например, отличается от конкурентов тем, что предлагает грузы СПГ с нулевым выбросом углерода, при этом выбросы по всей цепочке поставок компенсируются за счет кредитов от инициатив по сокращению выбросов углерода.

Производители

СПГ могут начать с количественной оценки своих выбросов по сравнению с конкурентами и изучения лучших вариантов их сокращения. Во многих случаях сокращение выбросов и затрат может идти рука об руку, например, с повышением энергоэффективности. Электрификация заводов и возобновляемые источники энергии обычно обходятся скромными.И хотя компенсация выбросов или улавливание углерода обычно требует более высоких затрат, они могут быть оправданы потребительским спросом.

Компании в цепочке поставок также должны проверить свою подверженность будущим экологическим нормам и сценариям ценообразования. Понимание того, как эти ситуации могут повлиять на их предприятия, положительно или отрицательно, даст информацию о том, как они следят за составлением портфеля, дизайном проекта и управлением рисками.

Подверженность климатическим рискам также может повлиять на работу.Учитывая его расположение на побережье, инфраструктура СПГ может пострадать от повышения уровня моря и более частых сильных штормов; в некоторых местах также могут возникнуть риски засухи, экстремальных температур или наводнений. Решая эти проблемы наряду с усилиями по декарбонизации, участники рынка СПГ могут еще больше укрепить свой бизнес.

Создание возможностей цифровой и расширенной аналитики

производителей СПГ могут применять цифровые и передовые аналитические методы для реализации значительного скрытого потенциала ценности.Одна компания, например, использовала передовые аналитические алгоритмы для моделирования взаимосвязи между входными переменными, внешними условиями и производственной мощностью; Полученные данные помогли компании увеличить выручку на 50 миллионов долларов до 100 миллионов долларов в год. Другой алгоритм может спрогнозировать 60% необходимых поездок на завод за десять дней, моделируя сигнатуры отказов оборудования. Заблаговременное предупреждение означает, что операторы могут действовать заблаговременно, чтобы избежать или уменьшить влияние на пропускную способность. Существуют дополнительные возможности использования цифровых инструментов для повышения гибкости и реагирования производства СПГ на рыночные условия, что позволяет производить дополнительные продажи по более высоким ценам.

Однако возможность не ограничивается деятельностью в области разведки и добычи. Компании, занимающиеся транспортировкой и распределением газа, могут все больше полагаться на технологии для оптимизации работы сети, определения приоритетов технического обслуживания и снижения затрат на работу на местах. Например, компания Italgas улучшила выполнение технического обслуживания, предоставив своим полевым сотрудникам устройства дополненной реальности. Компания Cadent в Великобритании использует роботов с дистанционным управлением для ремонта и модернизации труб.


Пандемия представляет собой редкий шок для мирового газового рынка, ускоряя многие из тенденций, которые уже изменили динамику отрасли СПГ.Однако эти сбои также предоставляют исключительную возможность для перемен. Лидеры отрасли должны критически взглянуть на свои основные операции и процессы, выявляя возможности для улучшения и роста. Принимая смелые меры в течение следующих трех-пяти лет, СПГ может сыграть значительную роль в удовлетворении мировых потребностей в надежных, низкоуглеродных и недорогих источниках энергии.

Что такое СПГ?

СПГ — это аббревиатура от сжиженного природного газа, образовавшаяся за миллионы лет в результате преобразования органических материалов, таких как планктон и водоросли.Природный газ на 95% состоит из метана, который на самом деле является самым чистым ископаемым топливом. При сжигании природного газа в основном выделяются водяной пар и небольшое количество диоксида углерода (CO 2 ). Это свойство означает, что связанные выбросы CO 2 на 30–50% ниже, чем выбросы, производимые другими горючими видами топлива.


Сжижение как экономичный метод транспортировки и хранения

Природный газ добывается на месторождениях, расположенных преимущественно в таких странах, как Алжир, Норвегия, Катар, Россия, Нигерия и США.Расстояние между этими странами и их рынками означает, что не всегда возможно транспортировать добытый природный газ по газопроводам; В этом случае наиболее простой и экономичный вариант — это отправить его морем в танкерах для перевозки СПГ.

