Основой устойчивого развития экосистемы является: Основой устойчивого развития экосистемы является 1) колебание численности популяции в экосистеме 2) биологическое разнообразие 3) переселение видов на новые территории 4) уничтожение видов хищн

Содержание

Биологическое разнообразие, саморегуляция и круговорот веществ – основа устойчивого развития экосистем / Справочник :: Бингоскул

Если какой-либо вид «выпадает» из пищевой цепи, то его место занимает «дублер». Такое экологическое «дублирование» невозможно при малом видовом разнообразии. Поэтому, возникает разрыв устоявшихся трофических связей. В конечном итоге, происходит смена биогеоценоза.

Чем больше видовое разнообразие, тем обширнее и глубже пищевые связи между организмами. Проявляется и такая закономерность: чем больше видов содержит экосистема, тем меньше особей в соответствующей видовой популяции.

В биоценозах влажных лесов наблюдается большое разнообразие видов. При этом популяции относительно малочисленны. В биоценозе тундры наоборот — видов относительно мало, а некоторые популяции (северный олень) достигают большой численности.

Понятие «биологическое разнообразие» включает в себя разнообразие:

  • внутри вида;
  • видов в конкретной экосистеме;
  • экосистем на определенной территории;
  • биогеоценозов на всей планете.

Саморегуляция в биогеоценозах достигается с помощью процессов ограничения численности особей каждого вида. Это внутривидовая конкуренция, межвидовая борьба (хищник — жертва, паразит — хозяин), ярусное размещение растений и др. За счет разнообразных биотических связей количество видов поддерживается на определенном уровне.

Именно саморегуляция позволяет биогеоценозам выдержать неблагоприятные воздействия и восстановиться. Например, после нескольких лет засухи в последующие годы с большим количеством осадков, прорастают семена степных трав или лесных деревьев, находившиеся длительное время в состоянии покоя.

В устойчивых естественных экосистемах тесно взаимодействуют между собой все группы организмов, а именно, продуценты, консументы и редуценты. Потоки вещества и энергии между ними поддерживают структуру экосистемы, оказывают существенное воздействие на абиотические компоненты.

Живые организмы участвуют в круговоротах веществ в биосфере. Наиболее изучены естественные циклы группы биогенных элементов, к которой относятся углерод, кислород, водород, азот, фосфор, сера. Они попадают в живые организмы из внешней среды, затем возвращаются. Энергия Солнца поддерживает биогенную миграцию элементов. 

Принимают участие в круговороте веществ организмы разного уровня сложности, в том числе и человек. Перенос химических элементов происходит в различных процессах жизнедеятельности, а также при миграциях животных, рассеивании спор и распространении семян растений. В последние десятилетия все возрастающее влияние на круговорот атомов оказывает человеческая деятельность.


 

Смотри также:

Защита биоразнообразия и экосистем | Department of Economic and Social Affairs

Описание

Цель 15 в области устойчивого развития, сформулированная в Повестке дня в области устойчивого развития на период до 2030 года, предусматривает необходимость обеспечить «защиту и восстановление экосистем суши и содействие их рациональному использованию, рациональное лесопользование, борьбу с опустыниванием, прекращение и обращение вспять процесса деградации земель и прекращение процесса утраты биологического разнообразия».

По итогам Конференции «Рио+20» государства-члены подтвердили в пунктах 197–204 итогового документа под названием «Будущее, которого мы хотим» «непреходящую ценность биологического разнообразия, а также экологическое, генетическое, социальное, экономическое, научное, воспитательное, культурное, рекреационное и эстетическое значение биологического разнообразия и его чрезвычайно важную роль в поддержании экосистем, которые обеспечивают оказание самых необходимых услуг, закладывающих основу для обеспечения устойчивого развития и благополучия человека». Государства-члены также признали «остроту проблемы утери биологического разнообразия в мире и деградации экосистем» и подчеркнули, что это «отрицательно сказывается на продовольственной безопасности и питании, водоснабжении и доступе к воде, состоянии здоровья неимущих слоев населения в сельской местности и всего населения в целом».

Кроме того, в документе «Будущее, которого мы хотим» подтверждается важность осуществления Стратегического плана по биоразнообразию на 2011–2020 годы и достижения Айтинских задач в области биоразнообразия, принятых на десятом совещании Конференции сторон Конвенции.

Проблема биоразнообразия неоднократно обсуждалась Комиссией по устойчивому развитию, и биоразнообразие было одной из тем двухлетнего цикла 2012/2013 годов.

На Всемирной встрече на высшем уровне по устойчивому развитию, состоявшейся в Йоханнесбурге в 2002 году, биологическое разнообразие было рассмотрено в пункте 44 главы IV итогового документа встречи на высшем уровне —Йоханнесбургского плана выполнения решений. Участники Встречи на высшем уровне также одобрили задачу по достижению к 2010 году значительного снижения темпов утраты биоразнообразия в глобальном, региональном и национальном масштабах в качестве вклада в борьбу с нищетой и на благо всех форм жизни на Земле, которая несколькими месяцами ранее была принята на шестом заседании Конференция сторон Конвенции о биологическом разнообразии.

Сохранение биологического разнообразия является темой главы 15 Повестки дня на XXI век, которая была принята на Конференции Организации Объединенных Наций по окружающей среде и развитию в 1992 году в Рио-де-Жанейро. На этом же мероприятии была открыта для подписания Конвенция Организация Объединенных Наций о биологическом разнообразии (КБР), которая оставалась открытой для подписания до 4 июня 1993 года. К тому моменту она получила 168 подписей. Конвенция вступила в силу 29 декабря 1993 года, через 90 дней после ратификации 30-м участником. Проведение первой сессии Конференции Сторон было запланировано на Багамских Островах 28 ноября — 9 декабря 1994 года.

Более подробную информацию и документы по этой теме см. здесь.

 

Морское биологическое разнообразие и экосистемы как залог здоровья планеты и социального благополучия

С точки зрения устойчивого развития биологическое разнообразие важно для океанов больше, чем для какой-либо другой сферы жизни. ММорское биологическое разнообразие и сохранение многообразия форм жизни в морях и океанах  являются главнейшим аспектом всех трех основополагающих элементов устойчивого развития — экономического, социального и экологического, так как они обеспечивают полноценное функционирование нашей планеты в качестве источника ресурсов,  необходимых для поддержания здоровья, благополучия и процветания человечества. 

Океан — одно из основных хранилищ всемирного биологического разнообразия. Он составляет более 90 процентов пригодных для жилья территорий на планете и является домом более чем для 250 тыс. известных и еще большего числа неизвестных науке видов флоры и фауны — по меньшей мере две трети всех морских видов до сих пор не описаны учеными

1.

Океан и та жизнь, которая в нем существует, составляют важнейшее условие полноценного функционирования нашей планеты, обеспечивая половину кислорода, которым мы дышим2, и ежегодно поглощая около 26 процентов всех антропогенных выбросов диоксида углерода, попадающих в атмосферу3.

Появляются всё новые и новые факты, свидетельствующие о том, что морское биологическое разнообразие представляет собой важнейший фактор, от которого зависят здоровье планеты и социальное благополучие. Секторы рыболовства и аквакультуры остаются источником дохода для сотен миллионов людей, и в первую очередь для малоимущих семей, а также прямо и опосредованно влияют на их продовольственную безопасность. Морские экосистемы обеспечивают бесчисленное множество благ для прибрежных общин по всему миру. Так, например, мангровые экосистемы является важным источником пищи для более чем 210 млн. человек

4, но при этом они также дают целый ряд других благ, включая средства к существованию, чистую воду, лесную продукцию и защиту от эрозии почв и экстремальных погодных явлений.

Учитывая тот объем ресурсов, источником которых для нас служит океан, нет ничего удивительного в том, что люди предпочитают селиться вдоль побережий: 38 процентов от всего населения планеты проживает на территории, расположенной в пределах 100 км от побережья, 44 процента — в пределах 150 км, 50 процентов — в пределах 200 км, а 67 процентов — в пределах 400 км5. Примерно 61 процент от всего мирового валового национального продукта обеспечивается за счет океана и прибрежных зон, расположенных в пределах 100 км от побережья6. Плотность населения на побережье в 2,6 раза выше, чем на удаленных от моря территориях, и жители побережий получают прямую и косвенную пользу от товаров и услуг, источником которых являются морские и прибрежные экосистемы, способствующие искоренению нищеты, устойчивому экономическому росту, продовольственной безопасности, наличию устойчивых средств к существованию и всеохватной занятости, а также обеспечивающие колоссальное богатство биологического разнообразия и смягчающие последствия изменения климата

7.

Таким образом, те факторы, которые негативно влияют на морское биологическое разнообразие, также подрывают и ставят под угрозу полноценное функционирование планеты и ее способность обеспечивать нас теми благами, которые являются залогом нашего выживания и процветания. К тому же по мере роста потребностей в ресурсах океана сохранение таких благ в будущем приобретает особое значение. От утраты биологического разнообразия в наибольшей степени страдают малоимущие слои населения, для которых местные экосистемы являются чрезвычайно значимым источником средств к существованию и которые очень остро испытывают на себе последствия воздействия на такие экосистемы.

Обеспокоенность в связи с резким сокращением биологического разнообразия и послужила первоначальным аргументом в пользу разработки Конвенции о биологическом разнообразии. Три взаимодополняющие задачи Конвенции звучат следующим образом: сохранение биологического разнообразия, устойчивое использование его компонентов и совместное получение на справедливой и равной основе выгод, связанных с использованием генетических ресурсов. Тот факт, что число сторон Конвенции равно 196, говорит о почти всеобщем участии и свидетельствует о том, что международное сообщество осознаёт необходимость совместной работы во имя сохранения жизни на Земле.

Конвенция также служит новым координационным центром по вопросам биологического разнообразия для всей системы Организации Объединенных Наций и основой для других международных документов и процессов, позволяя отражать вопросы биологического разнообразия в работе соответствующих структур; таким образом, конвенция является одним из центральных элементов глобальных рамок устойчивого развития. Стратегический план Конвенции о биологическом разнообразии на 2011—2020 годы и 20 задач Конвенции в области биоразнообразия, принятых сторонами Конвенции в Нагое, префектура Айти, Япония, в 2010 году представляют собой эффективную рамочную основу для сотрудничества во имя будущего, в котором глобальное сообщество будет использовать биологическое разнообразие в соответствии с принципами рациональности и справедливости и без ущерба для интересов будущих поколений.

Значимость той роли, которую морское биологическое разнообразие играет в процессе устойчивого развития, была подтверждена в Повестке дня в области устойчивого развития на период до 2030 года и целях в области устойчивого развития (ЦУР), в которых мировые лидеры подчеркивают необходимость принятия неотложных мер для повышения эффективности усилий по сохранению и рациональному использованию морского биологического разнообразия. В частности, ЦУР 14 направлена на сохранение и рациональное использование океанов, морей и морских ресурсов в целях устойчивого развития, и в ней подчеркивается наличие четкой взаимосвязи между морским биологическим разнообразием и задачами устойчивого развития в более широком смысле. В действительности, многие элементы цели 14 и ряда других целей отражают те же задачи и принципы, которые были закреплены в Айтинских задачах в области биоразнообразия. Таким образом, усилия, в том или ином масштабе направленные на выполнение Айтинских задач в области биоразнообразия, прямо способствуют осуществлению Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года и выполнению ЦУР.

Морское биологическое разнообразие и экосистемы неразрывно связаны с целым рядом благ, которые имеют основополагающее значение для устойчивого развития. Эти взаимосвязи зачастую носят сложный и динамичный характер и подвергаются воздействию циклов обратной связи и синергетических эффектов. Они свидетельствуют о необходимости действовать в рамках комплексного и целостного подхода к сохранению и рациональному использованию морского биологического разнообразия, руководствуясь нуждами экосистем и принципами предосторожности, инклюзивности и справедливости, а также необходимостью приносить разнообразную пользу экосистемам и человеческим сообществам.

Итогом деятельности в рамках Конвенции стали отражение данного подхода в работе и поддержка усилий сторон и соответствующих организаций по осуществлению Конвенции, в первую очередь за счет реализации национальных стратегий и планов действий в области биологического разнообразия, а также при помощи политики, программ и мер, применяемых в разных отраслях, которые одновременно воздействуют на биологическое разнообразие и зависят от него.

В рамках этой работы используется предметный подход, нацеленный на a) понимание экологической и биологической ценности океана; b) устранение последствий нагрузки на морское и прибрежное биологическое разнообразие и тех угроз, которым оно подвергается; c) содействие использованию инструментов для внедрения экосистемного подхода к сохранению и рациональному использованию; d) наращивание потенциала в целях создания благоприятных условий для осуществления; e) актуализацию проблемы биологического разнообразия в работе разных отраслей.

В рамках Конвенции о биологическом разнообразии был начат глобальный процесс по описанию экологически или биологически значимых морских районов, призванный углубить понимание экологической и биологической ценности морских районов практически во всех частях океанов по всему миру. Эта работа закладывает важные основы для сохранения и рационального использования и создает благоприятные условия для дальнейшего расширения и применения этих знаний путем стимулирования научно-исследовательского взаимодействия и создания партнерских связей на региональном уровне. Она также помогает выявить пробелы в знаниях и уделять приоритетное внимание исследовательской и контрольной деятельности в целях поддержки экосистемного подхода8.

Стороны также включили в число приоритетных задач необходимость устранения основных факторов воздействия на морское биологическое разнообразие, включая нерачительные методы рыболовства, морской мусор и антропогенное зашумление океана, а также изменение климата и закисление океана. Секретариат, стороны Конвенции, правительства других стран и соответствующие организации сотрудничают с учеными и экспертами в целях объединения наиболее полных имеющихся сведений об основных факторах воздействия/стресса и подготовки единого свода рекомендаций относительно средств предотвращения и смягчения негативных последствий такого воздействия.

По итогам семинаров экспертов, публикаций и участия в других тематических процессах в рамках осуществления Конвенции о биологическом разнообразии было подготовлено руководство по разработке и применению экосистемного подхода, в том числе за счет зонально привязанных мер, включая планирование морского пространства и создание морских и прибрежных заповедников, а также проведение экологических экспертиз и стратегических экологических оценок с учетом биоразнообразия, включающих в себя различные отраслевые программные меры по устранению различных факторов воздействия на биологические и экологические ценности океана.

Еще одним важным приоритетом Конвенции о биологическом разнообразии является наращивание потенциала в целях поддержки осуществления. Одним из инструментов этой работы является инициатива «Неистощительное освоение океанов», представляющая собой глобальную рамочную программу партнерского сотрудничества, осуществление которой координируется секретариатом Конвенции совместно с рядом различных структур Организации Объединенных Наций и международных партнерских организаций. Данная инициатива, в основу которой легли результаты текущей работы, опыт и ресурсы, направлена на укрепление партнерств, распространение извлеченных уроков и накопленных знаний, а также содействие эффективному сотрудничеству между отраслями и группами заинтересованных лиц. Эта деятельность ведется в самом разном масштабе в целях создания благоприятных условий для более эффективного осуществления Конвенции на местах. Глобальный диалог с организациями региональных морей и региональными органами по рыболовству в целях ускорения прогресса в достижении Айтинских задач в области биоразнообразия, проводимый в рамках инициативы «Неистощительное освоение океанов», направлен на содействие межотраслевому диалогу и сотрудничеству на уровне регионов9.

Стороны также уделяют приоритетное внимание тому, чтобы соображения биологического разнообразия были выдвинуты на первый план в программах работы отраслей экономики, которые одновременно воздействуют на морские экосистемы и зависят от их состояния в вопросах обеспечения устойчивого экономического роста. Необходимость выдвижения проблем биоразнообразия на первый план стала одной из центральных тем недавней Конференции сторон Конвенции о биологическом разнообразии, состоявшейся в Канкуне, Мексика, в декабре 2016 года. Министры по вопросам охраны окружающей среды, рыболовству и туризму, равно как и другие участники этапа заседаний высокого уровня Конференции, приняли Канкунскую декларацию, тем самым подтвердив свои обязательства вести работу на всех уровнях правительственных органов и отраслей в целях актуализации биологического разнообразия как фактора отраслевого развития. В этой связи секретариат Конвенции на протяжении ряда лет тесно сотрудничает с Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций, региональными органами по рыболовству и другими заинтересованными лицами в целях обеспечения более эффективного осуществления Конвенции ее сторонами, с тем чтобы вопросы биологического разнообразия имели первостепенное значение для секторов рыболовства и аквакультуры.

Для достижения ЦУР и выполнения Айтинских задач в области биоразнообразия нам следует отказаться от инерционных подходов и выдвинуть вопросы биологического разнообразия на первый план при планировании, управлении и принятии решений в целях развития. Нам придется мобилизовать ресурсы для проведения тех местных преобразований, которые уже так давно назрели. Помимо этого, заинтересованным лицам на всех уровнях необходимо отдавать себе отчет в том, как их действия и поведение влияют на морские экосистемы, от которых мы все зависим, и принимать осознанные решения в целях улучшения наших взаимоотношений с океаном, который был источником огромного множества благ для человечества на протяжении всей его истории.

Предстоящая Конференция по океану, которая состоится в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке с 5 по 9 июня 2017 года, представляет собой историческую возможность для формирования необходимой политической воли и создания благоприятных условий для активизации эффективного осуществления на всех уровнях при участии всех заинтересованных лиц, с тем чтобы в будущем обеспечить хорошее экологическое состояние и продуктивность морского биологического разнообразия, которые будут способствовать благополучию человеческих обществ. В соответствии с принципами внутрипоколенческого равенства мы должны также признать, что будущие поколения имеют право жить на планете, богатой флорой и фауной, и пользоваться теми экономическими, культурными и духовными благами, которые приносят океаны при условии сохранения их здоровья.

 

Примечания

1      Более подробная информация о Переписи морской жизни приводится здесь: http://coml.org.

2      Первая глобальная комплексная оценкa состояния морской среды (первая оценка состояния Мирового океана) (Организация Объединенных Наций, 2016 г.). С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://www.un.org/depts/los/global_reporting/WOA_RegProcess.htm.

3      Corinne Le Quere and others, «Global carbon budget 2015», Earth System Science Data, Vol. 7, No. 2 (December 2015), 349-396 (371).

4      Mark Spalding, Robert D. Brumbaugh and Emily Landis, Atlas of Ocean Wealth (Arlington, VA, The Nature Conservancy, 2016), p. 14.

5      Christopher Small and Joel E. Cohen, “Continental physiography, climate, and the global distribution of Human Population”, Current Anthropology Vol. 45, No. 2 (April 2004), 269-277 (272).

6      Paulo A.L.D. Nunes and Andrea Ghermandi, The economics of marine ecosystems: reconciling use and conservation of coastal and marine systems and the underlying natural capital, Environmental and Resource Economics, Vol. 56, No.4 (October 2013), 459-465 (460).

7      Ibid.

8      Более подробная информация об экологически или биологически значимых морских районах приводится здесь: https://www.cbd.int/ebsa/.

9      Более подробная информация об инициативе «Неистощительное освоение океанов» приводится здесь: https://www.cbd.int/soi/.

устойчивость экосистемы

Устойчивость экосистемы. ЖИДКАЯ ФАЗА ПОЧВЫ — см. Почвенный раствор.[ …]

УСТОЙЧИВОСТЬ ЭКОСИСТЕМЫ — ее способность к реакции, пропорциональной по величине силе воздействия. Неустойчивость экосистемы ■—несоответственно большой ее отклик на относительно слабое воздействие.[ …]

Экосистема живет и развивается как единое целое. В природе менее устойчивые экосистемы со временем сменяются на более устойчивые. Их смена определяется тремя факторами: 1) упорядоченным процессом развития экосистемы — установлением в ней стабильных взаимоотношений между видами; 2) изменением климатических условий; 3) изменением физической среды под влиянием жизнедеятельности организмов, составляющих экосистему.[ …]

УСТОЙЧИВОСТЬ ЭКОСИСТЕМЫ — способность экосистемы и ее отдельных частей противостоять колебаниям внешних факторов и сохранять свою структуру и функциональные особенности. Напротив, степень неспособности экосистемы противостоять вредным внешним воздействиям означает ее уязвимость. Например, в данной экосистеме количество осадков понижается на 50% по сравнению со среднегодовыми значениями, но продукция растений уменьшается при этом только на 25%, а численность популяции растительноядных организмов — всего лишь на 10%. Относительное затухание колебаний в среде по мере их прохождения по пищевым цепям служит мерой внутренней устойчивости экосистемы — ее способности противостоять изменениям (Риклефс, 1979). При этом У.э. может быть обусловлена наличием запасов влаги в почве, а в случае достаточно длительной засухи — частичным замещением чувствительных к засухе травянистых растений засухоустойчивыми видами. Эта способность экосистем важна при изучении последствий воздействия на них антропогенных факторов, в частности наиболее уязвимыми являются экосистемы, где доминируют мхи и лишайники, наиболее чувствительные к загрязнениям атмосферного воздуха.[ …]

Экосистемы способны саморегулироваться и сохранять свою устойчивость. Основной принцип сохранения , устойчивости экосистемы — сохранение замкнутости круговорота вещества. Основная причина неустойчивости экосистем — несбалансированность круговорота вещества из-за несогласованности деятельности организмов отдельных групп. Устойчивые экосистемы со сбалансированным круговоротом веществ называют зрелыми.[ …]

Устойчивость экосистемы понимают как проявление гомеостатических свойств в условиях внешнего возмущения. Устойчивость обеспечивается сложным системным саморегулированием, в котором процессы эволюции играют ведущую роль: для сохранения устойчивости экосистема должна постоянно изменяться — эволюционировать. Для многих экосистем характерна смена фаз развития (сукцессия), знание которых позволяет в некоторых случаях замедлять или ускорять прохождение экосистемой той или иной фазы. Экосистемы нередко ведут себя вероятностным образом, что делает прогноз их изменений сложной научной задачей, а управление экосистемами скорее надеждой, чем обоснованными планами. Вместе с тем возможна успешная реставрация ряда экосистем.[ …]

Под устойчивостью экосистемы следует понимать ее способность сохранять параметры своего состояния в установленных равновесных диапазонах при таком уровне воздействия на параметры, когда система может перейти в неустойчивое состояние, вызывающее негативные последствия для общества и среды обитания.[ …]

Устойчивость экосистемы ( по Ю.Одуму [1])

Любая экосистема любого иерархического уровня может устойчиво функционировать только в пределах устойчивой реализации обратных связей или в области нарушения этих связей, когда элементы экосистемы способны компенсировать отклонения, определяемые положительной обратной связью (например, при поступлении загрязнений в водную экосистему она еще способна к самоочищению). Эта область устойчивости экосистемы называется гомеостатическим плато (см. рис. 65). В пределах (верхнем инижнем) действия обратных связей экосистема за счет компенсаторных регуляторов сохраняет устойчивость. В антропогенных экосистемах при возникающих соответствующих нагрузках для устойчивого их функционирования человек должен сам играть роль компенсаторного регулятора (озеленение, посадка леса, системы очистки воздуха и воды).[ …]

За меру устойчивости экосистемы нередко принимают ее разнообразие. Это обусловлено высокой степенью корреляции между разнообразием и стабильностью (устойчивостью) экосистемы, что подтверждается и экспериментально (см., например, [85] ). Разнообразие часто определяется числом видов на единицу площади или объема. Этот термин фактически включает два понятия [53]: 1) богатство числа видов (или других групп) и 2) равномерность распределения или относительной распространенности особей внутри каждого вида (или группы). Известны неоднократные попытки подбора индекса разнообразия — единого числа, характеризующего многокомпонентную величину (как количество элементов в системе, так и их распределение по различным группам).[ …]

Бедные видами экосистемы, такие как полярная тундра или песчаная пустыня, оказываются гораздо более уязвимыми Хотя отдельные виды или группы родственных видов могут быть представлены огромным числом особей, резкое изменение численности даже нескольких видов может иметь для экосистемы драматические последствия. Так, превышение пастбищной нагрузки на полупустынных территориях, где легкие песчаные почвы удерживаются корневой системой немногочисленных видов растений-ксерофитов (засухоустойчивых) ведет к быстрому превращению относительно устойчивой экосистемы полупустыни в песчаную пустыню. Этот процесс, называемый опустыниванием, ежегодно во всем мире приводит к потерям тысяч гектаров пригодных для скотоводства и некоторых форм растениеводства земель в зоне недостаточного увлажнения.[ …]

Для повышения устойчивости экосистемы нуждаются в случайных стрессовых воздействиях типа бурь, пожаров и т. п. Но хронические стрессы малой интенсивности, характерные Для антропогенного воздействия на природу, не дают наглядных реакций, поэтому их последствия оценить очень трудно, но они могут оказаться роковыми.[ …]

По мере развития экосистемы первопоселенцы постепенно сменяются новыми видами, более приспособленными к борьбе за существование. Например, под кронами лиственных деревьев вырастают медленно растущие и теневыносливые хвойные. Когда они становятся выше лиственных, то, закрывая им доступ к свету, вытесняют эти светолюбивые растения. Такая смена одних видов другими называется экологической сукцессией. Смена растительности сопровождается и сменой входящих в экосистему видов животных: сначала первичных потребителей, питающихся определенными видами растений, а затем потребителей последующих уровней в цепи питания. По мере развития экосистемы число составляющих ее видов возрастает, а связи между ними становятся все более сложными и разветвленными. Это приводит к все более полному использованию ресурсов среды, к увеличению устойчивости экосистемы. В конце концов, возникает устойчивая зрелая экосистема, находящаяся в равновесии со средой и способная сохраняться в течение длительного времени в относительно неизменном виде. Обычно в природе процесс сукцессии длится тысячи лет, но в отдельных случаях, например, после пожаров или при зарастании водоемов, можно наблюдать смену экосистем на глазах одного поколения людей. Несмотря на относительную устойчивость зрелых экосистем, они тоже могут заменяться другими. Это происходит, например, при резком изменении климата, а в последнее время — особенно под влиянием деятельности человека (вырубка лесов, осушение болот, распашка земель, строительство городов и поселков и т.д.).[ …]

ЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ ЭКОСИСТЕМЫ — см. Устойчивость экосистемы.[ …]

Очевидно, что более устойчивая экосистема может выдерживать и более высокий уровень антропогенной нагрузки без существенного снижения ее качества и, наоборот, потеря устойчивости вызывает необходимость сокращения хозяйственной деятельности, проведение специальных мероприятий по восстановлению утраченных экосистемой свойств, что влечет экономические потери и дополнительные затраты.[ …]

Экологическая политика экосистемы. Концептуальной основой экологической политики любой экосистемы является тезис об устойчивом развитии общества и среды его обитания. Устойчивое состояние экосистемы характеризуется ее экологической безопасностью. Напомним, что устойчивое состояние экосистемы не следует понимать как статическое равновесие по совокупности параметров состояния системы. Следует иметь в виду динамическую устойчивость экосистемы, когда параметры состояния среды обитания могут в различных вариациях изменяться внутри своих допустимых диапазонов, а уровень устойчивого состояния системы также может изменяться в пределах допустимого диапазона.[ …]

Экологи различают два типа устойчивости экосистемы. Резистентная устойчивость — это способность экосистемы сопротивляться нарушениям, поддерживая неизменной свото структуру и функцию. Упругая устойчивость — способность системы восстанавливаться после того, как се структура и функции были нарушены. Как правило, экосистемы, характеризующиеся высокой резистентной устойчивостью. обладают плохой упругой устойчивостью (например, почва) и, наоборот, экосистемы с плохой резистентной устойчивостью показывают высокую упругую устойчивость (например, лес).[ …]

Конструирование биогеоценозов подобного рода имеет важное эколого-экономическое значение. Агростепь превратила деградированные бесплодные бросовые земли в высокопродуктивные пастбища во многих хозяйствах Ставрополья, Калмыкии, Краснодарского края.[ …]

Экооиотемы обладают определенной устойчивостью против внешнего воздействия, направленного на наущение ее природного равновесия. Под понятием устойчивость экосистемы подразумевается ее способность противостоять нарушению естественного равновесия и нейтрализовать поступающие загрязнения (а другие стрессор ), т.в. ее способность восстанавливать СЕое природное состояние.[ …]

Для создания высокопродуктивной и устойчивой экосистемы необходимо поддерживать максимально возможное многообразие биогеоценозов, создавая оптимальный ландшафт. Агроценозы должны быть разнообразны и содержать такие компоненты, как лесные полосы, перелески, живые изгороди. Все неудобные земли рекомендуют использовать под зеленые насаждения, парки. Среди высокопродуктивных агроценозов следует сохранять как можно больше природных участков различного масштаба с нетронутыми естественными биогеоценозами с их богатым биологическим разнообразием, где с максимальной полнотой осуществляется биотический круговорот веществ и охраняется ценный генофонд.[ …]

Значения ПДЭН опираются на понятие устойчивости экосистемы, или критичности состояния экосистемы, или отдельных ее звеньев и уровней, если резерв прочности отсутствует.[ …]

В некоторых случаях при определении устойчивости экосистемы рассматривается лишь мера изменения требуемых свойств при воздействии на нее (здесь понятие «устойчивость» практически эквивалентно понятию «стабильность»). Стабильность же — это тенденция системы оставаться приблизительно в условиях равновесия или возвращаться в эти условия после возмущения [53]. Эта концепция подразумевает постоянство (отсутствие изменений), персистентность (связанную с выживанием), инерционность (способность сопротивляться внешним возмущениям), эластичность, гибкость (связанную со скоростью возвращения системы в состояние до возмущения), амплитуду (характеризующую возмущение, из которого возможно восстановление).[ …]

Климаксные сообщества характеризуются устойчивым динамическим равновесием между биотическими потенциалами входящих в сообщество популяций и сопротивлением среды. Постоянство важнейших экологических параметров обозначают как гомеостаз экосистемы. Устойчивость экосистемы тем больше, чем больше она по размеру и чем богаче и разнообразнее ее видовой и популяционный состав.[ …]

Большое разнообразие связей увеличивает устойчивость экосистемы; однако высокая устойчивость нередко коррелируется со «слабостью связей» (отсюда важен учет интенсивности связей).[ …]

Совокупности популяций различных видов в экосистемах создают устойчивые биогеохимические циклы, благодаря которым поддерживается постоянство современных сред жизни — почвенной, наземной и водной. Экосистемы способны к саморегуляции, восстановлению равновесия численности популяций многих видов, взаимодействующих между собой в биоценозах. Особое значение для гомеостаза экосистем имеют трофические отношения между видами. В природе закономерно сочетаются численности видов, представляющих основные экологические группы организмов: продуцентов (растений), консументов (животных) и редуцентов (бактерий и грибов). Чем более разнообразными видами представлена каждая группа, тем устойчивее экосистема в целом, благодаря взаимозаменяемости видов. В биогеоценозах многообразие биологических видов поддерживает устойчивые круговороты биогенов, химических элементов, входящих в состав живых организмов (кислорода, углерода, водорода, азота, фосфора, кальция, серы и др.), благодаря которым осуществляется усвоение и трансформация солнечной энергии в биосфере, получение ресурсов и переработка отходов.[ …]

И те и другие, на наш взгляд, забывают о том, что экосистемы могут рассматриваться с термодинамической точки зрения. Как известно, количественной мерой движения и взаимодействия видов материи, присущих экосистемам, является энергия. А раз это так, то меру неупорядоченности и устойчивости экосистемы можно характеризовать величиной энтропии.[ …]

Стабильность и развитие экосистем. В природных экосистемах происходят постоянные изменения состояния популяций организмов. Они вызываются разными причинами. Кратковременные — погодными условиями и биотическими воздействиями; сезонные (особенно в умеренных и высоких широтах) — большим годовым ходом температуры; от года к году — различными случайными сочетаниями абиотических и биотических факторов. Однако все эти колебания, как правило, более или менее регулярны и не выходят за границы устойчивости экосистемы — ее обычного размера, видового состава, биомассы, продуктивности, соответствующих географическим и климатическим условиям местности. Такое состояние экосистемы называется климаксным.[ …]

В табл.4 представлены характеристики разных структур экосистемы, меняющихся в ходе сукцессии. В данной концепции вообще не рассматривается динамика видового состава сообщества.[ …]

Описанная смена сообществ происходит в течение 60—80 лет. Устойчивость подобных сообществ определяется рядом причин: во-первых, сложением сообщества растениями с сильными средоооразующими свойствами, которые ограничивают возможность вселения в него новых видов. При этом условия возобновления тех видов, из которых состоит сообщество, достаточны. Во-вторых, в устойчивых экосистемах имеется хорошо сбалансированный многообразный набор видов животных. Взаимодействия популяций в таких сообществах многообразны, хорошо приспособлены к совместной жизни. Возможности вселения новых видов практически отсутствуют. Все эти свойства стабильного сообщества обеспечивают ему долгое существование.[ …]

В настоящее время значительное внимание уделяется проблеме устойчивости развития био- и техносферы, охраны окружающей среды, и в частности, вопросам защиты природной среды от тепловых загрязнений, возникающих при работе энергетических комплексов. Рассмотрим данную проблему с позиций второго начала термодинамики [1 — 4]. Роль фундаментального понятия энтропии проявляется не только в техногенной деятельности, но и гораздо шире, включая вопросы устойчивости экосистемы человека. Правильно руководствуясь объективно действующими в природе законами сохранения и превращения энергии и возрастания энтропии можно с успехом решать экологические проблемы.[ …]

Для прогноза измерения качества вод и самоочищаю-щей способности экосистемы озера были разработаны модели его пелагиали. С их помощью исследована внутригодовая и межгодовая динамика основных компонентов экосистемы, их энергетический баланс, видовой состав, динамика. Устойчивость экосистемы озера обеспечивается наличием в нем биокосной составляющей — детрита. Наибольшее отклонение от положения равновесия вызывается факторами, воздействующими на фитопланктон. Показано, что весенний максимум биомассы водорослей существенно зависит от доступности минерального питания, а осенний — от термических условий до начала и в период максимума. Речной сток влияет на динамику планктона лишь в районах впадения рек [5, 21].[ …]

В работе [8] обсуждаются вопросы стабильности переменных. Для оценки устойчивости экосистемы вводится универсальная функция, названная мерой гомеостаза, равная отношению функциональных показателей экосистемы к структурным.[ …]

Чтобы в столь принципиально меняющихся условиях могли существовать устойчивые экосистемы, способные обеспечить комплекс потребностей человека, необходимо активное вмешательство в природные процессы, основанное на глубоком знании и использовании основных экологических законов и механизмов, поддерживающих гомеостаз экосистем разного уровня. Второй аспект экологических проблем современности как раз и включает постановку фундаментальных исследований в области общей экологии. Это проблема ближайшего будущего, залог гармонического развития человеческого общества и его природной среды. О ее важности говорят, например тог факт, что в бюджете США на 1990 г. финансирование исследований экологического направления определялось суммой 190,5 млн.долл., в том числе 39,5 млн.долл. на проблему «Экологические системы и их динамика».[ …]

3.6

Главнейшая экологическая функция животных — участие в биотическом круговороте веществ и энергии. Устойчивость экосистемы обеспечивается в первую очередь животными как наиболее мобильным элементом. Хотя биомасса животных на три порядка меньше биомассы растений (соответственно: 2 млрд т и 1841 млрд т), зато количество видов животных на Земле (около 1,5 млн видов) в 3 раза превышает число видов растений.[ …]

На лесолуговой и луговой стадии дигрессии, наоборот, наблюдается общее ухудшение состояния фитоценоза с потерей устойчивости. Лесные фитоценозы в известной мере могут адаптироваться к антропогенному воздействию с помощью повышения функциональной роли растений нижнего яруса: с нарушением древесного яруса возрастает доля зеленой массы подроста, подлеска, травостоя, что в целом повышает устойчивость экосистемы [Коломыц и др., 2000].[ …]

Экологически допустимая нагрузка — хозяйственная деятельность человека, в результате которой не превышается порог устойчивости экосистемы (предельной хозяйственной емкости экосистемы). Превышение этого порога ведет к нарушению устойчивости и разрушению экосистемы. Это не означает, что на любой данной территории этот порог не может превышаться. Только когда сумма всех экологически допустимых нагрузок на Земле превысит предел «хозяйственной емкости» биосферы, наступит опасная ситуация (экологический кризис), которая приведет к деградации всей биосферы, изменению окружающей среды с тяжелыми последствиями для здоровья человека и устойчивости его хозяйства.[ …]

Принимая во внимание, что экологические риски сложны по структуре и управлению, что они носят и природный, стихийный, и антропогенный характер, вариант обеспечения устойчивости экосистемы с помощью экономических компенсирующих механизмов представляется наиболее критическим для практических действий экологического менеджмента экосистемы. Таким образом, экосистему можно представить как сложную динамическую модель, отражающую цели и задачи экономической системы, в которой основные процессы осуществляются в интересах обеспечения устойчивости данной экосистемы. Полагаем, что экономические процессы связаны с текущими затратами и ростом запасов, на основании которых экологический менеджмент решает задачу обеспечения устойчивости экосистемы. В научно-технической и экономической литературе рассматривают в качестве основных экономические динамические модели сбалансированного, эффективного и оптимального роста, устойчивости [2].[ …]

Гонконг характеризуется богатой и разнообразной субтропической экологией с богатством видов фауны и флоры. Сохранение видов и земных и морских сред обитания защищает разнообразие дикой природы и устойчивость экосистемы и повышает качество нашей живой окружающей среды.[ …]

У биологических систем возвращение в исходное состояние может происходить как за счет внутренних возможностей, так и за счет ресурсов других экосистем, что имеет принципиальное значение при оценке устойчивости системы. В последнем случае устойчивость биоценоза оказывается в жесткой зависимости от устойчивости экосистемы высшего ранга, в конечном счете — от состояния биосферы (Н.М. Марфенин, 1990).[ …]

Это вполне своевременные практические задачи для решения экологических проблем устойчивого развития современного общества и среды обитания. Решения этих проблем позволят определить механизмы регулирования не только техногенных, но и глобальных природных явлений: климата, тектонических явлений и вулканической деятельности, магнитной и радиационной безопасности Земли, движения океанических масс и сопутствующих разрушительных явлений, движения материков, развития континентальной флоры и фауны, водных биоресурсов, перераспределения жизненного пространства и миграции народов Земли.[ …]

Дальнейшее развитие этого направления показало необходимость выявления изменчивости процесса первичного продуцирования не только в сезонном или иных аспектах, но и в целом как источника эволюции экологических процессов. Важность такого подхода очевидна, поскольку изменчивость экосистемы и слагающих их объектов с присущими им функциональными особенностями приводит к возникновению нового уровня адаптации и является регулятором устойчивости экосистемы.[ …]

Как подчеркивалось выше в обобщающем определении, с концепцией разнообразия связан ряд важных экологических принципов. Мар-галеф (1968) выражает это таким образом: «Эколог видит в любой мере разнообразия выражение возможности построить систему с обратной’ связью». Соответственно сообщества со стабильными условиями обитания, например дождевой тропический лес, характеризуются большим разнообразием видов, чем сообщества, подвергающиеся сезонным или периодическим воздействиям со стороны человека или естественных факторов. Однако до сих пор не-установлено, в какой степени увеличение разнообразия сообщества в данном местообитании может само по себе повысить устойчивость экосистемы к колебаниям внешних физических условий. Значение разнообразия для развития и эволюции экосистем рассматривается более подробно в гл. 9. Здесь мы ограничимся замечанием, что видовое разнообразие обычно выше в сравнительно старых сообществах и ниже во вновь-возникших. Хотя продуктивность или общий лоток энергии влияют на видовое разнообразие, эти две величины не связаны простой линейной-зависимостью. Высокопродуктивные сообщества могут характеризоваться как очень высокими показателями видового разнообразия (например, коралловый риф), так и весьма низкими показателями (например, эстуарии в умеренном поясе). Как уже упоминалось, стабильность, видимо, более непосредственно связана с разнообразием, чем продуктивность.[ …]

Устойчивое развитие экосистем (бакалавриат) | СГУ

Область профессиональной деятельности выпускников по направлению подготовки бакалавриата 06.03.01 Биология – исследование живой природы и ее закономерностей, использование биологических систем в хозяйственных и медицинских целях, охрана природы. Сферой профессиональной деятельности бакалавров являются: научно-исследовательские, научно-производственные, проектные организации; органы охраны природы и управления природопользованием; общеобразовательные и специальные учебные заведения. За время обучения студенты овладевают навыками планирования и выполнения экспедиционных работ и лабораторных исследований. Выпускники биологического факультета по данному направлению подготовлены к работе на должностях биолога, лаборанта исследователя, инженера-исследователя, научного сотрудника в научно-исследовательских и научно-производственных учреждениях, к обучению в магистратуре по биологическим и смежным научным специальностям, а также к педагогическо-преподавательской деятельности.

При разработке основной образовательной программы по направлению бакалавриата 06.03.01 Биология учитывались рекомендации работодателей: директоров научно-исследовательских институтов биологического профиля Поволжского региона, природоохранных учреждений (Министерства природных ресурсов и экологии Саратовской области, Национального парка Хвалынский и др.). С учетом потребностей работодателей построены программы специальных и производственных практик, специальных курсов и курсов по выбору.

Профилю «Устойчивое развитие экосистем» соответствуют направления научно-исследовательской деятельности: изучение  состава (флористического, ценопопуляционного, фитоценотического, состава фауны беспозвоночных и позвоночных животных), структуры и функционирования наземных и водных экосистем; изучение воздействия природных и антропогенных факторов на биологические системы разных уровней организации;  оценка состояния и мониторинг антропогенных трансформаций флоры, растительности  и сообществ животных в пределах ООПТ; разработка мер сохранения нуждающихся в охране видов растений и животных и их мониторинг; исследование роли животных при взаимодействии водных и наземных экосистем, структуры и динамки потоков вещества и энергии через границы  вода-суша рек и пойменных водоемов.

 

ЕРБ ВОЗ | Oхранa природы, биологического разнообразия и здоровья

Взаимодействие с природой может содействовать укреплению и охране здоровья людей.

Необходимость охранять и сохранять природу и биологическое разнообразие не нова, ее признают многочисленные субъекты и организации во всем мире. Связанные с ней обязательства еще более возросли во время Десятилетия биоразнообразия ООН 2011-2020 гг., а во время Десятилетия ООН по восстановлению экосистем, объявленного ООН на период 2021-2030 гг.,их выполнение продолжается и приобретает новые направления.

Ниже приведен неполный перечень основных стратегий, международных обязательств и институциональных повесток дня в области охраны природы и биологического разнообразия, составляющие стратегический контекст, в который вносит свой вклад новый обзорный доклад ВОЗ о природе, биологическом разнообразии и здоровье, подготовленный Европейским центром ВОЗ по окружающей среде и охране здоровья.

В глобальных масштабах

В качестве наиболее всеобъемлющего контекста международной политики Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 г. направлена в том числе и на защиту природных ресурсов и биологического разнообразия на суше и под водой. Цель 14 в области устойчивого развития (ЦУР 14) ставит задачу «сохранять и рационально использовать океаны, моря и морские ресурсы в целях устойчивого развития». ЦУР 15 посвящена «защите и восстановлению экосистем суши и содействию их рациональному использованию, рациональному лесопользованию, борьбе с опустыниванием, прекращению и обращению вспять процесса деградации земель и прекращению процесса утраты биоразнообразия». Если выйти за рамки ЦУР 14 и 15, биологическое разнообразие и функциональные экосистемы обеспечивают основные ресурсы и экосистемные услуги, которые напрямую поддерживают целый ряд общественно-экономических секторов и видов деятельности. Таким образом, биологическое разнообразие имеет непосредственное отношение к достижению ЦУР 1 по искоренению бедности, ЦУР 3 по укреплению здоровья и ЦУР 8 по обеспечению достойной работы и экономического роста, а также будет вносить большой вклад в дело по ликвидации голода (ЦУР 2) и решения проблемы неравенства (ЦУР 10).

Более того, для охраны природы и биологического разнообразия необходимо достигнуть прогресса в смягчении последствий изменения климата (ЦУР 13), а также перейти к более устойчивым и ответственным моделям потребления и производства (ЦУР 12).

В качестве одного из основных соглашений, достигнутых во время Встречи на высшем уровне «Планета Земля» в Рио-де-Жанейро в 1992 г., Конвенция о биологическом разнообразиипредставляет собой официальное обязательство правительств подавляющего большинства стран сохранять экологические основы жизни во всем мире. В Конвенции были поставлены три основные цели: сохранение биологического разнообразия, устойчивое использование его компонентов и совместное получение на справедливой и равной основе выгод, связанных с использованием генетических ресурсов.

Для поддержки усилий, направленных на достижение целей Конвенции, а также для того, чтобы заложить надежную основу для выполнения ЦУР, ВОЗ и Секретариат Конвенции о биологическом разнообразии подготовили совместный доклад (2015 г.). В докладе делается обзор состояния знаний о биологическом разнообразии и здоровье человека. Он служит в качестве источника информации для оказания поддержки в процессе реализации повестки дня и ЦУР на период после 2015 г.

Межправительственная научно-политическая платформа по биоразнообразию и экосистемным услугам (МПБЭУ) недавно представила глобальный доклад по оценке экосистемных услуг (2019 г.), в котором говорится, что в настоящее время принимаются недостаточные меры для предотвращения истощения природных ресурсов и утраты биологического разнообразия, а состояние экосистем ухудшается быстрее, чем когда-либо прежде. Авторы доклада призывают к фундаментальной, преобразующей, общесистемной реорганизации технологических, экономических и социальных факторов в целях сохранения, восстановления и устойчивого использования природных ресурсов.

Признавая, что люди наносят все больше ущерба природе, как описано в вышеуказанных документах и оценках, Организация Объединенных Наций объявила о проведении Десятилетия ООН по восстановлению экосистем в 2021-2030 гг., чтобы предотвратить, остановить и обратить вспять деградацию экосистем на каждом континенте и в каждом океане. Приверженность делу охраны природы и восстановления экосистем и принятие соответствующих мер окажут существенный вклад в борьбу с бедностью, изменением климата и массовым вымиранием видов.

Глобальная стратегия ВОЗ в области здравоохранения, окружающей среды и изменения климата была принята в 2019 г. для расширения масштабов мер, принимаемых в отношении экологических детерминант здоровья и направленных на предотвращение экологических рисков для здоровья людей путем учета вопросов здравоохранения во всех стратегиях и улучшения мероприятий по профилактике заболеваний и укреплению здоровья. В этом контексте авторы глобальной стратегии призывают к принятию более широких межсекторальных решений, таких как обеспечение охраны биологического разнообразия и экосистемных услуг, а также ведение надзора за патогенными организмами в дикой природе и у людей, чтобы снизить риск и повысить уровень готовности к угрозам здоровью, возникающим в результате влияния человека на природные экосистемы.

Учитывая опыт, полученный во время пандемии COVID-19, ВОЗ выпустила Программное заявление о принципах здорового восстановления после пандемии COVID-19, в котором делается обзор предписаний и сопутствующих действий для экологичного и здорового восстановления после пандемии. В качестве первого предписания в программном заявлении подчеркивается обеспечение охраны и сохранения природы как основы здоровья человека.

Концепция «Единое здравоохранение», одобренная ВОЗ и другими международными учреждениями, представляет собой подход к разработке и реализации программ, политики, законодательства и научных исследований, при котором многочисленные сектора взаимодействуют и работают вместе для достижения лучших результатов в области общественного здравоохранения. В концепции «Единое здравоохранение» признается, что множество одних и тех же видов микробов заражают животных и людей ввиду их сосуществования в одной экосистеме. Эту проблему невозможно предотвратить или устранить усилиями отдельных секторов. Долголетний трехсторонний альянс ВОЗ, Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО) и Всемирной организации по охране здоровья животных (МЭБ), к которому недавно присоединилась Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП), призывает специалистов с опытом работы в разных секторах – таких как общественное здравоохранение, ветеринария, фитосанитария и охрана окружающей среды – объединять усилия и поддерживать подходы «Единого здравоохранения», а также расширять сферы его охвата для включения более широких глобальных экологических проблем.

В масштабах Европейского региона

В Докладе об оценке по Общеевропейскому региону «Глобальная экологическая перспектива» (ГЭП-6) говорится, что в Европейском регионе продолжается утрата биологического разнообразия и деградация экосистем. Основные факторы, приводящие к утрате биологического разнообразия связаны с ростом темпов изменения моделей землепользования, в частности с интенсификацией сельского хозяйства, урбанизацией и фрагментацией среды обитания. Авторы доклада призывают к более широкому применению принципа предосторожности для защиты окружающей среды; улучшению экологического руководства на основе хорошо продуманной политики и мер по осуществлению и обеспечению соблюдения; а также к расширению международного сотрудничества для устранения многочисленных системных, транснациональных и трансграничных экологических проблем и вызовов.

В своей Европейской программе работы ВОЗ уделяет особое внимание улучшению мер по защите населения от чрезвычайных ситуаций в области здравоохранения (включая от пандемий, таких как COVID-19), ведению здорового образа жизни и повышению благополучия, в частности, посредством создания благоприятной для здоровья местной среды. В программе учитывается, например, значение для здоровья природной среды и экосистемных услуг, а также подход «Единое здравоохранение», обеспечивая межсекторальные усилия, направленные на борьбу с экологическими рисками как для здоровья людей, так и животных.

Поддерживая переход к более устойчивым и жизнеспособным общественным структурам и системам здравоохранения и признавая масштабы последствий пандемии COVID-19, Европейское региональное бюро ВОЗ учредилоОбщеевропейскую комиссию по вопросам здоровья и устойчивого развития в 2020 г., чтобы поднять вопросы здравоохранения и социального обеспечения на порядок выше в списке общественных и политических приоритетов и важнейших компонентов обеспечения устойчивого развития и социальной сплоченности. Первым результатом работы Комиссии является призыв к правительствам, международным организациям и заинтересованным сторонам переосмыслить свои широкие политические приоритеты и усовершенствовать глобальное управление общественными благами, такими как здоровье и окружающая среда.

В рамках Европейского региона ВОЗ так называемый Европейский процесс «Окружающая среда и здоровье» предоставляет министерствам здравоохранения и охраны окружающей среды общую платформу для взаимодействия и обсуждения приоритетных действий в области охраны окружающей среды и здоровья. Недавние опросы государств-членов показали, что влияние природы и биологического разнообразия на здоровье человека представляет большой интерес для правительств разных стран, что добавило эту тему в список тем из области гигиены окружающей среды, по которым страны обращаются в ВОЗ за технической поддержкой и фактическими данными. В связи с возросшим интересом к этой области Европейский центр ВОЗ по окружающей среде и охране здоровья провел в 2020 г. брифинг на эту тему для членов Европейской целевой группы по окружающей среде и здоровью.

Наконец, демонстрируя значимость природных ресурсов не только для здоровья людей, Европейская комиссия недавно разработала стратегию «Европейский зеленый курс», направленную на смягчение последствий изменения климата и предотвращение деградации окружающей среды, которые угрожают существованию как Европы, так и всего мира. Для преодоления этих вызовов стратегия «Европейский зеленый курс» направлена на преобразование Европейского союза в современную, ресурсосберегающую и конкурентоспособную экономику, которая к 2050 г. избавится от нетто-выбросов парниковых газов и будет обеспечивать экономический рост без привязки к использованию ресурсов.

ЮНЕСКО выпустила новое научное резюме для политиков в целях эффективного управления многочисленными стрессорами океана

МОК-ЮНЕСКО, 17.03.2022

Межправительственная океанографическая комиссия ЮНЕСКО (МОК-ЮНЕСКО) опубликовала новое научное резюме по множественным океаническим стрессорам для лиц, ответственных за разработку политики, предлагая справочную информацию для лучшего понимания и управления кумулятивным воздействием множественных океанических стрессоров.

Эта новая публикация содержит концептуальный обзор многочисленных океанических стрессоров и рекомендации по управлению их воздействием на морские экосистемы на основе научного и экосистемного подхода.

Океан испытывает кумулятивный стресс от целого ряда воздействий в различных масштабах — местном, региональном и глобальном. Примеры включают потепление и подкисление, озон, мусор и атмосферные загрязнители, а также седиментацию, загрязнение и сток питательных веществ. Директивным органам необходимо инвестировать в инновационные научные решения, чтобы ориентироваться в сложном взаимодействии между этими стрессовыми факторами и эффективно устранять возникающие последствия, обеспечивая устойчивое будущее для океана, здоровье которого в настоящее время ухудшается.

Воздействие многочисленных стрессовых факторов океана в совокупности и их взаимодействие на морскую жизнь и функции экосистем изучены недостаточно хорошо, но это остается центральным вопросом при разработке решений для мониторинга, защиты, управления и восстановления экосистем и их биоразнообразия в изменяющихся экологических, социальных и климатических условиях.

Новая публикация ЮНЕСКО является первым шагом на пути к повышению социально-экологической устойчивости к многочисленным океаническим стрессорам. Ее главная цель — наладить связь между политиками и научным сообществом, способствуя переходу от наблюдения за отдельными стрессорами к пониманию их совместного воздействия и активному участию в поиске политических решений.

Научное резюме призвано помочь скоординировать действия, чтобы лучше понять, как взаимодействуют многочисленные стрессоры и как можно бороться и управлять совокупным давлением, которое они вызывают.

Улучшение понимания того, как многочисленные стрессовые факторы воздействуют на океан, поможет достичь нескольких ожидаемых результатов и решить задачи Десятилетия наук об океане в интересах устойчивого развития Организации Объединенных Наций в 2021-2030 годах («Десятилетие океана»).

«В рамках Десятилетия океана множественные стрессоры рассматриваются в качестве ключевого вызова для управления океаном как в будущем, так и уже сейчас. Цель этого ПСПМ — обобщить научные знания, сосредоточить дальнейшие исследования и разработать стратегии действий для решения проблемы комплексного воздействия многочисленных океанических стрессоров на морские экосистемы с целью повышения устойчивости океана и сообществ, полагающихся на его ресурсы и услуги», — говорит д-р Владимир Рябинин, Исполнительный секретарь МОК-ЮНЕСКО.

Десятилетие океана» направлено на стимулирование науки об океане и генерации знаний, чтобы обратить вспять процесс ухудшения состояния океанической системы и катализировать новые возможности для устойчивого развития этой массивной морской экосистемы. В соответствии со своим видением «Наука, которая нам нужна для океана, который мы хотим», «Десятилетие океана» основывается на трансформационных научных решениях для устойчивого развития, соединяющих людей и океан.

Ключевые ссылки:

Научное резюме ЮНЕСКО по множественным стрессорам океана

Доступ к изображениям и материалам без авторских отчислений

Откройте для себя океанические программы ЮНЕСКО

О МОК-ЮНЕСКО:

Межправительственная океанографическая комиссия ЮНЕСКО(МОК-ЮНЕСКО) содействует международному сотрудничеству в области морских наук в целях улучшения управления океаном, побережьями и морскими ресурсами. МОК позволяет своим 150 государствам-членам работать вместе, координируя программы по развитию потенциала, океаническим наблюдениям и службам, наукам об океане и предупреждению о цунами. Работа МОК способствует выполнению миссии ЮНЕСКО по содействию развитию науки и ее прикладных аспектов для развития знаний и потенциала, что является ключом к экономическому и социальному прогрессу, основой мира и устойчивого развития.

О десятилетии океана: 

Десятилетие наук об океане Организации Объединенных Наций в интересах устойчивого развития 2021-2030 гг.(Десятилетие океана) обеспечивает основу для созыва совещания ученых, правительств, научных кругов, бизнеса, промышленности и гражданского общества для разработки преобразующих решений и партнерств, необходимых для достижения лучшего понимания и защиты океана. Эти научно обоснованные достижения будут способствовать выполнению Повестки дня ООН на период до 2030 года в области устойчивого развития. Генеральная Ассамблея ООН поручила Межправительственной океанографической комиссии ЮНЕСКО (МОК) координировать подготовку и проведение Десятилетия . http://oceandecade.org.

Экологическая основа устойчивого развития

  • Агарвал А. и С. Нараин, редакторы. (1985) Состояние окружающей среды Индии, 1984–85: Второй гражданский отчет . Центр науки и окружающей среды. Нью-Дели, Индия.

    Google ученый

  • Амброджи В. (1980) «Вода». Scientific American , № 243, стр. 101–116.

    Google ученый

  • Багугна, С.Л. (1978) Гималайская травма, леса, разломы, наводнения ». Фонд мира Ганди. Нью-Дели, Индия.

    Google ученый

  • Балчин В. Г. В. (1985) «Вода — мировая проблема». Международный журнал экологических исследований . 25: стр. 141–148.

    Google ученый

  • Blaikie, P.L. (1985) Политическая экономия эрозии почвы в развивающихся странах .Лонгман, Лондон, Великобритания

    Google ученый

  • Браун, Л. Х. и Э. К. Вольф. (1982) «Эрозия почвы: тихий кризис в мировой экономике». Worldwatch Paper , No. 62. Worldwatch Institute, Вашингтон, округ Колумбия

    Google ученый

  • Cool, J.C. (1984) Факторы, влияющие на нагрузку на системы горных ресурсов . Совет по развитию сельского хозяйства. Катманду, Непал.

    Google ученый

  • Деван, М. Л. и С. Шарма. (1985) Участие людей как ключ к развитию экосистемы Гималаев . Центр политических исследований. Нью-Дели, Индия.

    Google ученый

  • Эль-Сваифи, С.А., В.К. Молденхауэр и А. Ло (редакторы). (1985) Эрозия почвы и сохранение . Общество охраны почв Америки. Анкени, Айова.

    Google ученый

  • Фалькенмарк, М. (1984) «Новый экологический подход к круговороту воды: билет в будущее». Ambio 13: стр. 152–160.

    Google ученый

  • Фоллетт, Р. Ф. и Б. А. Стюарт (редакторы). (1985) Эрозия почвы и продуктивность сельскохозяйственных культур . Общество охраны почв Америки. Анкени, Айова.

    Google ученый

  • Продовольственная и сельскохозяйственная организация.(1984) Защита и производство: сохранение почв для развития . Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций. Рим, Италия.

    Google ученый

  • Продовольственная и сельскохозяйственная организация и Программа ООН по окружающей среде. (1982) Тропические лесные ресурсы . Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций. Рим, Италия, и Программа ООН по окружающей среде. Найроби, Кения.

    Google ученый

  • Гассер, В.Р. (1981) «Обзор ирригации в восьми азиатских странах». Зарубежный сельскохозяйственный экономический отчет , № 165. Служба экономики и статистики, Министерство сельского хозяйства США, Вашингтон, округ Колумбия

    Google ученый

  • Haigh, M.J. (1982) Исследование эрозии почвы и сохранения почвы в Индии: аннотированная библиография . Оксфордский политехнический институт, Оксфорд, Великобритания

    Google ученый

  • Холл, Г.F., Р. Б. Дэниелс и Дж. Ф. Фосс. (1982) «0США». Детерминанты устойчивости к потерям почвы . Американское общество агрономов, Мэдисон, Висконсин.

    Google ученый

  • Гамильтон, Л. С. (редактор). (1983) Развитие и охрана лесов и водоразделов в Азии и Тихоокеанском регионе . Westview Press, Боулдер, Колорадо.

    Google ученый

  • Хадсон, Н.(1981) Сохранение почвы (2-е издание). Издательство Корнельского университета, Итака, Нью-Йорк.

    Google ученый

  • Хурни, Х. (1985) Эрозия, продуктивность, системы сохранения в Эфиопии . Исследовательский проект по сохранению почвы, Бернский университет, Берн, Швейцария.

    Google ученый

  • Индийский совет сельскохозяйственных исследований. (1984) Система реки Ганг: гидрологические нарушения, угрозы затопления и орошаемое земледелие .Индийский совет сельскохозяйственных исследований, Нью-Дели, Индия.

    Google ученый

  • Джаял, Н.Д. (1984) «Разрушение водных ресурсов — самый серьезный экологический кризис в Восточной Азии». (Доклад представлен на 16-м техническом совещании МСОП . Мадрид, Испания, 5–14 ноября.) Комиссия по планированию Индии, Нью-Дели, Индия.

    Google ученый

  • Лал Р.(1983) «Вызванное эрозией снижение продуктивности почв влажных тропиков», Soil Taxonomy News 5: стр. 4–5, 18.

    Google ученый

  • Лэмб, Р. и С. Милас. (1983) «Эрозия почвы: настоящая причина голода в Эфиопии». Охрана окружающей среды . Том. 10: стр. 157–59.

    Google ученый

  • Лангдейл, Г. В. и В. Д. Шрадер. (1982) «Влияние эрозии почвы на продуктивность почвы возделываемых пахотных земель.» Детерминанты устойчивости почвы к потерям . Стр. 41–51, Американское агрономическое общество, Мэдисон, Висконсин.

    Google ученый

  • Лундквист, Дж., У. Лом и М. Фалькенмарк (редакторы). (1985) Стратегии управления речными бассейнами . Д. Рейдель, Дордрехт, Нидерланды, и Бостон, Массачусетс

    Google ученый

  • Майерс, Н. (1984) Первоисточник .W. W. Norton, Нью-Йорк и Лондон, Великобритания

    Google ученый

  • Майерс, Н. (1986) Системы природных ресурсов и системы эксплуатации человека: физиобиотические и экологические связи . Всемирный банк, Вашингтон, округ Колумбия

    Google ученый

  • Майерс, Н. (1986) Тропические леса: гораздо больше, чем запасы древесины. Справочный документ для семинара по управлению земельными и водными ресурсами, Вашингтон, округ Колумбия.С, 10–21 ноября.

  • Нараяна, Д. В. В. и Г. Састри, (1985) «Охрана почв в Индии», в S. A. El-Swaify, WC Moldenhauer, and A. Lo. Эрозия почв и сохранение . Американское общество охраны почв, Анкени, Айова.

    Google ученый

  • Национальная комиссия по наводнениям, правительство Индии. (1980) Отчет; Возникающие проблемы, особенно в отношении ирригации . Национальная комиссия по наводнениям, Нью-Дели, Индия.

    Google ученый

  • Pearce, D. W. (1985) Основные последствия неправильного управления земельными и водными ресурсами в развивающихся странах . Всемирный банк, Вашингтон, округ Колумбия

    Google ученый

  • Peskin, H.M. (1984) Национальные счета и процесс развития; Иллюстрация с Танзанией . Resources for the Future, Washington, D.C.

  • Pimentel, D.и 13 других. (1985) Мировая продовольственная экономика и кризис почвенной эрозии (рукопись). Корнельский университет, Итака, Нью-Йорк.

    Google ученый

  • Познер, Дж. Л. и М. С. Макферсон. (1982) «Сельское хозяйство на крутых склонах тропической Америки: текущая ситуация и перспективы», World Development 10: стр. 341–353.

    Google ученый

  • Репетто, Р.(1986) Достаточно мира и времени . Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут

    Google ученый

  • Рейсберман, Ф. Р. и М. Г. Вольман (редакторы). (1984) Количественная оценка воздействия эрозии на продуктивность почвы в международном контексте . Делфтская лаборатория гидравлики, Делфт, Нидерланды.

    Google ученый

  • Sancholuz, L. (1984) Деградация земель на кукурузных полях в Мексике , докторская диссертация, Университет Британской Колумбии, Ванкувер, Канада (цитируется по Pimentel et al., 1985).

    Google ученый

  • Schmidt, B.L., et al. (редакторы). (1982) Детерминанты устойчивости почвы к потерям . Американское общество агрономов, Мэдисон, Висконсин.

    Google ученый

  • Сфейр-Юнис, А. (1986) Охрана почв в развивающихся странах . Всемирный банк, Вашингтон, округ Колумбия

    Google ученый

  • Спирс, Дж., «Лесное хозяйство», в Р. Репетто (редактор). (1986) Глобальные возможности, ресурсы, развитие и новый век . Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут

    Google ученый

  • Виггинс, С.Л. (1981) «Экономика сохранения почв в бассейне реки Асельхуат, Сальвадор», в RPC Morgan (редактор), Soil Conservation; Проблемы и перспективы . Стр. 399–415, John Wiley and Sons, Чичестер, Великобритания

    Google ученый

  • Всемирный банк.(1984) Доклад о мировом развитии, 1984 . Всемирный банк, Вашингтон, округ Колумбия

    Google ученый

  • Институт мировых ресурсов и Всемирный банк. (1985) Тропические леса: призыв к действию . Всемирный банк и Институт мировых ресурсов, Вашингтон, округ Колумбия

    Google ученый

  • Определение устойчивого развития: историческая справка и примеры

    Что такое определение устойчивого развития? Как устойчивость развивалась и менялась на протяжении многих лет и каковы ее наиболее важные вехи? Что формирует устойчивое развитие сегодня?

    Официальное определение устойчивого развития

    Устойчивое развитие — это идея о том, что человеческие общества должны жить и удовлетворять свои потребности, не ставя под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои потребности.«Официальное» определение устойчивого развития впервые было разработано в отчете Брундтланд в 1987 г.

    В частности, устойчивое развитие — это способ организации общества таким образом, чтобы оно могло существовать в долгосрочной перспективе. Это означает учет как настоящих, так и будущих императивов, таких как сохранение окружающей среды и природных ресурсов или социальная и экономическая справедливость.

    Как идея устойчивого развития стала актуальной?

    Промышленная революция связана с появлением идеи устойчивого развития.Со второй половины XIX века западные общества начали обнаруживать, что их экономическая и промышленная деятельность оказывает значительное влияние на окружающую среду и социальный баланс. В мире произошло несколько экологических и социальных кризисов, которые привели к осознанию необходимости более устойчивой модели.
    Вот несколько примеров экономических и социальных кризисов, потрясших мир в ХХ веке:

    • 1907: американский банковский кризис
    • 1923 год: кризис американской гиперинфляции
    • 1929 год: начинается финансовый кризис 1930-х годов
    • 1968 год: всемирные протесты против бюрократических элит
    • 1973 и 1979: масляные амортизаторы
    • 1982 год: долговой шок развивающихся стран

    И несколько примеров экологических кризисов:

    • 1954: радиоактивные осадки в Ронгелапе
    • 1956: Ртутный кризис Минаматы
    • 1957: разлив нефти в каньоне Торри
    • 1976: Катастрофа в Севезо
    • 1984: Катастрофа в Бхопале
    • 1986: Чернобыльская ядерная катастрофа
    • 1989: разлив нефти Exxon Valdez
    • 1999: Катастрофа Эрики
    • Но также: глобальное потепление, загрязнение воздуха, проблема озонового слоя, утрата биоразнообразия…

    Трагедия общин и устойчивого развития [1968]


    В 1968 году эколог и философ Гаррет Хардин написал эссе под названием «Трагедия общин».Он утверждал, что если люди будут действовать независимо, рационально и сосредоточатся на своих личных интересах, они в конечном итоге пойдут против общих интересов своих сообществ и истощат природные ресурсы планеты.

    Таким образом, свободный доступ человека и неограниченное потребление ограниченных ресурсов уничтожили бы эти самые ресурсы. Хардин считал, что, поскольку человек вынужден неограниченно размножаться, ресурсы Земли в конечном итоге будут чрезмерно использоваться. По его мнению, человечеству нужно было радикально изменить способ использования общих ресурсов, чтобы избежать катастрофы в будущем — это был бы способ сохранить курс устойчивого развития.

    Пределы роста и устойчивого развития [1972]

    Через несколько лет после эссе Хардина, в 1972 году, Медоуз и др. по заказу Римского клуба запустили компьютерную симуляцию, целью которой было предсказать последствия того, что может произойти на планете с ограниченными ресурсами.

    Было проанализировано взаимодействие между 5 различными измерениями — ростом населения мира, индустриализацией, загрязнением окружающей среды, производством продуктов питания и истощением невозобновляемых ресурсов — с учетом сценария, в котором эти переменные росли экспоненциально, а способность технологий увеличивать ресурсы была линейной.

    Самый сильный финальный сценарий заключался в том, что к концу 21 века произойдет экономический и социальный коллапс, если человек не наложит ограничений на рост. Спустя более 4 десятилетий эти прогнозы кажутся верными, когда речь идет о загрязнении и его последствиях, угрожающих устойчивому развитию.

    1-я Конференция ООН по окружающей среде и устойчивому развитию [1972]

    По мере развития мировых знаний о глобальной политике были организованы первые исторические конференции.В 1972 году в Стокгольме состоялась Конференция ООН по окружающей среде — первая большая встреча мировых лидеров, организованная ООН для обсуждения воздействия человека на окружающую среду и его связи с экономическим развитием. Одной из основных целей этой встречи было найти общее мировоззрение и общие принципы, чтобы вдохновлять и направлять население мира на сохранение «человеческой среды».

    Индекс человеческого развития и устойчивое развитие [1980]


    Как только идея о том, что наша планета имеет ограничения, которые необходимо уважать, укрепилась, вместе с идеей о том, что прогресс связан не только с экономическим ростом, начали развиваться комплексные решения – как в случае с Индексом человеческого развития (HDI). . ИЧР в настоящее время является статистическим инструментом, который измеряет экономические и социальные достижения стран.

    Для этого используются такие параметры, как здоровье, образование, финансовые потоки, мобильность или безопасность человека и другие. Ежегодно Программа развития ООН ранжирует страны на основе отчета по ИЧР, публикуемого вместе с их годовым отчетом. Он работает как периодический способ мониторинга уровня развития стран.

    ИЧР и экологический след – достижение устойчивого развития

    В идеале человечество должно достичь точки, при которой будет достигнут хотя бы минимальный ИЧР и жить ниже максимального экологического следа на душу населения.Жизнь выше минимального ИЧР гарантировала бы удовлетворение человеческих потребностей, таких как образование или здоровье.

    Экологический след представляет собой максимальный предел потребления на человека в соответствии с экологической емкостью Земли. Жизнь под ним не поставит под угрозу будущие поколения, поскольку планета сможет регенерировать себя. Если бы нам удалось удержаться выше минимального ИЧР и ниже максимального экологического следа на душу населения (число, которое уменьшается по мере роста населения), мы были бы на пути к устойчивому будущему.

    Но дело в том, что каждый год день перелета Земли наступает раньше. Этот день представляет собой дату, когда человечество влезет в долги перед планетой. Почему? Потому что наш спрос на экологические ресурсы в данный год превышает то, что планета может восстановить в том же году.

    Мы сохраняем этот дефицит, потому что используем больше экологических ресурсов, чем планета может потерять. В то же время мы также не заботимся о наших отходах должным образом. Мы имеем дело с этим линейным способом, в отличие от природы, где все следует круговому подходу.Нынешние привычки потребления представляют собой большую угрозу устойчивому развитию.

    Отчет Брундтланд и устойчивое развитие [1987]


    В отчете Брундтланд, также известном как «Наше общее будущее», в 1987 году было дано наиболее признанное и широко принятое определение термина «устойчивое развитие». настоящего без ущерба для способности будущих поколений удовлетворять свои потребности» было первым широко принятым определением устойчивого развития.

    Всемирная комиссия по окружающей среде и развитию также отметила, что при устойчивом развитии необходимо учитывать, что развитие имеет ограничения. По мнению организации, «нынешнее состояние технологий и социальной организации ресурсов окружающей среды вместе с ограниченной способностью биосферы поглощать последствия деятельности человека» накладывают ограничения на устойчивое развитие.

    Изменение климата и устойчивое развитие [1988]

    По мере того, как росло осознание того, какое влияние изменение климата может оказать на планету и жизнь человека, Программа развития ООН и Всемирная метеорологическая организация создали Международную группу экспертов по изменению климата .Его целью было (и остается) развивать и делиться знаниями о влиянии деятельности человека на изменение климата. Он также направлен на изучение причин, последствий и способов борьбы с изменением климата.

    CO2 и метан — это газы, которые помогают Земле поддерживать идеальную температуру и гарантируют жизнь, какой мы ее знаем. Тем не менее чрезмерное производство этих газов приводит к повышению температуры планеты. Это происходит потому, что часть тепла, излучаемого Землей и уходящего в космос, остается в атмосфере.

    Тройной результат и устойчивое развитие [1994]

    Тройной итог — важное допущение, являющееся частью основ устойчивого развития. Впервые он был использован Джоном Элкингтоном, основателем консалтинговой фирмы по устойчивому развитию.

    Это выражение означает, что компании должны учитывать 3 различных итоговых показателя в своем бизнесе, а не только, как это было принято в то время (и до сих пор во многих компаниях), заботиться об отчете о прибылях и убытках.Это означает, что организации также должны измерять, насколько социально ответственными являются операции в их цепочке создания стоимости.

    Кроме того, Элкингтон объединил третью проблему: компании также должны измерять свое воздействие на окружающую среду на планете. В конце концов, идея заключается в том, что бизнес должен заботиться о своем влиянии на людей и планету, а не только на финансы и прибыль.

    Оценка экосистем на пороге тысячелетия и устойчивое развитие [2001]


    Оценка экосистем на пороге тысячелетия — четырехлетнее исследование, которое началось в 2001 году и было запрошено ООН.Более 1200 исследователей собрались, чтобы оценить последствия изменений экосистем для благополучия человека. Другой целью является поиск научной основы для действий, необходимых для улучшения сохранения и устойчивого использования экосистем.
    Основные выводы расследования:

    • Люди изменили экосистемы быстрее и масштабнее, чем когда-либо прежде. Это привело к существенной и в значительной степени необратимой утрате биоразнообразия;
    • Изменения, внесенные в экосистемы, улучшили благосостояние людей и экономику, но нанесли ущерб планете и обществу.Дело было не только в быстром сокращении биоразнообразия. Нищета по-прежнему затрагивает многие общины, а изменение климата увеличивает риск нелинейных изменений;
    • Деградация экосистемных услуг, вероятно, усугубится в 21 веке;
    • Изменения, необходимые для сохранения деградации экосистемы и удовлетворения растущего спроса на услуги, все еще могут быть выполнены. Тем не менее, это повлечет за собой значительные изменения в политике в государственном и частном секторах.

    Устойчивое развитие сегодня

    Сегодняшняя система устойчивого развития достаточно надежна, хотя предстоит еще многое сделать. В последнем отчете МГЭИК показано, что потребуются быстрые изменения в отношении сокращения выбросов CO2, чтобы удержать температуру Земли на уровне ниже 2ºC и предотвратить ее разрушительные последствия.

    Есть много участников, работающих с разными аудиториями в разных областях устойчивого развития. У них одна цель – повысить осведомленность об этой теме и создать условия для ее роста и развития.Одним из основных игроков является Организация Объединенных Наций, где разные команды активно работают над несколькими кампаниями, такими как #beatplasticpollution или #solve Different, помимо организации встреч между мировыми лидерами.

    Что касается бизнеса, то Всемирный совет предпринимателей по устойчивому развитию (WBCSD) помогает своим компаниям-членам ускорить переход своего бизнеса к созданию устойчивого мира. Есть также несколько сертификатов, которые награждают (в основном посредством признания печати) предприятия с лучшими практиками для планеты, такие как движение B-Corp, Альянс тропических лесов, Фонд справедливой торговли или Движение сознательного капитализма.

    В то же время такие организации, как Фонд Элен Макартур, открывают путь, когда речь идет об экономике замкнутого цикла и о том, как общества и предприятия могут согласовать то, как они используют природные ресурсы, с тем, как это делает природа. Согласование операций предприятий в их цепочках поставок также позволяет развивать различные экологические бизнес-модели, такие как выращивание грибов из остатков кофе.

    Авторы изображений: органическая природа на Shutterstock, ветряные турбины на Shutterstock, природные экосистемы на Shutterstock 

    Включение экосистем в ЦУР

    Развитие зависит от экологической устойчивости

    В сентябре этого года лидеры стран-членов Организации Объединенных Наций (ООН) встретились в Нью-Йорке, чтобы представить Цели в области устойчивого развития (ЦУР), которые призваны указать путь к полному искоренению голода и крайней нищеты к 2030 году.

    Цели основаны на Целях развития тысячелетия (ЦРТ), но выходят за их рамки по двум важным направлениям: во-первых, они призывают группу развитых стран внести свой вклад в достижение устойчивого человеческого развития. Во-вторых, они явно включают цели по сохранению наших природных экосистем.

    Приоритизация устойчивости четко перекликается с подходом, основанным на экосистемах, который является уникальным для Исследовательской программы КГМСХИ по воде, земле и экосистеме (WLE): Справедливое развитие может быть достигнуто только путем рассмотрения, защиты и использования экосистемных услуг нашей планеты, т. е. такие блага, как здоровая почва, чистая вода и регулирование климата, — более устойчиво.

    Но стремление ЦУР быть более устойчивыми, более интегрированными и более достижимыми также приводит к новым сложностям — не в последнюю очередь, когда речь идет о компромиссах между развитием и сохранением окружающей среды.

    Поиск способов оценки и управления компромиссами и возможностями — балансирование человеческого развития и сохранение окружающей среды — может быть самым важным вкладом, сделанным учеными из WLE и его партнеров в процесс достижения ЦУР.

    Сложности, присущие целям продовольственной безопасности и питания

    Именно во время конференции Рио+20 в 2012 году государства-члены ООН договорились определить новый набор универсальных целей, задач и показателей, которыми они будут руководствоваться в своей политике и усилиях по развитию до 2030 года.

    С тех пор возглавляемая ООН Сеть решений в области устойчивого развития (SDSN) координировала широкий спектр инициатив, включая открытые рабочие группы, консультации и научные обзоры, для формулирования соответствующих целей.

    Ученые из WLE поддержали процесс определения нескольких из семнадцати целей различными способами.

    Например, ученые внесли свой вклад в научный обзор, координируемый Международным советом по науке (ICSU) и Международным советом по социальным наукам (ISSC).Ученые WLE сосредоточились на второй цели, которая направлена ​​​​на «покончить с голодом, обеспечить продовольственную безопасность и улучшить питание, а также способствовать устойчивому сельскому хозяйству».

    Но, как утверждают рецензенты, хотя устойчивое сельское хозяйство является ключом к искоренению голода, решение проблемы неравенства и обеспечение всеобщего доступа к безопасной питьевой воде и санитарии также важны для питания. Рецензенты отмечают, что ЦУР должны учитывать важную взаимодополняемость и компромиссы между целями и их задачами, чтобы цели были достижимыми:

    «Необходимо принять меры, чтобы одновременно победить голод, повысить продуктивность сельского хозяйства и избежать неблагоприятного воздействия на базу природных ресурсов», — сказала Клаудия Ринглер, соруководитель исследовательской темы WLE «Управление изменчивостью ресурсов и конкурирующее использование».«Если мы не устраним ключевые взаимосвязи между целями и задачами и не сократим количество компромиссов, некоторые цели останутся недоступными для беднейших слоев населения».

    Взаимосвязь между искоренением нищеты, основными правами человека и сохранением окружающей среды неоспорима. Например, расширение сельскохозяйственных угодий для искоренения голода может привести к утрате и чрезмерному использованию биоразнообразия, а также к загрязнению водных ресурсов, что, в свою очередь, может усугубить проблемы с продовольственной безопасностью. Этот риск значительных компромиссов нельзя игнорировать.

    Но могут ли цели и задачи привести к большему развитию при наличии стольких взаимосвязей и сложностей? При реализации потребуются анализ компромиссов и нексусное мышление, не в последнюю очередь, когда речь идет о реальных инициативах, которые развивающиеся страны предпримут для достижения ЦУР.

    Блог Thrive: ЦУР не учитывают взаимосвязи между целями и задачами

    Мониторинг прогресса в достижении целей, связанных с водными ресурсами

    Выбор правильных индикаторов для мониторинга прогресса — еще один способ обеспечить учет компромиссов и синергии между целями и задачами.Учитывая новый акцент на устойчивость в ЦУР, несколько целей напрямую связаны с водой как для потребления, так и для использования. Ученые WLE предложили индикаторы и инструменты для нескольких задач, в том числе связанных с целью 6.

    Цель 6 направлена ​​на «обеспечение наличия и устойчивого управления водой и санитарией для всех». Поскольку между обеспечением санитарии для всех (ЦУР 6.2) и улучшением качества воды (ЦУР 6.3) может возникнуть компромисс, ученые ИВМИ в Гане, Шри-Ланке, Индии и Непале активно поддерживают работу Всемирной организации здравоохранения по выявлению и тестированию показателей, которые найти баланс между амбициями и практичностью.

    Подцель 6.4 направлена ​​на то, чтобы «к 2030 году существенно повысить эффективность водопользования во всех секторах и обеспечить устойчивый забор и подачу пресной воды для решения проблемы нехватки воды, а также значительно сократить число людей, страдающих от нехватки воды». Но как измерить эффективность использования воды?

    Продуктивность воды может быть одним из индикаторов для отслеживания. Питер Маккорник, заместитель генерального директора по исследованиям Международного института управления водными ресурсами (IWMI), поясняет:

    «Производительность воды — это организующая концепция, и, проще говоря, она сосредоточена на измерении «урожая на каплю», то есть на том, сколько пищи мы производим на каплю воды.Идея в основном состоит в том, чтобы попытаться увеличить объем производства на единицу воды и тем самым снизить общий спрос на воду».

    Однако важно учитывать не только то, как повышение продуктивности воды может привести к увеличению производства продуктов питания, но и более широкие затраты и выгоды, включая увеличение доходов, возможности получения средств к существованию и экологические выгоды при более низких социальных, экономических и экологических затратах на единицу продукции. вода потрачена. Точно так же, несмотря на то, что технологические достижения упростили измерение продуктивности воды, в противном случае несколько неуловимый показатель, это не упрощает задачу, предупреждает Маккорник:

    «Повышение производительности также подразумевает изменение других ресурсов, и, делая это, мы на самом деле можем оказывать негативное влияние на окружающую среду.Таким образом, хотя измерение продуктивности воды является привлекательной идеей, мы должны быть осторожны в том, как мы интерпретируем это в каждой стране и как мы внедряем это, чтобы понять прогресс в достижении Целей устойчивого развития».

    Другими словами, сложности и взаимосвязи, подобные тем, на которые указывали другие ученые WLE в отношении целей, связанных с продовольственной безопасностью и питанием, также очевидны, когда речь идет о целях, связанных с водой.

    Использование правильных инструментов для мониторинга прогресса в достижении ЦУР может помочь предоставить лицам, принимающим решения, более четкую информацию о взаимосвязях.Например, ученые ИВМИ предложили отслеживать прогресс в повышении эффективности водопользования с помощью платформы учета воды+, разработанной ИВМИ и партнерами. Учет водных ресурсов представляет собой структуру, а не ряд показателей, и поэтому он обеспечивает более сбалансированное представление о водоснабжении и спросе на воду, а также о состоянии грунтовых вод, включая информацию о компромиссах, затратах и ​​выгодах.

    Тем не менее, все еще возможно, что очень специфические показатели, такие как эффективность водопользования, несут риск маскировки компромиссов и сложностей и, таким образом, могут стоять на пути достижения результатов развития.

    Цели и индикаторы не могут существовать отдельно

    В ответ на это осознание другая группа ученых WLE, возглавляемая группой принятия решений о здоровье земель во Всемирном центре агролесоводства, призвала ООН отказаться от постановки целей и принять новый метод.

    Постановка целей рискует оказаться неэффективной или даже контрпродуктивной из-за неотъемлемых последствий: таргетинг делает акцент на достижении «цели», а не на обучении тому, как повысить производительность и решить проблему.Например, 50% женщин могут быть членами парламента, но лишь немногие выступают на собраниях.

    Установление цели также может стимулировать предоставление неверной информации. И последнее, но не менее важное: огромное количество и сложность показателей, а также потенциал, ресурсы и средства, необходимые для их мониторинга, вызвали обеспокоенность в сообществе разработчиков.

    Поэтому ученые предлагают новое решение: концепции и инструменты анализа решений.

    Кит Шепард, руководитель отдела решений о здоровье земель во Всемирном центре агролесоводства и соруководитель исследовательской темы WLE по анализу решений и информационным системам, объясняет концепцию:

    «В каком-то смысле это похоже на создание совершенно новой системы обучения, а не на настройку группы целей.Использование анализа решений помогает людям принимать лучшие решения и делать лучший выбор. Нам нужно работать над сбором правильной информации, необходимой для улучшения процесса принятия решений на местах. Теперь у нас есть инструменты для этого».

    Итак, как определить наиболее полезные индикаторы? Предпосылка основывается на выявлении критических неопределенностей в реальных решениях, с которыми сталкиваются заинтересованные стороны, и на работе по уменьшению этих неопределенностей.

    Шеперд и его коллеги предлагают пять ключевых принципов реализации подхода к анализу решений:

    1. Замените целевые показатели показателями рентабельности инвестиций.Другими словами, лица, принимающие решения, должны инвестировать туда, где вероятность положительной отдачи для людей и окружающей среды является самой высокой
    2. .
    3. Решения о вмешательстве модели: вместо того, чтобы начинать с определения показателей, сначала рассмотрите вмешательства, необходимые для достижения определенной цели, а затем определите соответствующие показатели
    4. Интеграция экспертных знаний. Экспертные знания могут помочь заполнить пробелы и улучшить решения там, где данных мало
    5. Включить неопределенность в деятельность по моделированию. Учет неизвестных, включая социальные и поведенческие факторы, является ключом к обоснованным предположениям
    6. .
    7. Измеряйте наиболее информативные факторы: не тратьте деньги на измерение и отслеживание индикаторов, которые не имеют большого значения

    Но готовы ли специалисты по развитию, инвесторы и другие лица, принимающие решения, к таким значительным переменам?

    «Я думаю, что это потребует управления, пилотирования и подтверждения применения, потому что это совершенно другой подход к тому, что многие знают в разработке.Потребуется немало работы, чтобы внести изменения, однако мы видели, как этот переход происходит в других областях», — говорит Шепард.

    Shepherd недавно пригласили стать членом новой Тематической группы по данным для устойчивого развития Сети ООН по поиску решений в области устойчивого развития, что может быть одним из признаков того, что инвесторы и лица, принимающие решения, готовы принять такой переход.

    Блог Thrive: исследователи предлагают лучший способ инвестировать в ЦУР

    Выход за рамки индикаторов для достижения ЦУР на национальном уровне

    Другие усилия WLE осуществляются на национальном уровне, когда ученые поддерживают страны как в определении целей и показателей, так и в выходе за их пределы с учетом местного контекста при реализации и мониторинге инициатив, направленных на содействие прогрессу в достижении ЦУР.

    Например, ученые из Bioversity International и другие партнеры работают с правительствами в регионах Вольта и Нил в Африке, чтобы найти способы использовать ЦУР для сохранения окружающей среды и благополучия человека. Ученые изучают, как можно оценить, смоделировать и представить связи между экосистемными услугами и ЦУР. Цель состоит в том, чтобы информировать о рациональном управлении окружающей средой при принятии решений и помочь странам в достижении ЦУР.

    Ключевые задачи включают установление реалистичных национальных целей и определение индикаторов, которые потенциально могут отражать прогресс в достижении таких целей, при этом учитывая местные условия, компромиссы и возможности.

    Исследователи из WLE предложили 33 потенциальных и научно обоснованных индикатора ЦУР. После представления в SDSN некоторые из этих показателей были включены в качестве заполнителей в окончательный список показателей, предложенных сетью для Статистической комиссии ООН, что считается важным результатом.

    Чтобы дополнительно доказать, как такие индикаторы повлияют на принятие решений в отношении экосистемных услуг, голода, здоровья, энергии, воды и окружающей среды, ученые тестируют недавно разработанные инструменты анализа сценариев в Гане, Буркина-Фасо, Кении и Танзании.

    Ученые WLE также работают над тем, чтобы предоставить странам Африки более качественные данные о состоянии земель, которые могут помочь как в мониторинге, так и в принятии решений, конкретно связанных с ЦУР 15 по защите лесов и прекращению деградации земель. Например, Служба информации о почвах Африки, в создании которой участвует WLE, использует новую спектральную технологию анализа почвы и растений для картирования свойств почвы в Африке, помогает странам создавать национальные системы наблюдения за состоянием земель и делает услуги по анализу почвы доступными для мелких землевладельцев. фермеры.Таким образом, ученые предоставляют данные и инструменты, которые могут помочь направлять и отслеживать прогресс в достижении ЦУР 15.

    Еще одна инициатива, связанная с ЦУР 15, представляет собой сотрудничество с советом министров Управления бассейна реки Вольта, который разработал стратегический план действий на сумму 51 миллион долларов США (2014–2024 годы) по «сохранению и восстановлению функций экосистем» для оценки воздействия на средства к существованию и экономической стоимость предлагаемых мероприятий по восстановлению экосистемы в бассейне.

    ИВМИ опубликовал флагманский отчет «На цель для людей и планеты», который включает инструменты, решения и извлеченные уроки, имеющие отношение к реализации ЦУР.Публикация и аналогичные мероприятия также призваны помочь правительствам.

    Уникальная возможность изменить будущее

    ЦУР определят глобальные процессы развития на долгие годы, и многие надеются, что они станут последним шагом на пути к искоренению крайней нищеты.

    WLE, ориентированный на пересечение человеческого развития и экологической устойчивости, имеет уникальную возможность изменить ситуацию к лучшему. Доказано, что инвестиции в сельское хозяйство сокращают бедность гораздо быстрее и с меньшими затратами, чем инвестиции в любой другой сектор.Таким образом, стимул к поиску способов смягчения неблагоприятных последствий таких инвестиций, включая деградацию окружающей среды, огромен, и потенциальная отдача для окружающей среды и благосостояния людей столь же велика.

    WLE обязуется вместе с остальной частью CGIAR поддерживать реализацию ЦУР. Программа продолжит вносить свой вклад в глобальные политические процессы и работать напрямую со странами-членами ООН на глобальном юге, чтобы сократить бедность и голод путем создания более устойчивых систем сельскохозяйственного производства, объединяющих сельское хозяйство и природу для благополучия человека.

    ученых WLE внесли свой вклад в достижение следующих ЦУР:

    ЦУР 2: Продовольственная безопасность, питание и устойчивое сельское хозяйство

    • 2.4: Устойчивые системы производства продуктов питания и устойчивые методы ведения сельского хозяйства

    ЦУР 6: Вода и санитария для всех

    • 6.2: Надлежащие и справедливые санитарные условия
    • 6.3: Качество воды
    • 6.4: Эффективность использования воды

    ЦУР 7: Устойчивая и возобновляемая энергия для всех

    ЦУР 13: Борьба с изменением климата и его последствиями

    • 13.1: Устойчивость к климатическим опасностям

    ЦУР 15: Защита лесов, борьба с опустыниванием и прекращение деградации земель и утраты биоразнообразия

    • 15.1: Сохранение, восстановление и устойчивое использование наземных и внутренних пресноводных экосистем

    (Источник: Презентация Джереми Берда на SWWW 2015)

    Новости

    Сопоставление экосистемных услуг с Целями в области устойчивого развития

    Рабочая группа, возглавляемая Bioversity International при финансовой поддержке WLE, работает над тем, благополучие путем выявления связей между экосистемными услугами и достижением целей ЦУР.

    Сообщение в блоге

    Сообщение в блоге

    Вода течет через ЦУР

    Чуть более года назад делегаты Организации Объединенных Наций подготовили первый согласованный набор Целей устойчивого развития для всего мира. Среди ЦУР, которые призваны покончить с бедностью и обеспечить устойчивое управление природными ресурсами Земли, в ходе переговоров неоднократно возникала важнейшая роль воды.

    Сообщение в блоге

    Сообщение в блоге

    Обозначение почвы для ЦУР

    Почва и ее значение для выживания человека не привлекали такого внимания с 1970-х и 1980-х годов.Но когда почвы вернутся на высокие столы политиков, кто станет победителем? Компании по производству удобрений или мелкие землевладельцы? Захватчики земли или голодные?

    Включение экосистем в ЦУР

    Исследовательская программа CGIAR по воде, земле и экосистемам (WLE). 2015. Включение экосистем в ЦУР. Коломбо, Шри-Ланка: Исследовательская программа КГМСХИ по воде, земле и экосистемам (WLE). 5р.

    %PDF-1.2 % 279 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 279 86 0000000016 00000 н 0000002071 00000 н 0000002250 00000 н 0000002281 00000 н 0000002338 00000 н 0000002869 00000 н 0000003296 00000 н 0000003363 00000 н 0000003543 00000 н 0000003688 00000 н 0000003826 00000 н 0000003987 00000 н 0000004149 00000 н 0000004293 00000 н 0000004442 00000 н 0000004610 00000 н 0000004788 00000 н 0000004949 00000 н 0000005098 00000 н 0000005266 00000 н 0000005424 00000 н 0000005556 00000 н 0000005692 00000 н 0000005828 00000 н 0000005964 00000 н 0000006100 00000 н 0000006236 00000 н 0000006372 00000 н 0000006508 00000 н 0000006644 00000 н 0000006780 00000 н 0000006916 00000 н 0000007053 00000 н 0000007190 00000 н 0000007327 00000 н 0000007464 00000 н 0000007601 00000 н 0000007738 00000 н 0000007875 00000 н 0000008012 00000 н 0000008149 00000 н 0000008285 00000 н 0000008422 00000 н 0000008559 00000 н 0000008656 00000 н 0000008751 00000 н 0000008844 00000 н 0000008937 00000 н 0000009030 00000 н 0000009124 00000 н 0000009218 00000 н 0000009479 00000 н 0000009689 00000 н 0000009870 00000 н 0000010679 00000 н 0000010893 00000 н 0000011000 00000 н 0000011700 00000 н 0000011723 00000 н 0000012810 00000 н 0000012832 00000 н 0000013546 00000 н 0000013568 00000 н 0000014441 00000 н 0000014463 00000 н 0000014668 00000 н 0000015387 00000 н 0000015593 00000 н 0000016381 00000 н 0000017357 00000 н 0000017380 00000 н 0000017587 00000 н 0000018279 00000 н 0000018378 00000 н 0000018445 00000 н 0000019767 00000 н 0000019790 00000 н 0000021113 00000 н 0000021136 00000 н 0000022480 00000 н 0000022503 00000 н 0000022582 00000 н 0000023800 00000 н 0000025503 00000 н 0000002379 00000 н 0000002847 00000 н трейлер ] >> startxref 0 %%EOF 280 0 объект > эндообъект 281 0 объект [ 282 0 Р ] эндообъект 282 0 объект > /Ф 322 0 Р >> эндообъект 283 0 объект > эндообъект 363 0 объект > поток Hb«`f`f`g`ǀ

    Экосистемы и устойчивое развитие V

    Отредактировал: Е.Tiezzi, Сиенский университет, Италия, C.A. Brebbia, Технологический институт Уэссекса, Великобритания, S. Jorgensen, Университет фармацевтических наук, Дания и D. Almorza Gomar, Кадисский университет, Испания

    Помимо специфического измерения личности, обучение является основной характеристикой жизни. Переключив наше внимание на локальные системы, мы можем рассматривать экосистемы и традиционные сообщества как обучающиеся «разумы», согласно мысли Бейтсона. Мы называем мудростью окружающей среды явное знание, возникающее в результате длительных периодов совместной эволюции людей и природы в локальных системах, выпавших на одну долю.Экологическая мудрость возникает как из проб и ошибок, так и из более тонких видов знания, включающих эстетику и интуицию. Он откладывается как традиция или религия и вносит большой вклад в создание ландшафтов, поддерживая жизнь экосистем и людей.

    Мы считаем, что для того, чтобы выжить, местные сообщества должны воссоединиться со своей биологической основой. В качестве первого варианта нам нужно обратить новое внимание на наши границы: не избегать контактов, обменов, перекрестного оплодотворения с другими людьми и другими землями, а уменьшить влияние глобализации и сохранить культурное биоразнообразие.

    Только сеть эгоцентричных общающихся сообществ может обеспечить достаточную основу разнообразия для достижения долгосрочной устойчивости. Мы считаем, что переживаем момент общего кризиса, переходный период повторного обучения, который по своей сути неопределенен, и поэтому мы должны расширять нашу культурную и технологическую базу, избегая гомогенизации как основного источника хрупкости.

    Эта книга содержит материалы пятой Международной конференции по экосистемам и устойчивому развитию.С более чем 70 вкладами, разделенными на такие разделы, как: Биоразнообразие; Сохранение и управление экологическими территориями; Экологическая и экологическая политика; управление природными ресурсами; Восстановление поврежденных участков и дистанционное зондирование.

    ИНТЕРАКЦИОННАЯ ПЕРСПЕКТИВА — Департамент экономики сельского хозяйства, социологии и образования

    За последние три десятилетия как общественность, так и политики стали все больше беспокоиться о негативных последствиях деятельности человека.В 1980-е годы концепция устойчивого развития стала популярным решением сложной проблемы удовлетворения материальных потребностей современного населения при одновременном сохранении целостности окружающей среды. Вместо того, чтобы противопоставлять экономический рост защите окружающей среды, сторонники устойчивости изменили условия дебатов, сосредоточив внимание на «…развитии, которое удовлетворяет потребности настоящего, не ставя под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности» (Всемирная комиссия по Окружающая среда и развитие, 1987:43).Неопределенность этого определения, возможно, способствует его растущей популярности среди международных агентств по развитию, государственных политиков, ученых и активистов-экологов. Как отмечают Леле (1991) и Кортен (1992), устойчивость стала стандартным компонентом риторики развития. Даже когда экономический рост является основной целью проекта развития, по крайней мере мимолетно упоминается вопрос экологической устойчивости (Korten, 1992). Эта новая легитимность побудила ученых расширить круг вопросов, к которым может применяться устойчивость.Потенциально важным событием в этом направлении стало появление литературы, касающейся концепции устойчивого сообщества и его логического партнера, устойчивого развития сообщества (Van der Ryn and Calthorpe, 1986; Kemmis, 1990; Fowler, 1991; Rees and Roseland, 1991; Hill, 1992; Bray, 1993; Perks and Van Vliet, 1993; Chamberland, 1994; Gibbs, 1994).

    В этой статье мы обобщаем этот разнообразный массив исследований, начинаем очерчивать основные черты определения устойчивого сообщества и оцениваем препятствия и возможности, которые необходимо учитывать, когда мы думаем о том, как развивать устойчивые сообщества.Однако прежде чем перейти к этим задачам, необходимо остановиться на устойчивом развитии более подробно, поскольку это понятие, по которому существуют серьезные разногласия. Более того, любое определение «устойчивого сообщества» зависит от выбранного определения устойчивого развития.


    УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ: ДВА ВЗГЛЯДА

    Большинство определений устойчивого развития основано на справедливости между поколениями, которая выражается в идее о том, что «…нынешнее поколение не должно ставить под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои материальные потребности и наслаждаться здоровая окружающая среда» (Batie, 1989:1084) (сноска 1994 года в выпуске журнала «Economic Affairs» для противоположной точки зрения, которая не основывает определение устойчивого развития на идее межпоколенческой справедливости).Сторонники устойчивого развития согласны с тем, что использование ресурсов в настоящем не должно приводить к снижению уровня жизни будущих поколений. Несмотря на это, существуют две довольно разные интерпретации того, как может быть достигнута устойчивость, и они приводят к разным определениям устойчивого развития.


    Представление 1: Определение ограниченного роста

    Первое определение устойчивого развития можно отнести к понятию ограниченного экономического роста.Сторонники этой позиции утверждают, что устойчивое развитие — это «…стремление к росту с учетом экологических ограничений» ; (Бэти, 1989:1084). Этот подход к развитию включает в себя два отдельных этапа. Во-первых, должны быть установлены договорные отношения, основанные на экологических критериях. Только тогда можно будет преследовать стандартную утилитаристскую цель максимизации экономической отдачи.

    Определение ограниченного экономического роста мало чем отличается от стандартных неоклассических подходов к экономическому развитию.Он просто уточняет максимизацию полезности, добавляя экологические соображения. Рост, хотя и осуществляется более медленным и более экологически чувствительным образом, по-прежнему остается главной целью. Это определение доминирует в официальном дискурсе. Как отмечает Кортен (1992), несмотря на то, что Комиссия ООН по окружающей среде и развитию (1987) подробно описала последствия нерегулируемого роста для окружающей среды, она, тем не менее, пришла к выводу, что устойчивость зависит от непрерывного роста: «Если значительная часть развивающегося мира экономических, социальных и экологических катастроф необходимо оживить глобальный экономический рост» (цитируется по Korten, 1992: 161).Этот вывод, по словам Кортена, противоречит собственному анализу Комиссии, «…что коренными причинами проблемы являются рост и чрезмерное потребление» (Korten, 1992:161). По его мнению, продолжающийся рост, даже если он планируется с учетом экологических соображений, игнорирует все больше свидетельств того, что экономические требования, которые мы предъявляем к окружающей среде, теперь превышают то, что может выдержать экосистема.

    Другие критики подхода ограниченного роста (Дейли и Кобб, 1989; Леле, 1991) утверждают, что приравнивание устойчивого развития к устойчивому росту противоречиво и вводит в заблуждение.Леле (1991:609) резюмирует эту точку зрения:

      «Если развитие воспринимается как синоним роста потребления материалов, что часто происходит даже сегодня, то УР (устойчивое развитие) будет означать «поддержание роста потребления материалов». предположительно на неопределенный срок). Но такая идея противоречит общепринятому сейчас признанию существования «предельных пределов» [полезных ресурсов]. В лучшем случае можно было бы утверждать, что в определенных регионах мира необходим рост потребления некоторых основных товаров на душу населения. в краткосрочной перспективе.Использование термина «устойчивое развитие» как синонима «устойчивого роста» (Idachaba, 1987)… таким образом, является вводящим в заблуждение использованием термина или, в лучшем случае, краткосрочным и локализованным понятием, которое идет вразрез с долгосрочной перспективой. глобальная перспектива УР» (Lele, 1991:609).

    Использование этого термина в этом контексте часто является механизмом, с помощью которого правительства и международные агентства по оказанию помощи, как обычно, кооптируют и умиротворяют оппозицию росту (Buttel and Gillespie, 1988 Короче говоря, критики подхода ограниченного роста к устойчивому развитию видят в нем дымовую завесу, скрывающую разрушительные для окружающей среды последствия традиционных стратегий развития (Worster, 1995).


    Определение поддержания ресурсов

    Второе определение устойчивого развития можно назвать подходом поддержания ресурсов. Эта позиция коренится в критических замечаниях, рассмотренных выше, и делает акцент на поддержании существующих и будущих ресурсов, а не на постоянном росте . Здесь усилия сосредоточены на минимизации нашего воздействия на окружающую среду и использование природных ресурсов при одновременном удовлетворении материальных потребностей людей (Batie, 1989: 1085).В этих рамках экономическое развитие не достигается за счет определения устойчивого уровня роста и достижения традиционных целей экономического развития. Вместо этого защита природных ресурсов является явной целью и ставится в один ряд с экономическими соображениями.

    Подход к сохранению ресурсов требует фундаментального переосмысления нашего отношения к окружающей среде, моделям потребления и стандартам жизни. Это наиболее ясно (а некоторые сказали бы радикально) сформулировано сторонниками движения «глубинной экологии», такими как Арне Нэсс.Главными изменениями, требуемыми в подходе к сохранению ресурсов, являются: признание внутренней ценности природной среды и всех форм жизни; удовлетворение жизненных потребностей, а не желаний; антипотребительство и минимизация личного имущества; и использование простых и подходящих технологий, когда это возможно (Naess, 1995).

    Прежде всего, то, что отличает подход поддержания ресурсов от модели ограниченного роста, — это совершенно другое определение развития.Вслед за Редклифтом (1987) Янарелла и Левин (1992:762) утверждают, что развитие следует понимать в явном виде с точки зрения экологической устойчивости: , Редклифт показывает, как сложные экосистемы, такие как влажные тропические леса, достигают экологической устойчивости или гомеостатического баланса, или то, что естественные экологи называют «климаксными системами» с большим разнообразием, большой биомассой и высокой стабильностью за счет защиты от быстрых изменений и «за счет сдвигов потоков энергетической системы». от производства к обслуживанию самой системы.Напротив, отмечает он (Редклифт), населенные пункты обычно стремятся остановить такие экосистемы на ранних стадиях экологической сукцессии, когда выход продуктов высок, но стабилизирующие элементы органического вещества и биомассы не накапливаются. Таким образом, высокая производительность в этих экосистемах достигается за счет нарушения стратегии природы по максимальной защите или адаптации.

    С этой точки зрения рост определяется как «…количественное расширение физических измерений экономической системы, тогда как развитие должно относиться к качественному изменению физически не растущей экономической системы, находящейся в динамическом равновесии с окружающей средой» (Daly и Кобб, 1989:71).В основе этого различия лежит идея о том, что Земля конечна и не растет, и что любая физическая подсистема также должна в конечном итоге стать нерастущей. Таким образом, нет смысла говорить об устойчивом росте, поскольку эта концепция противоречива (Daly and Cobb, 1989:72). С другой стороны, устойчивое развитие, поскольку оно сосредоточено на сохранении ресурсов, не содержит противоречий.

    Следует, однако, отметить, что даже среди сторонников подхода поддержания ресурсов существуют разногласия по поводу того, в какой степени созданный человеком и природный капитал должны поддерживаться раздельно.Сторонники того, что Дейли и Кобб (1989:72) называют «слабой устойчивостью», предполагают, что общий запас созданного человеком и природного капитала должен сохраняться. Эта линия рассуждений основана на предположении, что человеческий и природный капитал можно легко заменить в большинстве производственных функций. На практике это означает, что по мере истощения природного капитала это должно компенсироваться приростом человеческого капитала. Подход «сильной устойчивости» к поддержанию ресурсов по определению отвергает идею о том, что рост капитала, созданного человеком, может компенсировать постоянную потерю природных ресурсов (Daly and Cobb, 1989: 72).Сторонники этой позиции утверждают, что человеческий и природный капитал должны поддерживаться раздельно, поскольку «… они скорее дополняют, чем заменяют большинство производственных функций» (Daly and Cobb, 1989:72).


    УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ

    Хотя мы описали подход ограниченного роста и подход сохранения ресурсов так, как будто между ними мало общего, на практике различия не столь очевидны. Во-первых, большинство сторонников обеих позиций согласны с тем, что равенство между поколениями играет центральную роль в любом обсуждении устойчивости.Более того, те, кто придерживается подхода ограниченного роста, признают, что богатые страны Севера должны сократить потребление природных ресурсов и потребительских товаров, и они согласны с тем, что усилия по достижению устойчивости «… должны признавать экологическую взаимозависимость, а также взаимозависимость человека и природной среды» (Castle, 1993:281).

    Со своей стороны, сторонники Подхода Поддержки Ресурсов с трудом проводят жесткое различие между ростом и развитием.Некоторые допускают, например, что краткосрочный экономический рост в некоторых частях мира может быть необходимой предпосылкой устойчивого развития (Lele, 1991). На самом деле, учитывая степень проникновения капиталистического развития и его системы верований в слаборазвитые страны, для Севера может быть политически невозможно требовать, чтобы наши менее удачливые соседи проводили политику, строго придерживающуюся идеи о том, что развитие… . . относится к качественному изменению физически нерастущей экономической системы, находящейся в динамическом равновесии с окружающей средой (Daly and Cobb, 1989:71).

    Хотя различия между этими точками зрения не тривиальны и не полностью совместимы, можно различить общие черты. Batie (1989:1085), например, предполагает, что оба определения могут быть включены в альтернативное мировоззрение, характеризующееся следующими компонентами:

    • представление о том, что биосфера налагает ограничения на экономический рост,
    • выраженное недоверие к наука или технология как основное средство, с помощью которого можно добиться улучшения жизни людей,
    • крайнее неприятие экологических рисков,
    • поддержка перераспределительной справедливости и эгалитарной этики и политики,
    • забота о росте населения и вера в мудрость развития человеческого капитала , и
    • выживание видов и защита окружающей среды и культур меньшинств являются целями, которые не менее важны, чем экономический рост (Batie, 1989:1085).

    Очевидно, что это определение больше всего напоминает подход ограниченного роста к устойчивому развитию. Тем не менее, он достаточно всеобъемлющий, чтобы охватить все версии каждого определения, кроме самых экстремальных. Такой подход обеспечивает пространство для компромисса, которого не хватает в большинстве дебатов о значении устойчивого развития. Это важно, если мы хотим выйти за рамки поляризующих аргументов, которые регулярно сопровождают споры об экономическом развитии и защите окружающей среды. Следовательно, в оставшейся части этого документа устойчивое развитие будет относиться к широким регулирующим принципам, изложенным выше.


    ОТ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ К
    УСТОЙЧИВЫМ СООБЩЕСТВАМ

    Политические и культурные трудности, связанные с попытками достижения устойчивости на глобальном уровне, являются одним из ключевых оправданий для устойчивых сообществ. Сторонники устойчивых сообществ утверждают, что стратегии глобального или национального масштаба, как правило, предотвращают «….значительные и согласованные политические действия» (Yanarella and Levine, 1992a:764). На этих уровнях масштаб требуемых изменений настолько велик, что проблемы координации и сотрудничества между политическими единицами обязательно будут огромными. Более того, те, кто поддерживает устойчивость в широком масштабе часто изображают экологические проблемы в таких апокалиптических терминах, что они

      …иногда возвращаются к языку технократического планирования и управления и говорят о необходимости глобальных экологических планировщиков в международных агентствах, которые должны работать с национальными политическими элитами. и многонациональные корпоративные лидеры для управления этими экологическими кризисами.Проблема в том, что эти технократические замыслы и стратегии лишь дублируют социальные и организационные формы и механизмы, которые в первую очередь помогли создать экологическое состояние, с которым мы столкнулись (Yanarella and Levine, 1992a: 766)

    Согласно критикам глобальных подходов к устойчивость, такое решение оставляет на месте отношения господства. В таком сценарии те, кто контролирует ресурсы (и кто несет ответственность за многие решения и действия, нанесшие ущерб окружающей среде), также несут ответственность за наведение порядка.Результатом является кризисное мышление, которое полагается на технологические решения, которые можно использовать в качестве пластыря для временного исправления более крупных структурных проблем. С этой точки зрения, устойчивое развитие в глобальном масштабе может на самом деле укрепить экономические и социальные условия, которые поддерживают неустойчивую практику, «… особенно когда такие «пластырные» решения приводят к ситуациям, когда эти более глубокие экологические проблемы остаются ниже порога общественного внимания. внимание и политический импульс для более фундаментальных изменений могут рассеяться» (Янарелла и Левин, 1992а: 766).

    В отличие от этого, если сосредоточить внимание на устойчивости на местном уровне, изменения можно увидеть и почувствовать более быстро. Чтобы говорить об «устойчивом обществе» или «устойчивом мире», требуется уровень абстракции, бессмысленный для большинства людей. Этот простой факт чрезвычайно затрудняет формирование и поддержание политической воли, необходимой для широкомасштабного внедрения устойчивых методов. Локальность, напротив, представляет собой уровень социальной организации, на котором наиболее остро ощущаются последствия деградации окружающей среды и наиболее заметно успешное вмешательство.Эта комбинация факторов, возможно, создает климат, более благоприятный для долгосрочной политической мобилизации, которая подразумевается термином «устойчивое развитие». Более того, как отмечают Янарелла и Левин (Yanarella and Levine, 1992a:769), устойчивое развитие сообщества может в конечном счете быть наиболее эффективным средством демонстрации возможности достижения устойчивости в более широком масштабе именно потому, что оно помещает концепцию устойчивости «… в контекст, в котором он может быть подтвержден как процесс.Короче говоря, в той мере, в какой могут быть задокументированы конкретные примеры устойчивого развития, улучшаются перспективы широкого принятия и применения этой идеи. с точки зрения экологических проблем, обеспеченности природными и человеческими ресурсами, уровней экономического и социального развития, а также физических (т. е. геологических и топографических) и климатических условий.Учитывая такую ​​неоднородность, нет особого смысла отстаивать универсальный подход к устойчивому развитию. Подход на уровне сообщества позволяет разрабатывать политику, учитывающую возможности и ограничения, присущие конкретным местам.


    УСТОЙЧИВОЕ СООБЩЕСТВО: ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

    Одно дело отстаивать стратегию устойчивого развития, основанную на устойчивом развитии сообщества. Совсем другое дело определить и описать элементы, необходимые для достижения устойчивого сообщества.По большей части определения устойчивого развития сообщества аналогичны определениям устойчивого развития, рассмотренным выше. Основное отличие заключается в явном сокращении географического охвата: устойчивое развитие сообщества является локальным. Рассмотрим следующие репрезентативные определения устойчивого развития сообщества:

      Экологически устойчивое городское экономическое развитие можно определить как местные экономические изменения, которые способствуют глобальной экологической устойчивости, а также улучшают местную природную и искусственную городскую среду.Устойчивое развитие способствует усилению местного контроля над решениями в области развития, и такие стратегии развития «снизу вверх» потребуют передачи полномочий по принятию решений на местный уровень. . . (Гиббс, 1994:106-107).

      Strong Устойчивость имеет серьезные последствия для городской формы, для материальной основы городской жизни и для общественных социальных отношений, которые должны быть выражены в виде практических мер при планировании (канадских) сообществ. Эти меры должны подчеркивать эффективное использование городского пространства, сокращение потребления материальных и энергетических ресурсов, улучшение административных и плановых процессов с учетом сопутствующих социально-экономических и экологических сложностей.. . устойчивое развитие подразумевает, что использование энергии и материалов находится в равновесии с такими процессами «природного капитала», как фотосинтез и ассимиляция отходов (Rees, 1990a, b). Это, в свою очередь, подразумевает повышение самообеспеченности сообщества и региона для снижения зависимости от импорта … Выгоды будут заключаться в сокращении энергетических бюджетов, снижении потребления материалов и меньшем, более компактном городском образце с вкраплениями продуктивных площадей для сбора энергии для выращивания сельскохозяйственных культур и перерабатывать отходы (Ван дер Рин и Калторп, 1986, с.ix) (Риз и Роузланд, 1991:17).

      В процессе объединения людей на относительно небольшой территории и обеспечения необходимого форума для гражданской жизни устойчивый город служит средством децентрализации и локализации экономического производства и торговли и, таким образом, сохранения социального излишка местной экономики для самодостаточность и самосовершенствование общества. Точно так же местная, децентрализованная экономика, организованная вокруг вариантов пути мягкой энергии, соответствующих технологий и квалифицированных рабочих, создает основу для преодоления исторического антагонизма между городом и деревней, экономического роста и здоровья окружающей среды.При этом экологический город может служить рабочей моделью, преимущества, уроки и последствия которой могут распространяться вовне, затрагивая все больше и больше черт современного общества (Янарелла и Левин, 1992b, 305).

      Устойчивое развитие подразумевает, что использование энергии и материалов в городской местности находится в балансе с тем, что регион может постоянно обеспечивать за счет естественных процессов, таких как фотосинтез, биологическое разложение и биохимические процессы, поддерживающие жизнь. . . Новые городские технологии станут менее зависимыми от ископаемого топлива и будут больше полагаться на информацию и тщательную интеграцию с биологическими процессами (Van Der Ryn and Calthorpe, 1986: viii).

    Эти определения устойчивого развития сообщества подчеркивают важность достижения баланса между экологическими проблемами и целями развития при одновременном укреплении местных социальных отношений; устойчивые сообщества не только защищают и улучшают окружающую среду, но и способствуют созданию более гуманных местных сообществ. Хотя взаимосвязь четко не сформулирована, местный контроль над решениями по развитию, по-видимому, является основным средством, с помощью которого может быть достигнуто устойчивое развитие сообщества.Такие фразы, как «передача полномочий по принятию решений на местный уровень», «увеличение самообеспеченности сообщества» и «локализация экономического производства и торговли», предполагают очень активную модель сообщества, которая предполагает, что сообщества обладают относительно полной таблицей социальных организация, и что составляющие ее акторы, группы, ассоциации и институты не только способны мобилизоваться для коллективных, долгосрочных действий, но и регулярно участвуют в этом процессе.

    Предположение о том, что сообщества могут и действительно действуют, проблематично в нескольких отношениях.Во-первых, исследования общественной активности задокументировали серьезные пробелы в местной социальной организации и недостаток действий, ориентированных на местные условия (Wilkinson, 1991), особенно в сельской местности. Сообщества, конечно, действуют, но обычно они делают это с перерывами и главным образом в ответ на некоторый предполагаемый кризис (Tilly, 1973; Luloff, 1990; Wilkinson, 1991). Даже в сообществах, которые можно охарактеризовать как активные, наблюдается относительно низкая координация между участниками и действиями; различные заинтересованные группы преследуют определенные цели в значительной степени изолированно друг от друга (Bridger, 1992).Во-вторых, имеющиеся данные, касающиеся местных усилий по экономическому развитию — аспекта жизни сообщества, который, несомненно, будет играть важную роль в стратегиях создания устойчивых сообществ, — позволяют предположить, что лидерство и участие ограничиваются в первую очередь экономической элитой, чей интерес к развитию часто больше связан с делать с частной прибылью, чем с общественным благополучием (Molotch, 1976; Logan and Molotch, 1987). Наконец, как утверждает Уоррен (Warren, 1972), исторические события, такие как расширение контактов и зависимость от внеместных институтов и источников дохода и занятости, подорвали местную автономию.С укреплением этой тенденции «… центр принятия решений… часто смещается за пределы сообщества» (Warren, 1972: 53). Хотя решения, политика и программы должны в некоторых отношениях соответствовать нормам и желаниям сообщества, они часто формулируются за пределами сообщества без учета местных социальных, экономических или экологических последствий.

    Согласно Уоррену (1972) и другим наблюдателям (Берри, 1993; Сакс, 1995) из усиления вертикальных связей вытекают два следствия.Во-первых, местные сообщества и их экономика все больше втягиваются в глобальную экономическую систему, характеризующуюся чрезвычайной мобильностью капитала и использованием мест как не более чем производственных площадок; когда определенное место больше не приносит прибыли, лица, принимающие решения, просто переносят операции в другое место. Зависимость и уязвимость, порожденные этой ситуацией, оставляют мало места для маневра во времена экономической неопределенности.

    Вторым предполагаемым следствием роста вертикальных связей является снижение значимости сообщества как социальной единицы.Здесь логика рассуждений заключается в том, что, поскольку местные сообщества были поглощены более широким обществом, «…коллективные чувства и личная привязанность к местности» (Куба и Хаммон, 1993: 114) ослабли. Отдельные лица и организации ориентированы на события за пределами местного сообщества и менее заинтересованы и вовлечены в местные дела (Уоррен, 1972). Эта тенденция, согласно Meyrowitz (1986), усугубляется технологическими достижениями в области связи и транспорта, которые позволяют людям поддерживать разнообразные отношения, больше не основанные на близости к месту жительства.С этой точки зрения американцы утратили чувство места и социальные отношения, которые зависели от общего опыта совместной жизни и совместной работы.

    Взятые вместе, это мощные аргументы, и они предполагают, что изображение устойчивого сообщества с точки зрения экономической самодостаточности и местной власти принятия решений — не более чем романтическая тоска по мифическому прошлому (Bender, 1978), которое игнорирует текущие социальные и экономические условия. Хотя этот вывод может быть преждевременным, необходимо критически оценить перспективы значимых действий на низовом уровне.Такая оценка требует, в свою очередь, реалистического представления о современном обществе. Ключевой вопрос, который необходимо задать, заключается в следующем: в какой степени описанные выше изменения подорвали местные формы сообщества?

    В качестве первого шага необходимо признать очевидную важность внешних связей. Корпоративные инвестиционные решения и макроэкономические изменения оказывают как положительное, так и отрицательное влияние на отдельные сообщества. Фактически, по мере глобализации экономики судьба многих местностей, вероятно, станет еще более зависеть от решений и политики, принимаемых в других местах.Нет никаких сомнений и в том, что технический прогресс снизил социальную стоимость пространства и сделал возможным «… легкое поддержание рассредоточенных первичных связей» (Wellman, 1979: 1206). Сомнительно, что эти факторы разрушили или сделали неактуальным социальное взаимодействие между людьми, населяющими общую территорию.

    На сегодняшний день мало свидетельств того, что сообщество как феномен взаимодействия уступило место силам модернизации (Sampson, 1988; Cuba and Hummon, 1993).В самом деле, компоненты, которые социологи обычно называют важными для сообщества — местность, местное общество, коллективные действия и взаимная идентичность — продолжают зависеть от социального взаимодействия в своем существовании. Социальное взаимодействие — это «…всепроникающая черта общественной жизни, которая лежит в основе экологических, культурных, организационных и социально-психологических аспектов и придает им смысл» (Wilkinson, 1991:2). Хотя местное сообщество больше не является самодостаточным, четко ограниченным образованием, которым оно могло быть в далеком прошлом, это не устраняет того факта, что «люди живут вместе в местах….(и) продолжают ежедневно взаимодействовать друг с другом в процессе управления различными аспектами своей жизни» (Wilkinson, 1991:22). Короче говоря, для большинства людей место и связанные с ним отношения по-прежнему являются важной чертой.

    Конечно, границы этих поселений расплывчаты, и люди могут проводить значительную часть своего времени в местностях, отличных от той, в которой они проживают.Таким образом, община не обязательно совпадает с произвольной, а иногда искусственные муниципальные границы.Современные сообщества, как правило, имеют региональный характер с границами, определяемыми на практике моделями взаимодействия, пересекающими границы юрисдикции. Это означает, что поиск социологически значимых границ сообщества является индуктивной задачей. Анализ можно было бы начать на муниципальном уровне, но границы сообщества можно определить только путем отслеживания территориального охвата «… действий и связей между людьми» (Wilkinson, 1991: 24).

    Определение сообщества с точки зрения социального взаимодействия и утверждение, что местное сообщество остается значимой единицей социальной организации, не приводит непосредственно к полезному определению устойчивого сообщества или устойчивого развития сообщества.Утрата местной автономии и отсутствие общественного участия, о которых говорилось выше, являются огромными препятствиями, которые нельзя устранить дефиниционным указом. Однако интерактивная концепция сообщества может обеспечить основу для разработки стратегий, укрепляющих местные формы социальной организации (Wilkinson, 1991). Это важная отправная точка, поскольку в отсутствие жизнеспособных сообществ перспективы контролируемого и планируемого устойчивого развития местных сообществ туманны.


    ИНТЕРАКЦИОННЫЙ ПОДХОД К УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ СООБЩЕСТВА

    Если сообщество зависит от взаимодействия, то само собой разумеется, что если взаимодействие подавляется, сообщество ограничено (Wilkinson, 1991).На практике, конечно, сообщество всегда ограничено, потому что существуют неизбежные барьеры для социального взаимодействия. Группы постоянно формируются, распадаются и реформируются по различным интересам. Этот процесс может влиять на модели локального взаимодействия несколькими способами.

    Концепция социальных полей дает полезный способ начать думать об этом вопросе. Социальные поля можно определить как слабо ограниченные арены взаимодействия в местном населении (Wilkinson, 1991). С интеракциональной точки зрения предполагается, что сообщество состоит из нескольких более или менее обособленных социальных полей, через которые акторы преследуют или выражают определенные интересы — не все из которых релевантны месту.Например, люди объединяются, чтобы преследовать интересы, связанные с классом, этнической принадлежностью, расой, профессией, экономическими целями и так далее. Эти поля взаимодействия можно рассматривать как «… вселенные дискурса, упорядоченные сети взаимного реагирования и арены социальной организации» (Maines, 1989: 107). Более того, поскольку у них схожие интересы, участники определенного социального поля часто приходят к выработке схожих перспектив и сходных определений одной и той же ситуации. Как пишет Мэйнс (1989:110): «Те, кто участвует в общих каналах коммуникации, обычно имеют общие взгляды.

    Участие в различных каналах коммуникации способствует не только различному восприятию мира, но также влияет на частоту и содержание локального взаимодействия. Например, нетрудно представить ситуации, в которых социальные поля так сильно разделены. по образу жизни, идеологии, социальному классу, расе или этнической принадлежности контакты между участниками или представителями этих полей крайне ограничены.Еще большее значение имеет возможность того, что различия во взглядах могут привести к очень разным определениям одной и той же ситуации.В этом случае может быть чрезвычайно трудно создать содержательный диалог. Хотя разные стороны могут говорить на одном языке, они могут говорить и на разных диалектах: «То, что имеет смысл для одного класса или гендерной позиции… может быть понятным, но неважным для другого» (Brown, 1987: 130).

    Это лишь некоторые из потенциальных барьеров для местного взаимодействия, и они указывают на необходимость четкого определения того, как сообщество зависит от социального взаимодействия. Если различные социальные поля внутри сообщества имеют мало опыта взаимодействия друг с другом или если они придерживаются радикально разных интересов или взглядов, маловероятно, что они смогут действовать сообща или вырабатывать взаимоприемлемые решения местных проблем (Bridger, 1994). .В такой ситуации, особенно если она повторяется с течением времени, взаимодействие между социальными полями подавляется, и маловероятно, что сообщество возникнет или сохранится среди местного населения (Luloff, Swanson, 1995).

    Результат этого обсуждения прост: Сообщество зависит от установления коммуникативных связей между различными полями взаимодействия. Должен существовать какой-то механизм хотя бы частичного преодоления партикуляристских позиций и точек зрения различных социальных полей.С точки зрения взаимодействия эти связи обеспечиваются полем сообщества.

      Поле сообщества, особое поле среди других полей деятельности сообщества, преследует не какой-то отдельный интерес, как можно сказать, что большинство других полей, а вместо этого преследует общий интерес сообщества. Действия в этом поле служат для координации других полей действий, более или менее организуя их (через неограниченный, динамический и эмерджентный процесс) в единое целое. В поле сообщества есть действующие лица, ассоциации и виды деятельности, как и в любом социальном поле; но интерес, который направляет эту область, — это интерес к структуре, а не к конкретным целям, таким как экономическое развитие или улучшение обслуживания.Структурный интерес в поле сообщества выражается посредством связывающих, координирующих действий, действий, которые выявляют и усиливают общность, которая пронизывает дифференцированные поля особых интересов в сообществе (Wilkinson, 1991: 90).

    Таким образом, поле сообщества обеспечивает связи, которые подчеркивают или фокусируют общие интересы в местных аспектах социальной жизни. Координирующие действия, предпринимаемые в сфере сообщества, не обязательно приводят к гармонизации различных интересов.Наоборот, действия в поле сообщества «… укрепляют общность, которая пронизывает различные поля особых интересов в сообществе» (Wilkinson 1991: 90). Благодаря этому процессу структура сообщества становится более инклюзивной, поскольку выражаются основные общие интересы, которыми обладают все действующие лица в силу их физического присутствия на общей территории. Он представляет собой способность (которая может быть скрытой) местных жителей работать над экологическим, социальным и экономическим благополучием (Wilkinson, 1991:88).

    Целенаправленные действия по созданию поля сообщества включают в себя развитие отношений по интересам. По мере того как эти отношения становятся более плотными, они обеспечивают социальный капитал (Coleman, 1988) в виде источников информации, взаимных обязательств и ожиданий, повышения доверия и, возможно, общих норм. Эти формы социального капитала можно рассматривать как ресурсы, облегчающие действия, направленные на достижение более конкретных целей. Например, информация является решающим фактором при принятии решений о том, следует ли следовать определенному направлению действий.И, как указывает Coleman (1988:S104), «… получение информации стоит дорого. Как минимум, она требует внимания, которого всегда не хватает». Однако по мере установления связей между различными интересами быстро множатся разнообразные и недорогие источники информации, что увеличивает вероятность того, что сообщества разработают инновационные подходы к развитию (Flora and Flora, 1993: 56).

    Поле сообщества, однако, хрупко и меняется со временем. Поскольку развитие сообщества неизбежно характеризуется борьбой за власть и конфликтами, это также является потенциальным препятствием для устойчивости.Те, кто стремится максимизировать рост и прибыль, получаемые в результате деятельности по экономическому развитию, часто расходятся с теми, кто пытается создать достаточно самодостаточные сообщества, которые в большей степени находятся в равновесии с местной экосистемой.

    Кто-то может предположить, что при отсутствии координирующих действий, защищающих общие интересы сообщества, посредничество может осуществляться посредством официальных публичных слушаний, правил землепользования, судебных разбирательств и т. д. Однако такие решения исторически были временными и узкими по своему охвату, особенно когда вопросы вращались вокруг конфликтов экономического развития и защиты окружающей среды.Изменения в зонировании для защиты открытых пространств или сельскохозяйственных угодий, например, являются временными мерами, которые обычно благоприятствуют определенной социальной сфере и могут быть легко отменены в случае смены местного органа управления (Bridger, 1992). Более того, даже когда муниципальные власти успешно вводят и обеспечивают соблюдение ограничений на землепользование, направленных на обеспечение устойчивости, непреднамеренным последствием может стать усиление деградации окружающей среды в других сообществах. Это, безусловно, относится к мерам контроля роста; населенный пункт, принимающий закон, может улучшить экологические условия в пределах своих муниципальных границ, но делает это за счет других территорий, которые должны поглотить рост, который произошел бы в отсутствие правил.Короче говоря, инструментальные или чисто технические подходы к устойчивости вряд ли будут успешными в долгосрочной перспективе и не обязательно будут способствовать экологической устойчивости на региональном, национальном или глобальном уровне.

    Чтобы избежать такого рода проблем, устойчивое развитие сообщества, вероятно, потребует того, что Кеммис (1990) называет политикой возможности. Этот тип политики основывается на сотрудничестве между гражданскими и общественными группами и готовности участвовать в содержательном диалоге со своими противниками, а не на процедурных основаниях и делегировании ответственности оплачиваемым и выборным должностным лицам (Mathews and McAfee, n.г). Это политика, основанная на прямом участии граждан и общественных групп. Этот вид совместного управления связывает политику возможностей с развитием и поддержанием поля сообщества. Без активного поля сообщества, обеспечивающего коммуникативные связи, которые создают социальный капитал и подчеркивают точки соприкосновения между противоборствующими группами, сомнительно, что какое-либо сообщество сможет достичь уровня доверия, необходимого для осмысленного решения сложных проблем, связанных с устойчивостью.

    Однако это не та политика, которая характеризуется исключительно рационально мотивированным соглашением (Habermas, 1984). На самом деле согласие имеет второстепенное значение. Политика возможности признает случайность и конфликт, с которыми неизбежно приходится сталкиваться всякий раз, когда ищутся решения сложных проблем. С этой точки зрения, «…рационально мотивированный диссенсус — столь же желательный результат, который следует поощрять, а не бояться как оскорбление коммуникативной этики» (Шалин, 1992: 258).Несогласие с точками зрения открывает пространство для понимания и предупреждает нас об опасностях и рисках, «… присущих альтернативным направлениям действий» (Шалин, 1992: 258). Именно через взаимный общественный дискурс — как консенсусный, так и конфликтный — должен происходить реалистичный поиск местных форм устойчивости. Целью этого процесса является создание точек соприкосновения, а не полное согласие или компромисс. Политика возможности ведет к «…разнообразным действиям… которые сообщество готово поддержать.Это не идеалистично; это практично» (Mathews and McAfee, nd:22).

    Kemmis (1990) представляет полезный пример того, как может выглядеть политика возможностей. В 1984 году целлюлозный завод на окраине Миссулы, штат Монтана, обнаружил, что его пруды-накопители были заполнены. В ответ на эту ситуацию владельцы фабрики обратились за разрешением на сброс части отходов фабрики в близлежащую реку. Когда об этом стало известно, была сформирована новая экологическая группа, которая обратилась к Montana Water. Бюро качества для выполнения заявления о воздействии на окружающую среду.Заявление о воздействии, конечно же, повлекло бы за собой длительный процесс общественных слушаний. Как говорит Кеммис (1990:114): «Процедурная республика набирала обороты со всем ее потенциалом для дебатов два на четыре, тупика и отчуждения». Но это не то, что произошло. Вместо этого владельцы заводов и защитники окружающей среды начали неофициальные встречи для обсуждения проблемы отходов. По мере развития этих дискуссий каждая сторона начала доверять и понимать мотивы другой. В конце концов им удалось выработать совместное решение, которое они представили Бюро качества воды.

    Этот пример также более ясно иллюстрирует, как поле сообщества возникает среди людей, живущих на одной территории, и как оно связано с политикой возможности. Поле сообщества возникает, когда в процессе взаимодействия люди осознают, что, несмотря на наличие особых интересов, присутствует общая забота о месте жительства. В случае с целлюлозным заводом обе стороны поняли, что «какими бы разнообразными и сложными ни были модели жизнеобеспечения, возникающие в пределах речной системы, как бы разнообразно они ее ни оценивали, это, в конце концов, одна и та же река». для всех….и если мы все хотим остаться здесь. . . тогда мы должны каким-то образом научиться жить вместе» (Kemmis, 1990: 117). Поле сообщества возникает, когда взаимодействующие стороны признают существование общего интереса, который выходит за рамки партикуляристских интересов различных социальных полей, составляющих сообщество. общественное поле». . . является как следствием, так и причиной действий сообщества в областях особого интереса. Оно возникает из других действий и полей, объединяя их общие черты» (Wilkinson, 1991:90).И как только эти линии связи установлены, они, как правило, усиливают вероятность того, что политика возможности станет структурной характеристикой жизни сообщества. Однако, как отмечалось выше, поле сообщества хрупко. Это, используя фразу Эверетта Хьюза (1971), «действующая деятельность», которая требует постоянных усилий для обеспечения развития отношений и поддержания открытых каналов связи.


    ОБСУЖДЕНИЕ

    Учитывая множество препятствий на пути к устойчивому развитию сообщества, о которых говорилось выше, сомнительно, что сообщества, которые вносят чистый вклад в глобальную устойчивость, могут быть созданы в ближайшем будущем.Тем не менее, планировщики и архитекторы прилагают усилия для разработки принципов проектирования, которые объединяют социальные, экономические и экологические аспекты региона в сбалансированное и целостное целое. Новый урбанизм, как называют это зарождающееся движение, фокусируется на строительстве районов и сообществ человеческого масштаба, характеризующихся смешанным землепользованием, которые поощряют альтернативные формы транспорта, такие как общественный транспорт, ходьба и езда на велосипеде. Другие элементы включают акцент на большое разнообразие типов жилья для удовлетворения потребностей разнообразного населения, сохранение сельскохозяйственных угодий и открытых пространств, а также строительство общественных пространств в качестве центральной черты общественной жизни.Прежде всего, сторонники нового урбанизма утверждают, что:

      «Понимание качеств природы в каждом месте, выражение их в дизайне сообществ, интеграция их в наши города и соблюдение баланса имеют решающее значение для того, чтобы сделать человеческое место устойчивым и духовно питает» (Калторп, 1994: xii).

    Такой комплексный подход к планированию наиболее полно может быть реализован при строительстве новых городов. В существующих сообществах устоявшиеся модели землепользования и инфраструктура в значительной степени ограничивают возможности применения заполнения и реконструкции.Следовательно, в большинстве сообществ новый урбанизм постепенно способствует устойчивости. Но инкрементализм, вероятно, станет отличительной чертой всех усилий по развитию устойчивых сообществ; не существует радикальных мер для достижения устойчивости за короткий промежуток времени. На практике, однако, остается вопрос, какие действия будут способствовать устойчивому развитию сообщества. Опять же, опыт Миссулы, штат Монтана, дает представление о том, как сообщество может стать устойчивым.

    Миссула лежит в широкой горной долине, окруженной хвойными лесами, из мягкой древесины которых делают хорошую бумагу. Целлюлозный завод был построен с наветренной стороны города в 1950-х годах, и его переносимые по воздуху загрязнители часто задерживались зимними инверсиями воздуха. Поскольку после энергетического кризиса 1970-х годов местные жители все чаще обращались к древесине в качестве источника топлива, проблема загрязнения в Миссуле стала настолько острой, что вызывала серьезные проблемы со здоровьем и препятствовала новым формам экономической деятельности (Kemmis, 1990).

    Одним из решений этой проблемы было бы регулирование сжигания дров или полный запрет на использование дровяных печей. Хотя это могло улучшить качество местного воздуха, это также означало бы увеличение зависимости от невозобновляемых источников энергии, таких как уголь, газ или электричество. Однако при правильном типе печи и спрессованных древесных гранулах древесина может быть очень чистым источником энергии. Это маршрут, который выбрали жители Миссулы и прилегающих внутренних районов. «В настоящее время в районе города Миссула существует несколько местных предприятий, которые с прибылью занимаются производством печей для чистого горения, прессованных древесных пеллет для сжигания в них или аксессуаров для печей, позволяющих коммерческим или институциональным потребителям сжигать эти пеллеты» (Кеммис, 1990:91-92).Успех каждой из этих отраслей усилил другие и создал новые формы экономической деятельности, основанные на сообществе. Например, несколько владельцев небольших лесопильных заводов начали обсуждать возможность создания кооператива поставщиков для переработки опилок в древесные гранулы. В случае успеха эти усилия не только обеспечат обильные запасы топлива, но и предоставят столь необходимые денежные средства владельцам мельниц, чья деятельность приносит лишь незначительную прибыль.

    Хотя Миссуле предстоит еще много работы, если она надеется решить проблему загрязнения воздуха, этот предпринимательский подход подчеркивает несколько важных элементов устойчивого развития сообщества.Во-первых, Миссула предприняла шаги, чтобы уменьшить зависимость от невозобновляемых ресурсов, и сделала это таким образом, чтобы одновременно способствовать глобальной устойчивости. Во-вторых, в процессе поиска способов снижения загрязнения Миссула создала новые экономические возможности и начала развивать самостоятельную региональную экономику, которая могла бы еще больше снизить зависимость от невозобновляемых источников энергии. В-третьих, опыт Миссулы демонстрирует важность увязки целей развития с особенностями конкретных мест.В-четвертых, и это наиболее важно, Миссула достигла своих экологических и экономических целей благодаря совместной работе местных жителей и нахождению точек соприкосновения между индивидуальными интересами и интересами общества.


    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Как отмечает Кеммис (1990), этот последний элемент был ключом к успеху Миссулы. Устойчивое развитие сообщества требует новых практик сотрудничества. Утверждалось, что эти практики зависят от сильного поля сообщества и социального капитала, который возникает по мере того, как отношения выстраиваются по линии интересов.Без коммуникативных связей и связей между областями особых интересов вряд ли возникнут долгосрочные коллективные действия, необходимые для создания устойчивого сообщества; узкие экономические интересы, вероятно, будут доминировать в местной политике, и меры, принимаемые в рамках устойчивого развития сообщества, возможно, будут не более чем символическими уступками, направленными на умиротворение или кооптирование недовольных жителей. Чтобы избежать таких ловушек, принципы устойчивости должны сочетаться с усилиями по созданию поля сообщества.

    На сегодняшний день этой взаимосвязи уделяется относительно мало внимания, потому что определения устойчивого сообщества оставляют концепцию сообщества в значительной степени неисследованной. Вместо этого предполагается активная модель сообщества, и определения, как правило, подчеркивают общие характеристики устойчивого сообщества. Было показано, что это предположение и полученные определения проблематичны в нескольких отношениях. Опираясь на интерактивный подход к сообществу, мы подчеркнули важность сосредоточения внимания на коммуникативных связях, которые являются предпосылкой для видов коллективных действий и политических отношений, необходимых для развития более экологически устойчивых сообществ.Это более широкий процесс, чем описанный большинством сторонников устойчивого развития сообщества. Это требует, в дополнение к интервенционным стратегиям и измерениям отдельных аспектов устойчивого развития сообщества (Kline, 1995), явный политический акцент на стратегиях создания поля сообщества и создания социального капитала.


    ССЫЛКИ

    Batie, Сандра С., 1989, «Устойчивое развитие: вызовы для профессии экономики сельского хозяйства». Американский журнал экономики сельского хозяйства , декабрь: 1083-1101.

    Бендер, Томас, 1978, Сообщество и социальные изменения в Америке. Нью-Брансуик , Нью-Джерси: Издательство Университета Рутгерса.

    Берри, Венделл, 1993, Секс, экономика, свобода и общество . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Книги Пантеона.

    Брей, Пол М., 1993, «Новый урбанизм: прославление города». Места , 8(4):56-65.

    Бриджер, Джеффри К., 1992, «Местные элиты и содействие росту». Стр. 95-116 в Дэн А.Чекки (ред.) Исследования в области социологии сообществ , том. 2. Гринвич, Коннектикут: JAI Press.

    Бриджер, Джеффри С., 1994, Власть, дискурс и сообщество: пример землепользования . Неопубликованная докторская степень. диссертация, Юниверсити-Парк, Пенсильвания: Университет штата Пенсильвания.

    Браун, Ричард Харви, 1987, Общество как текст . Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press.

    Буттель, Ф.Х. и Г.В. Гиллеспи-младший, 1988 г., «Сельскохозяйственные исследования и разработки и присвоение прогрессивных символов: некоторые наблюдения о политике экологического сельского хозяйства». Бюллетень № 151. Итака, Нью-Йорк: Департамент сельской социологии, Корнельский университет.

    Калторп, Питер, 1994, «Регион». Стр. xi-xvi в П. Кац (ред.) Новый урбанизм: к архитектуре сообщества . Нью-Йорк: McGraw Hill, Inc.

    Castle, Emery N., 1993, «Плюралистический, прагматический и эволюционный подход к управлению природными ресурсами». : 279-95.

    Чемберленд, Денис, 1994, «Социальные проблемы планирования устойчивого развития сообщества». Plan Canada , июль: 137-43.

    Коулман, Джеймс С., 1988, «Социальный капитал в создании человеческого капитала». American Journal of Sociology , 94 (Приложение): S95-S120.

    Куба, Ли и Дэвид М. Хаммон, 1993 г., «Место, которое можно назвать домом: идентификация с жилищем, сообществом и регионом», The Sociological Quarterly , 34(1):111-132,

    Daly, Herman E. и Джон Б. Кобб младший, 1989, Во имя общего блага . Бостон, Массачусетс: Beacon Press.

    Флора, Корнелия Батлер и Ян Л. Флора, 1993 г., «Предпринимательская социальная инфраструктура: необходимый компонент». Анналы Американской академии политических и социальных наук , 529, сентябрь, 45–48.

    Фаулер, EP, 1991, «Землепользование в экологически безопасном городе». Альтернативы , 18(1):26-35.

    Гиббс, Дэвид, 1994, «На пути к устойчивому городу». Градостроительный обзор , 65(1):99109.

    Хабермас, Юрген, 1984, Теория коммуникативного действия, Том.1, Разум и рационализация общества . Бостон, Массачусетс: Beacon Press.

    Хилл, Дэвид Р., 1992, «Устойчивое развитие, Виктор Груен и сотовый мегаполис». Журнал Американской ассоциации планирования , 58(2):312-26.

    Хьюз, Эверетт, 1971, The Sociological Eye . Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Transaction Press.

    Идачаба, Ф.С., 1987 г., «Устойчивое развитие сельского хозяйства». Стр. 18-53 в Т.Дж. Дэвис и И.А. Ширмер (ред.) Проблемы устойчивого развития сельского хозяйства .Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк.

    Кеммис, Дэниел, 1990, Сообщество и политика места . Норман, Оклахома: University of Oklahoma Press.

    Клайн, Элизабет, 1995, Индикаторы устойчивого развития сообщества . Неопубликованная рукопись.

    Кортен, Дэвид С., 1992 г., «Устойчивое развитие». Журнал мировой политики , 9(1):157-90.

    Леле, Шараччандра, 1991 г., «Устойчивое развитие: критический обзор». Мировое развитие , 19(6):607-21.

    Логан, Джон Р. и Харви Л. Молоч, 1987, Urban Fortunes . Беркли, Калифорния: Издательство Калифорнийского университета.

    Лулофф, А.Е., 1990, «Сообщество и социальные изменения: как действуют малые сообщества?» Стр. 214-227 в AE Luloff and Louis E. Swanson (eds.) American Rural Communities . Боулдер, Колорадо: Westview Press.

    Лулофф, А. Э. и Луи Э. Суонсон, 1995 г., «Агентство сообщества и недовольство: расширение коллективных ресурсов». Стр. 351-372 в Лайонел Дж.Болье и Дэвид Малки (ред.) Инвестиции в людей: потребности в человеческом капитале сельских районов Америки . Боулдер, Колорадо: Westview Press.

    Мейнс, Дэвид Р., 1989, «Культура и темпоральность». Культурная динамика , (2): 107-23.

    Мэтьюз, Дэвид и Ноэль Макафи, nd, Политика сообщества . Нью-Йорк: Фонд Кеттеринга.

    Мейровиц, Джошуа, 1986, Отсутствие чувства места: влияние электронных средств массовой информации на социальное поведение .Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Молоч, Харви, 1976 г., «Город как машина роста: к политической экономии места». Американский журнал социологии , 82(2):309-32.

    Нэсс, Арне, 1995, «Глубинная экология и образ жизни». Стр. 259-64 в Джордж Сешнс (ред.) Глубинная экология для 21 века . Бостон, Массачусетс: Шамбала.

    Перкс, Уильям Т. и Дэвид Р. Ван Влит, 1993 г., «Проект устойчивого развития сообщества: реструктуризация и демонстрация. Plan Canada , ноябрь: 30-6.

    Redclift, Michael, 1987, Устойчивое развитие, изучение противоречий . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge. Биосфера: концепции и принципы». Исследования Тейяра, № 22 . Чемберсбург, Пенсильвания: Anima Books для Американской ассоциации Тейяра.

    Рис, Уильям Э., 1990b, «Экология устойчивого развития». Эколог , 20(1):18-23.

    Рис, Уильям Э. и Марк Роузленд, 1991 г., «Устойчивые сообщества: планирование 21 века». План Канада , 31(3):15-26.

    Сакс, Вольфганг, 1995 г., «Глобальная экология и тень развития». Стр. 417-27 в Джордж Сешнс (ред.) Глубинная экология для 21 века . Бостон, Массачусетс: Шамбала.

    Сэмпсон, Роберт Дж., 1988, «Местные дружеские связи и привязанность к сообществу в массовом обществе: многоуровневая системная модель». Американское социологическое обозрение , 53(5):766-79.

    Шалин Дмитрий, 1992, «Критическая теория и прагматический вызов». Американский журнал социологии , 98(2): 237-79.

    Тилли, Чарльз, 1973 г., «Действуют ли сообщества?» Социологическое исследование , 43(3/4): 209-40.

    Ван дер Рин, Сим и Питер Калторп, 1986, Устойчивые сообщества . Сан-Франциско, Калифорния: Книги Sierra Club.

    Уоррен, Роланд И., 1972, Сообщество в Америке , 2-е издание. Чикаго, Иллинойс: Рэнд МакНалли и компания.

    Веллман, Барри, 1979 г., «Вопрос сообщества: интимные связи жителей Восточного Йорка». Американский журнал социологии , 89(5):201-31.

    Уилкинсон, Кеннет П., 1991, Сообщество в сельской Америке . Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

    Всемирная комиссия по окружающей среде и развитию (WCED), 1987, Наше общее будущее . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Уорстер, Дэниел, 1995 г., «Шаткая почва устойчивого развития». Стр. 417-27 в Джордж Сешнс (изд.) Глубинная экология 21 века . Бостон, Массачусетс: Шамбала.

    Янарелла, Эрнест, Дж. и Ричард С. Левин, 1992a, «Ведет ли устойчивое развитие к устойчивому развитию?» Фьючерс , октябрь: 759-74.

    Янарелла, Эрнест Дж. и Ричард С. Левин, 1992b, «Манифест устойчивых городов: текст, предлог и посттекст». Застроенная среда , 18(4): 301-13.


    Джеффри С. Бриджер — старший научный сотрудник Института политических исследований и оценки штата Пенсильвания.Его интересы включают рост и изменение сообщества, социальную теорию и развитие сообщества. Его текущая работа сосредоточена на разработке нарративного подхода к изучению изменений в сообществе. Д-р Бриджер проводит анализ барьеров на пути к устойчивому развитию сообщества в сельской местности.

      Джеффри С. Бриджер
      236 Ag. Админ. Building
      Penn State
      University Park, PA 16802
      Тел.: 814-863-0640
      Эл.

      « Развитие » – это сокращение от обозначения стремления к благополучию для всех.« Устойчивое развитие » подразумевает, что такое развитие должно происходить в пределах того, что экосистемы планеты способны пополнять из года в год. Мы должны обеспечить благополучие людей средствами природы. Именно так ЮНЕП, WWF и МСОП определили условия устойчивого развития в своем эпохальном отчете «Забота о Земле».

      Одним из простых способов оценки двух аспектов устойчивого развития является использование индекса экологического следа и человеческого развития (ИРЧП) (Boutaud 2002).Поскольку оба эти показателя применимы к различным географическим масштабам (земной шар, регион, страна, сообщество), эту структуру можно использовать для отслеживания прогресса в области устойчивого развития в любом масштабе.

      Организация Объединенных Наций считает ИЧР выше 0,8 «очень высоким», а 0,7 — «высоким» уровнем человеческого развития. Универсально воспроизводимое благополучие требует, чтобы средний экологический след был меньше средней биоемкости в мире. При современном населении человечества на одного человека на Земле приходится 1,6 гектара биологически продуктивной площади.С учетом растущей популяции и признания потребностей диких видов в биоемкости средний экологический след на человека во всем мире должен быть значительно ниже этого порога. Одной из таких точек зрения является Е.О. Предложение Уилсона использовать только половину ресурсов Земли для сохранения 85% мирового биоразнообразия (Wilson 2016).

      Как показано на рисунке выше, измерение ИЧР и экологического следа показывает, что очень немногие страны приблизились к достижению этих основных условий глобального устойчивого развития (синий квадрант).И это несмотря на растущее принятие Целей устойчивого развития и других политик, направленных на повышение благосостояния без подрыва долгосрочной устойчивости человечества. На самом деле эти цели могут быть слишком мягкими для обеспечения экологической устойчивости (Wackernagel et al. 2017). Назвав синий квадрант « процветание одной планеты, », устойчивое развитие становится более явным. Это прямо говорит о необходимости для всех процветать в рамках планетарных ограничений нашей единой Земли.

      Это рассуждение также применимо к предприятиям, как объясняется в электронной книге, выпущенной вместе с Schneider Electric.В нем утверждается, что процветание одной планеты становится необходимым для успешных бизнес-стратегий.

      Кейт Раворт игриво продвигала эту мысль, выступая за «безопасное и справедливое операционное пространство». Она изображает проблему устойчивого развития в виде двумерного бублика, внутренний край которого представляет минимальную социальную основу, а внешний край бублика — верхний экологический потолок (Raworth 2017). Таким образом, внутренняя часть пончика соответствует «безопасному и справедливому рабочему пространству», тому же самому пространству, которое изображено в синей рамке «глобальное устойчивое развитие» в правом верхнем углу диаграммы ИЧР-след.Умное изображение пончика вдохновило ее на провозглашение «экономики пончика» — экономической теории, цель которой — поддерживать благополучие человека в рамках ограничений нашей планеты.

      Видео

      Сколько у нас Природы? Сколько мы используем? | Матис Вакернагель | TEDxСан-Франциско | Объясняет диаграмму HDI-Footprint и ее значение.

      Каталожные номера

      • Буто, Орельен. «Прочное развитие: Quelques Vérités Embarrassantes. Экономика и гуманизм , 2002 г., стр. 4–7, http://www.revue-economie-et-humanisme.eu/bdf/docs/r363_4_devdurable_boutaud.pdf.
      • Моран, Дэниел Д., Матис Вакернагель, Джастин А. Китцес, Стивен Х. Голдфингер, Орельен Буто, 2008 г., «Измерение устойчивого развития – нация за нацией», Ecological Economics , vol. 64, вып. 3, стр. 470-474.
      • Уилсон, Эдвард О. Половина Земли: борьба нашей планеты за жизнь . WW Norton & Company, 2016.
      • Global Footprint Network и Schneider Electric, Стратегии процветания на одной планете: как добиться устойчивого успеха на нашей ограниченной планете.2020. электронная книга. https://www.se.com/ww/en/download/document/earth_overshoot_day/
      • Global Footprint Network и Schneider Electric, Экономическое обоснование процветания на одной планете. 2019. https://www.se.com/ww/en/download/document/one_planet_prosperity/
      • Раворт, Кейт. Экономика пончиков: семь способов мыслить как экономист 21 века . Издательство Челси Грин, 2017.
      • UNEP/IUCN/WWF Манро, Дэвид А.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.