Для обеспечения возможности морских перевозок природный газ охлаждается с помощью цикла охлаждения (сжатие, конденсация, расширение, испарение), который преобразует газ в жидкую форму при -160 ° C: это известно как сжиженный природный газ ( СПГ).СПГ, который в основном состоит из метана (от 85 до 99%), не имеет запаха, цвета, нетоксичен и не вызывает коррозии.

После сжижения очень большие количества сжиженного природного газа могут храниться и транспортироваться на танкерах для перевозки СПГ. Груз перевозится в теплоизолированных цистернах, специально разработанных для поддержания температуры природного газа в жидком состоянии при температуре -160 ° C.

Природный газ — самый легкий углеводород, в котором один атом углерода соответствует 4 атомам водорода (CH 4 ). При его сгорании не выделяется сажа, пыль или дым.Он производит на 30% меньше углекислого газа (CO 2 ), чем мазут, и на 45% меньше, чем уголь, с двукратным сокращением выбросов оксида азота (N0x) и очень низким уровнем выбросов диоксида серы (SO 2 ).

СПГ — что это и как его производят?

Сжиженный природный газ

При отсутствии подходящего пути к рынку природный газ, побочный продукт добычи и переработки нефти, иногда сжигается на факеле на месте добычи. Сжиженный природный газ (СПГ) представляет собой решение для безопасного хранения и транспортировки природного газа в местах, где трубопроводы недоступны или жизнеспособны.Таким образом, СПГ помогает сократить сжигание и монетизировать газ, который в противном случае сжигался бы.

Процесс

Процесс СПГ был впервые открыт в 1820 году британским ученым Майклом Фарадеем, который успешно охладил природный газ, чтобы превратить его в сжиженную форму. Примерно 100 лет спустя в Западной Вирджинии был построен первый завод по производству СПГ. Они были быстро созданы по всему миру для удовлетворения спроса на энергию без необходимости строительства трубопроводов.

Для создания СПГ природный газ должен пройти несколько стадий переработки на заводах по производству сжиженного природного газа.Это могут быть как береговые, так и морские объекты. Если они расположены на море, эти заводы называются плавучими установками для сжиженного природного газа. Морские объекты могут также включать установки регазификации, поэтому весь процесс СПГ может осуществляться в море.

  1. Очистка

Первый шаг — очистка природного газа на заводе по сжижению газа. Природный газ чаще всего состоит из метана, однако он может включать другие соединения и газы, такие как бутан, пропан, CO2 и даже нефть и воду.Чтобы природный газ всегда соответствовал хорошему стандарту, составляя около 85-99% метана, и его можно было безопасно использовать и транспортировать, его необходимо очищать.

Существует ряд процессов, используемых для удаления различных загрязняющих газов, которые могут присутствовать в неочищенном исходном газе (природном газе). Однако не все удаленные газы и соединения тратятся зря. Нежелательные пропан и бутан могут быть удалены, а затем восстановлены и переработаны для создания пригодных для использования продуктов, называемых сжиженным природным газом (ШФЛУ).

  1. Разжижение

Следующий этап — сжижение очищенного газа. На этом этапе газ проходит через технологическую линию СПГ. Здесь газ охлаждают, превращая его в жидкость. Процесс охлаждения газа такой же, как в холодильниках. Отдельный газообразный хладагент сжимается, охлаждается и конденсируется. Этот газ обычно является одним из газов процесса очистки, который восстанавливается и используется повторно. После конденсации газа давление снижается, что приводит к падению температуры за счет эффекта Джоуля-Томсона.Этот охлажденный газ затем используется для охлаждения подаваемого газа до температуры, необходимой для сжижения тяжелого газа метана, около -260 ° F или -160 ° C.

По состоянию на февраль 2019 года мировые мощности по сжижению природного газа достигли максимума в 393 млн тонн в год (метрические тонны в год), что является резким ростом в период с 2017 по 2018 год.

  1. Транспорт

СПГ намного плотнее природного газа и занимает 1/600 тыс. площади. Это позволяет перевозить большие количества цистернами или грузовиками, а не по трубам.Однако для того, чтобы СПГ оставался жидким, любое транспортное средство должно быть должным образом оборудовано для поддержания низкой температуры. СПГ чаще всего транспортируется морем на специализированных судах, которые имеют корпус с двойными стенками для обеспечения теплоизоляции, поддержания постоянной температуры и управления отходящим газом, продуктом транспортировки СПГ. Эти специализированные автопарки активно вводятся в эксплуатацию в связи с растущей популярностью СПГ.

Однако существующие возможности транспортировки СПГ имеют ограничения, и изменения все еще вносятся.Китай, который является вторым по величине импортером СПГ в мире, недавно объявил, что пробует транспортировку СПГ по железной дороге. Это расширит возможности транспортировки и позволит решить проблему отсутствия в Китае инфраструктуры трубопроводов и хранилищ.

  1. Хранилище

Из-за популярности морских перевозок СПГ часто принимается на терминалах, расположенных на набережной. В качестве альтернативы резервуары для хранения могут быть найдены дальше на берегу, куда можно добраться на грузовике.СПГ передается из транспортного средства в резервуары для хранения через рукава, которые постепенно охлаждаются до температуры СПГ. Эти резервуары имеют прочную внешнюю стенку и используют технологию вакуумной изоляции для поддержания постоянной внутренней температуры.

  1. Регазификация

Чтобы использовать СПГ, его необходимо повторно нагреть, чтобы вернуть его в газообразную форму. Этот процесс называется регазификацией. В 95% мест испарители с морской водой используются для повышения температуры жидкости, чтобы снова превратить ее в газ.В периоды пикового спроса подводные горелки, использующие природный газ в качестве топлива, также используются для подогрева жидкости.

Наконец, когда он снова превращается в газ, он подвергается учету, одуризации и анализу. Природный газ не имеет запаха, поэтому добавляется запах, чтобы было легко обнаружить опасные утечки. Затем он готов к распределению по газопроводам и использованию в качестве природного газа.

СПГ — популярность растет

СПГ — это полезный процесс, который позволяет транспортировать природный газ, когда нет дорогостоящей трубопроводной инфраструктуры.Природный газ также считается более чистым источником энергии, чем уголь, поскольку он выделяет около половины количества CO2 на единицу произведенной энергии.

Однако процессы, связанные с созданием, транспортировкой и регассификацией, являются энергоемкими, а эффективность процесса имеет решающее значение для стоимости СПГ.

Природный газ, транспортируемый в виде СПГ, в настоящее время используется в миллионах домов для выработки энергии и отопления, и, несмотря на соответствующую переработку, спрос и производство растут.В 2017 году мировая торговля СПГ достигла 293,1 млн тонн. Это на 12% больше, чем в 2016 году. В 2018 году он снова вырос до 316,5 млн тонн. Bloomberg New Energy Finance прогнозирует, что эта тенденция сохранится, и спрос будет продолжать расти и достигнет 450 миллионов тонн в год к 2030 году.

Измерьте факельный газ для максимальной монетизации

Измерение факельного газа позволяет получать точную информацию, поэтому вы знаете, сколько природного газа вы сжигаете и сколько можно извлечь и превратить в товарный продукт, который будет монетизирован.Улавливание факельного газа может не только привести к товарному продукту, но и уменьшить факельное сжигание и, в свою очередь, уменьшить связанные с этим штрафы в соответствии с правовыми нормами. Эти правила также требуют точного и надежного учета факельного газа.

Наши решения для мониторинга факельного газа могут быть развернуты компаниями, работающими в сфере сжиженного природного газа, для обеспечения точных измерений в некоторых из самых сложных условий в мире. В нашем расходомере FGM 160 используется ультразвуковая технология, наиболее точный способ измерения факельного газа, и он может измерять расход с точностью +/- 1%.Обычно точность, требуемая регуляторами, составляет +/- 5%.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *