Лпк это: ЛПК расшифровка 🤓 [Есть ответ]

Содержание

Мифы и реальность российского ЛПК

С утверждением, что лесному комплексу России по силам играть значительно более активную роль в экономике, сейчас согласны практически все. Однако в подходах к стимулированию развития российского ЛПК единства до сих пор нет. В дебатах по поводу перспектив отрасли между чиновниками и бизнесменами все активнее стали участвовать журналисты и аналитики. Причем каждая сторона предъявляет, казалось бы, исчерпывающую аргументацию своей позиции. Тем не менее, реальные потребности и потенциальные возможности часто не вполне понятны даже самим участникам споров. Между тем, и государство, и бизнес, и общество заинтересованы в получении реальной картины отечественного ЛПК. Без этого правильно оценить ситуацию и разработать действительно эффективные меры по выводу отрасли из кризиса вряд ли возможно.

Представление о состоянии российского ЛПК в общественном сознании сейчас во многом искажено сплетением догм и мифов, рожденных частью еще в советский период, а частично вольно или невольно созданных в процессе дискуссий относительно современной ситуации в лесной промышленности России. Вот наиболее распространенные из них.

Миф первый: «ЛПК — это российский Клондайк»

Мнение о том, что огромный потенциал российского лесного комплекса можно достаточно быстро и эффективно задействовать, получив в результате доходы, сопоставимые (а по некоторым оценкам, и существенно превосходящие) с поступлениями от ТЭК, поддерживается как СМИ, так и некоторыми правительственными чиновниками. Например, по оценкам представителей Минпромнауки, Россия реально может производить в год до 700 млн куб. м древесины стоимостью до 100 млрд долл. Скорее всего, механизм такой оценки довольно прост. В России сконцентрировано около четверти запасов леса на планете при ежегодном объеме производства продукции ЛПК в мире — свыше 370 млрд долл. Следовательно, рассуждают авторы таких оценок, России вполне по силам продавать продукции на 90-100 млрд долл. Однако в такой арифметике слишком много изъянов.

Во-первых, объем капиталовложений, требуемых при реализации такого сценария, для лесной промышленности абсолютно не подъемен. В настоящее время отрасль работает практически на пределе своих возможностей. Несмотря на высокий износ основных средств (60%-80%), мощности ведущих ЦБК используются практически на 100%. При этом суммарные доходы отрасли оцениваются в 8-10 млрд долл. Даже для простого поддержания результатов деятельности лесопромышленных компаний на уже достигнутом уровне им приходится вкладывать в производство 0,5-0,6 млрд долл. в год. По оценке Фрэнка Грейвза, директора по развитию и стратегии группы «Илим Палп», для обеспечения среднегодового роста отрасли на уровне 7,5% (что вдвое выше, чем среднемировые темпы развития) капиталовложения в ЛПК должны составлять не менее 2 млрд долл. ежегодно. Такие деньги лесная промышленность в обозримом будущем привлечь не в состоянии. Однако даже если предположить невозможное, то для достижения «целевого» объема продаж в 100 млрд долл. отрасли и при этих условиях потребуется более 30 лет.

Во-вторых, ситуация на мировом рынке вряд ли позволит резко расширить нишу, занимаемую российскими компаниями, а объем спроса отечественных потребителей остается недостаточным. Конкурентная среда на мировом рынке не позволяет рассчитывать отечественным лесопромышленникам на значительное наращивание экспорта. В освоенном российскими предприятиями сегменте продукции невысокого качества ожидать значительного роста не приходится. Если же наши производители освоят производство высококачественной целлюлозы, бумаги, картона, то они будут вынуждены включиться в острую конкурентную борьбу с крупнейшими мировыми фирмами. Только американские и канадские компании на сегодня обладают резервами для дополнительной поставки на рынок целлюлозы в объеме 40 млн т. Так что на быстрый рост экспортных доходов рассчитывать не приходится. Что же касается внутреннего рынка, то еще очень долгое время он будет слишком узок для нормального развития лесопромышленных компаний, и существенные подвижки в этой сфере потребуют довольно длительного времени.

Ожидать, что при приемлемых с экономической точки зрения инвестициях российский ЛПК в обозримом будущем способен увеличить доходы на порядок, по меньшей мере, наивно. С точки зрения государства, более разумно создавать среду для развития лесного комплекса, обеспечить приемлемые условия для инвесторов, а не ставить заведомо невыполнимые цели.

Миф второй: «Доступность неисчерпаемых лесных ресурсов России»

На первый взгляд, с тезисом о том, что лесные ресурсы России исключительно велики и фантастически недоиспользованы спорить трудно. На долю РФ приходится почти 25% мировых запасов леса на корню, а использование расчетной лесосеки в целом по стране составляет менее четверти. Однако надо учитывать, что большую долю этих ресурсов использовать в настоящее время не представляется возможным, а значительную их часть следует сохранять в неприкосновенности.

Несмотря на кажущуюся доступность леса в России, его промышленное освоение далеко не всегда целесообразно с экономической точки зрения. Основные мощности по его переработке сосредоточены в Европейской части России, где значительная часть леса уже пущена под топор. Главные запасы древесины находятся за Уралом, где лесоперерабатывающая промышленность за исключением единичных регионов развита довольно слабо. Соответственно, перерабатывающие компании несут серьезные затраты на транспортировку сырья, которые благодаря росту железнодорожных тарифов постоянно увеличиваются. Кроме того, освоение лесных ресурсов сдерживается необходимостью крупных инвестиций в строительство лесовозных дорог. До последних лет заготовка древесины была привязана к уже построенным дорогам, и к настоящему времени эти запасы «доступных» лесов близки к истощению. Государство нового строительства практически не ведет, предлагая лесопользователям самостоятельно выполнять эти работы. Однако лишь крупнейшие компании имеют возможности для финансирования строительства новых дорог, но и для них это является ощутимым бременем. Тем более, что одновременно с этим предприятия исправно выплачивают налоги в дорожные фонды, не получая от этого практически никакой отдачи. К тому же дороги строятся на участках, которые находятся у компаний в аренде, а не на правах собственности. Потому вполне естественно, что даже крупные корпорации с осторожностью подходят к осуществлению таких проектов.

Растущие требования к повышению экологии лесозаготовок в перспективе, скорее всего, ограничат объем лесных ресурсов, пригодных к промышленному освоению. Для того, чтобы выйти на рынок развитых стран российской лесопромышленной компании недостаточно предложить востребованный продукт по приемлемой для покупателя цене

. Все большее внимание европейские страны сейчас уделяют вопросам экологии при лесозаготовках. Без подтверждения соблюдения всех экологических стандартов отечественные лесопромышленники рискуют в скором времени потерять наиболее перспективные рынки. По мнению же экологов, принятая в России методология определения лесных участков, годных к заготовке древесины, далека от совершенства. Скорее всего, после того, как значимая часть российский лесов получит необходимые международные экологические сертификаты (например, FSC или PEFC), объем лесных ресурсов для промышленной эксплуатации сократится. Не говоря уже о том, что многие российские предприятия продолжают использовать древесину из особо охраняемых природных территорий и малонарушенных лесов, что с точки зрения экологов абсолютно недопустимо.

Реальные запасы древесины, заготовка которой представляется экономически целесообразной, могут оказаться не так уж и велики. Вкладывать же значительные средства в разработку удаленных от созданной инфраструктуры лесных участков, не имея гарантий долгосрочной аренды или прав собственности на них, лесопромышленные компании вряд ли будут.

Миф третий: «Стимулом для ЛПК станет приток инвестиций из других отраслей промышленности»

Определяя возможные источники инвестиционных ресурсов, необходимых лесному комплексу, аналитики часто возлагают надежды на интерес к ЛПК крупных финансово-промышленных групп из других отраслей промышленности. Действительно, в последние годы желание диверсифицировать свой бизнес за счет приобретения лесных активов демонстрировали компании, занятые в цветной и черной металлургии, нефтяной промышленности и др. Однако о скором инвестиционном прорыве в ЛПК говорить пока не приходится.

Новые владельцы лесных компаний скорее стараются обозначить свои интересы в отрасли, нежели инвестировать значительные средства в производство

(в обновление основных фондов, закупку нового оборудования, бензопилы, организацию новых производств и т.д.). Большинство из них не рассматривает лесопромышленный бизнес как одно из ключевых направлений своей деятельности, покупая лесные активы в расчете на их последующую продажу. Соответственно, у них нет и большой заинтересованности к значительным вложениям в модернизацию приобретенных предприятий. По крайней мере, наглядных подтверждений проведения крупных инвестиционных проектов, осуществленных в лесном комплексе финансово-промышленными группами из других отраслей промышленности, в настоящее время нет. Зато отрицательные последствия действий новых собственников видны невооруженным глазом. Их агрессивная стратегия по приобретению активов (включая преднамеренные банкротства вполне дееспособных предприятий, манипуляции судами, а иногда и силовые захваты) дестабилизировали обстановку в отрасли и крайне негативно повлияли на общий инвестиционный климат.

Кроме того, лесной бизнес имеет свою специфику, и организация эффективного менеджмента сопряжена с рядом трудностей. Когда непосредственный владелец компании рассматривает лесной бизнес как стратегическое направление своей деятельности, проблемы, как правило, удается решить. В противном случае масштаб проблем в конечном итоге заставляет владельцев расстаться с непрофильными активами. Так, группа «Альфа-Эко», получив контроль в 2001 г. над ФГУП «Камский ЦБК» и преобразовав его в АО «ЦБК «Кама», сейчас пытается продать это предприятие. Основная причина такого решения — необходимость инвестировать в развитие компании в размере 10 млн долл. и проблемы с налаживанием сбыта продукции.

В среднесрочной перспективе основным источником инвестиций в лесной комплекс останутся средства, привлекаемые непосредственно лесопромышленными компаниями. На эффективность инвестиций со стороны межотраслевого российского капитала можно рассчитывать только после того, как бизнес крупнейших корпораций отрасли станет прозрачным и понятным для инвестора.

Миф четвертый: «Иностранные компании принесут в российский ЛПК передовые технологии»

Как один из путей к улучшению структуры российского ЛПК, часто выдвигается тезис о том, что западные компании сильно заинтересованы в организации собственных производств в России, ориентированных на глубокую переработку древесины. Они-то и принесут с собой передовые технологии и необходимые инвестиции. Это предположение верно лишь отчасти. Корпоративные войны, развернувшиеся в последние годы в российском ЛПК, действуют на иностранных инвесторов как холодный душ.

Иностранные инвесторы, уже сейчас владеющие крупными пакетами акций российских ЦБК, в этих условиях не спешат разворачивать современные производства в России. Чаще всего, бизнес сводится либо к экспорту целлюлозы или газетной бумаги, либо к выпуску достаточно ординарной продукции для российского рынка. Но даже в том случае, когда западные компании считают потенциально перспективным сотрудничество с российскими производителями в организации высокотехнологичных процессов, корпоративные скандалы в отрасли заставляют их медлить, еще и еще раз оценивая ситуацию. Так, реализация планов Архангельского ЦБК по организации совместного производства мелованной бумаги в последнее время затормозилась. Иностранные инвесторы взяли паузу, чтобы еще раз оценить целесообразность инвестиций в российские активы.

Сейчас западные корпорации предпочитают осуществлять относительно недорогие и быстроокупаемые проекты, направленные на выпуск продукции с невысокой степенью передела. Так, в августе 2003 г. финская компания Stora Enso открыло свой первый деревообрабатывающий завод в Карелии, обошедшийся компании в 8 млн евро. В планах компании строительство еще нескольких аналогичных предприятий на Северо-Западе. Одним из мотивов этого решения (помимо очевидной экономии на использовании более дешевой рабочей силы), скорее всего, является возможное повышение российским правительством пошлин на экспорт круглого леса. Тогда даже минимальная обработка древесины позволит компании существенно снизить издержки на приобретение российского леса.

Конечно, есть и исключения. Например, с 2002 г. свое производство древесных плит и ламината организует австрийская компания Kronospan. Эта продукция не имеет аналогов в России и до сих пор импортировалась. Инвестиции лишь в начальную фазу проекта планируются на уровне 180 млн евро, а если бизнес будет развиваться успешно, общий объем капиталовложений может составить 500 млн евро. Однако во многом для того, чтобы обезопасить себя от конфликтов, связанных с собственностью, компания приняла решение пойти на дополнительные затраты, построив завод с «нуля».

До окончания периода корпоративных конфликтов российскому ЛПК трудно ожидать прихода на российский рынок серьезных западных инвесторов, способных дать толчок к технологическому развитию отрасли.

Миф пятый: «Для эффективной координации деятельности ЛПК нужно создать единое специализированное ведомство»

Сторонники этой точки зрения утверждают: ситуация когда лесным комплексом занимаются сразу три федеральных министерства (МПР, МЭРиТ, Минпромнауки России) неприемлема. Для эффективного управления ЛПК необходимо передать все полномочия единому органу, способному решать все проблемы в отрасли. То есть создать прообраз некогда существовавшего в бывшем СССР Министерства лесной промышленности.

Однако времена уже изменились. При централизованном управлении всеми сторонами деятельности без единого «управляющего» действительно было не обойтись. Сейчас же основу российского ЛПК составляют частные корпорации. Прямых рычагов влияния на них у государства нет. Возможности государства ограничены в основном индикативным регулированием их деятельности: изменением таможенных пошлин, влиянием на тарифы естественных монополий и т.д. Вряд ли некое суперминистерство леса справится с этими проблемами лучше, чем существующие ведомства, зато его создание легко может привести к усилению коррупции. В конце концов, вопросы государственного регулирования в лесном комплексе мало чем отличаются от аналогичных проблем в топливной, металлургической, химической промышленности, причем часто для эффективного решения нужны меры, в той или иной степени затрагивающие все отрасли.

Другое дело, что правительство пока так и не сформулировало хотя бы основные приоритеты государственной политики в лесном комплексе. Бизнес-сообщество ждет от министерств не декларативных заявлений о плановых темпах роста отрасли к 2015 году, а внятной позиции государства о том, какими видит оно стратегические направления развития лесного хозяйства и ЛПК, как именно будет стимулироваться движение в этом направлении.

Представляется, что для выработки принципов государственной политики в лесном комплексе большую пользу мог бы принести реальный диалог, участниками которого станут представители профильных правительственных ведомств, менеджеры крупнейших лесопромышленных компаний, ученых и экологов. Возможным форматом его проведения может стать, например, консультативно-координационный совет при авторитетной отраслевой ассоциации.

И, наконец, миф шестой: «ЛПК и, особенно, целлюлозно-бумажная промышленность, наносят непоправимый вред окружающей среде»

Действительно, экологическая сторона деятельности до недавнего времени мало заботила российских промышленников. И не только в лесном комплексе. Не меньший (если не больший) вред окружающей среде наносился металлургическими производствами, химическими и нефтеперерабатывающими предприятиями. Однако в силу обстоятельств именно крупные компании ЛПК первыми в России стали рассматривать формирование и реализацию ясной экологической политики как один из ключевых элементов их бизнес-стратегий.

Причины такого интереса к экологии носят предельно прагматический характер. Испытывая жесткую зависимость от возможности экспорта своей продукции в развитые страны мира, лесопромышленники просто вынуждены принимать требования о соблюдении экологичности производства, предъявляемые их зарубежными контрагентами (подробнее см. выше). Поэтому в последние год-два ведущие российские ЦБК озаботились соответствием своих производств международным экологическим нормам и отслеживанием происхождения приобретаемой древесины. Последнее, кстати, представляется чрезвычайно важным. Ведь львиная доля древесины в России потребляется несколькими крупными ЦБК. Отказ этих комбинатов от приобретения сырья, заготовленного с нарушением экологических норм, неизбежно заставит лесозаготовителей выполнять требования по охране окружающей среды, сертифицировать леса по международным экологическим стандартам

В ноябре 2003 г. рейтинговое агентство «Эксперт РА» по инициативе Всемирного фонда дикой природы присвоило первые в России рейтинги экологической ответственности лесопромышленных компаний. Как показали результаты этой работы, традиционно считающиеся образцом грязного производства российские ЦБК при комплексной оценке оказались далеко не самыми отстающими. Так, трем компаниям целлюлозно-бумажной промышленности присвоен экорейтинг категории А, отражающий общий высокий уровень экологический ответственности. Хотя экологичность их деятельности пока далека от совершенства, практически все они или уже прошли или планируют пройти сертификацию соответствия требованиям стандарта ISO 14000 и системы лесоуправления, а также разрабатывают планы сокращения объемов загрязнения и последовательно их реализуют. Как выясняется, целлюлозно-бумажное производство вполне может вестись без вреда для окружающей среды. Ведь несмотря на интенсивную работу финских ЦБК, экологическая ситуация в Финляндии остается весьма благополучной.

Значительно большую опасность для окружающей среды представляют сравнительно мелкие лесопользователи, далекие от цивилизованных методов лесного бизнеса. Не секрет, что объем незаконных рубок леса и потерь от провоцируемых ими лесных пожаров вполне сопоставим с объемами легально заготовленной древесины. Эффективная борьба с этим злом возможна только при тесном взаимодействии организаций МПР и правоохранительных органов.

Обсудить на форуме


Вопросы инвентаризации лесов, подготовки специалистов для ЛПК и лесовосстановление обсудили на Лесном совете

Лесной Совет стал площадкой, где идёт открытое обсуждение ключевых вопросов развития ЛПК региона. Сегодня — уже третье заседание. Лесовосстановление — одна из главных тем.

Александр Цыбульский, губернатор Архангельской области:

— У нас в области с каждым годом растут объёмы заготовки древесины. Мы не раз обсуждали, что вот это в хорошем смысле агрессивное освоение лесов, которое сегодня осуществляется благодаря новым технологиям, новой технике. Оно требует нового подхода к лесовосстановлению. Как сделать так, чтобы эта отрасль развивалась, мы этим вопросом занимаемся. У нас на сегодняшний день уже есть и хорошие конкретные примеры.

С 1 января 2022 года в соответствии с федеральным законом существенно изменятся подходы к лесоустройству. Это инвентаризация лесов и определение комплекса мер по их воспроизводству и защите.

Алексей Кудрявцев, генеральный директор группы компаний «Титан»:

— Лесопромышленники Архангельской области уже пришли к пониманию, что процесс лесоустройства можно существенно ускорить, если привлечь свои средства финансирования работ лесничества, где расположены их арендные участки. В 2011–2018 годах наша группа софинансировала актуализацию лесоустроительных данных в Архангельском, Вельском, Няндомском, Пинежском, Устьянском лесничествах. Хотелось отметить, что в текущем году нами сформирована корпоративная программа лесоустройства.

Областной план инвентаризации лесов разработан. До 2030 года необходимо провести инвентаризацию 73 процентов лесов, по четыре миллиона гектаров ежегодно. С 2012 года по сегодняшний день лесоустройство было проведено лишь на восьми миллионах гектаров.

Владимир Буторин, генеральный директор группы компаний УЛК:

— Архангельской области срочно, особенно там где реализуются приоритетные проекты, нужна инвентаризация лесов. Если сделать хорошую инвентаризацию, хорошее лесоустройство, то в Архангельской области расчётная лесосека увеличится минимум на 5 миллионов.

Обсуждались и перспективы развития питомнического хозяйства. По оценкам экспертов, предпочтение при лесовосстановлении следует отдавать семенам местного происхождения. Была отмечена и важность популяризации работы в лесной отрасли. И необходимость создания экологических лагерей и стройотрядов.

Александр Цыбульский, губернатор Архангельской области:

— Интерес молодёжи сегодня к получению образования в лесной отрасли падает из года в год. Здесь тоже есть смысл. Надо показать, что сегодня работа в лесу и в лесной отрасли это престижная и высокооплачиваемая, высокотехнологичная работа.

Также поднимались вопросы участия предприятий лесной отрасли в ремонте и развитии дорожной сети. Следующее заседание пройдёт весной будущего года.

Литейно-прокатный комплекс

Современное предприятие, выпускающее горячекатаный стальной плоский прокат в рулонах, лист и штрипс для труб малого и среднего диаметра. Построен и введен в строй ОМК в 2008 года. На предприятии работает одна тысяча сотрудников.

2008 Год основания

1,2 млн тонн
годовая мощность

200
типоразмеров проката

Your browser does not support the video tag.

Новости ЛПК

В этом блоке представлены главные новости жизни предприятия и вокруг него.
Для вашего удобства они разделены по темам — производство, культура, образование и т.д.
Под блоком с новостями расположены свежие материалы о заводе,
опубликованные в региональной и федеральной прессе.

Пресса о комплексе

в составе ОМК — шесть металлургических предприятий и


сеть вагоноремонтных депо
  • Выксунский завод Ул. Бр. Баташевых, 45, г. Выкса, Нижегородская обл., 607060
  • Челябинский завод Ул. Челябинская, д. 23, г. Челябинск, 454904
  • Альметьевский завод Ул. Индустриальная, д. 35, г. Альметьевск, Республика Татарстан, 423450
  • Благовещенский завод Ул. Седова, д. 1, г. Благовещенск, Республика Башкортостан, 453430
  • Белгородский завод ул. Волчанская, 165, г. Белгород, 308009
  • Чусовской завод ул. Трудовая, д.13, г. Чусовой, Пермский край, 618200
  • ОМК Стальной путь 115184, Москва, Озерковская наб. 28, стр.2

Mondi Syktyvkar

Welcome to Mondi Syktyvkar

Mondi Syktyvkar is a leader in the Russian pulp and paper industry and the largest domestic paper producer. The annual output of the mill exceeds 1.2 million tons of high-quality competitive products — office, offset and newsprint paper, containerboard, and dry market pulp.

Production

Founded in 1969, the mill is fully integrated across the entire production cycle — from wood harvesting to shipment of finished goods to a customer. The mill operates three uncoated fine paper machines, one containerboard machine, and a pulp dryer. The company also has a wood yard, a pulp mill, a power plant, and a waste water treatment plant.

Around 4,500 employees ensure operation of the mill, including employees of logging areas located in seven regions of the Komi Republic.

Mondi Syktyvkar maintains leadership on the market regularly investing in upgrade of production capacities. It enables to increase output of finished goods, to improve their quality parameters, and to increase efficiency on an annual basis.  

Products

The mill operates state-of-the-art equipment and utilizes cutting-edge technologies to manufacture highly competitive products and to sell them both to domestic and export markets ensuring high quality and production sustainability to consumers.   

The most popular company brand, Snegurochka, is a leading office paper brand in Russia. It has been demanded by the market for more than 20 years, and is one of the most recognized brands of office paper in Russia and CIS countries.   

The company also produces other renowned office paper brands like IQ and MAESTRO®. All three brands are part of Mondi’s Green Range of sustainably produced papers. All office and offset papers produced by Mondi Syktyvkar have the EU Ecolabel, which attests to a high environmental profile of these products and a lower environmental impact as compared to other similar products.   

The famous ProVantage Komiwhite white top kraftliner manufactured by Mondi Syktyvkar is intended for production of corrugated board. The Nordic fibre paper is used for production of various types of packaging, particularly for home appliances and food.

Sustainable development

The policy that the company pursues in the environmental and social spheres is directly linked to its sustainable development targets. Responsible business conduct means balancing of environmental, social and economic interests of the company. Mondi Syktyvkar takes significant efforts to gradually reduce the negative production impact on air, soil and forest and to minimize it in the future.   

Production capacities of the mill have a strategic impact on people of the Komi Republic. For instance, Waste Water Treatment Plant of Mondi Syktyvkar processes over 80 million cubic meters of water annually, including 100 % of municipal wastewater from Syktyvkar, Ezhva district, and neighboring industrial companies. Bark boilers at Power Plant burn 100% of bark and wood wastes, the share of green energy in the overall energy balance exceeds 40%. Power Plant covers around 20 percent of the regional demand in electric energy, and it is the only source of heat and warm water for Ezhva district of Syktyvkar with a population of around 60 thousand people.  

In 2019-2020, the mill completed implementation of two strategic investment projects – modernization of Power Plant and Waste Water Treatment Plant. Those efforts resulted in efficiency increase and improvement of environmental performance of the company. For instance, quality of particular wastewater treatment parameters is now no worse than in the Vychegda river, and the volume of CO2 emissions decreased by more than 200,000 tons per year.

Mondi Syktyvkar supports environmental initiatives of WWF Russia and cooperates with the Silver Taiga Foundation for Sustainable Development to preserve biodiversity of boreal forests for future generations.

Mondi Syktyvkar takes the lead in preserving high conservation value forests of the Komi Republic. The company’s entire leased forests (2 million 286 056 hectares) are FSC-certified in accordance with the standards of the Forest Stewardship Council TM FSCTM-C106689 and FSC-CO14090.

Forest management and wood supply chain of the mill are certified in accordance with the standards of the Forest Stewardship Council FSC-C119916, as well as PEFC and ISO 14001.

Mondi Syktyvkar voluntarily limits forest use at 25 percent of the territory highly valuable for the population and preservation of biodiversity. This relates both to mandatory limitations due to legal requirements and voluntary ones – from strict conservation and logging operations based on the season to moratorium on logging activities and agreement with a stakeholder. In its own forest nursery the company plants more than 8 million containerized seedlings of pine and spruce per year contributing to reforestation activities of the Komi Republic and neighboring regions.

Career at Mondi Syktyvkar

Here you will find our local job advertisements.

 


Добро пожаловать на Монди Сыктывкарский ЛПК!

АО «Монди Сыктывкарский ЛПК» — лидер целлюлозно-бумажной промышленности и крупнейший производитель бумаги в России. Мощность предприятия позволяет ежегодно выпускать более 1,2 миллиона тонн высококачественной конкурентоспособной продукции: офисной, офсетной, газетной бумаги, тарного картона и сухой товарной целлюлозы.

Производство

Комбинат основан в 1969 году и является предприятием полного производственного цикла: от заготовки сырья до отгрузки готовой продукции потребителю. Монди СЛПК располагает тремя бумагоделательными машинами, одной картоноделательной и одной сушильной машиной для производства товарной целлюлозы. На комбинате есть также древесно-подготовительное производство, производство целлюлозы, ТЭЦ и комплекс очистных сооружений.

В производственном цикле предприятия задействованы около 4 500 человек, в том числе сотрудники собственных лесозаготовительных участков компании, расположенных в семи районах Республики Коми.

Монди СЛПК поддерживает лидирующие позиции на рынке, регулярно инвестируя в модернизацию производства. Это позволяет комбинату ежегодно увеличивать объемы выпуска готовой продукции, улучшать ее качественные характеристики, повышать уровень эффективности.

Продукция

Предприятие обладает современным оборудованием и использует новейшие технологии производства, выпуская конкурентоспособную продукцию и реализуя ее как на внутреннем, так и на внешнем рынках, гарантируя потребителям высокое качество и экологичность.

Самый известный бренд компании – офисная бумага «Снегурочка», лидер рейтинга российских товаров среди офисных бумаг. Она пользуется высоким спросом на рынке уже более 20 лет и является одним из самых узнаваемых брендов офисной бумаги в России и странах СНГ.

Компания производит также такие популярные офисные бумаги, как IQ и MAESTRO®. Все три бренда входят в «зеленую линейку» Green Range, представляющую бумаги производства Mondi с высокими экологическими характеристиками. Все офисные и офсетные бумаги производства Монди СЛПК имеют сертификат EU Ecolabel, подтверждающий их высокоэкологичные характеристики и более низкий уровень воздействия на окружающую среду по сравнению с другими аналогичными продуктами.

Знаменитый топ-лайнер ProVantage Komiwhite производства Монди СЛПК предназначен для изготовления плоских слоев гофрированного картона. Высококачественный тарный картон из северной древесины используется в производстве различных видов упаковки, в том числе для бытовой техники и пищевых продуктов.

Устойчивое развитие

Политика, которую проводит Монди СЛПК в области экологии и социальной сферы, напрямую связана с целями устойчивого развития. Ответственное ведение бизнеса предполагает соблюдение баланса экологических, социальных и экономических интересов предприятия, которое предпринимает значительные усилия, чтобы влияние производства на воздух, почву и лес планомерно снижалось и в будущем стало минимальным.

Производственные мощности комбината имеют стратегическое значение и для жителей Республики Коми. Так, водоочистные сооружения Монди СЛПК перерабатывают свыше 80 млн. кубометров воды в год, в том числе 100 % сточных вод Сыктывкара, Эжвинского района и близлежащих промышленных предприятий. В корьевых котлах теплоэлектроцентрали сжигается 100% кородревесных отходов производства, доля зеленой энергии в общем энергобалансе составляет не менее 40 %. ТЭЦ предприятия обеспечивает около 20 процентов от потребности региона в электроэнергии, а также является единственным источником тепла и горячей воды для Эжвинского района Сыктывкара с населением около 60 тысяч человек.

В 2019-2020 годах комбинат завершил реализацию двух стратегических инвестиционных проектов – модернизацию очистных сооружений и теплоэлектроцентрали. Результатом этой работы стало повышение эффективности и улучшение экологически важных показателей производственной деятельности. Например, качество отдельных показателей очистки сточных вод теперь не хуже, чем в реке Вычегде, а объем выбросов CO2 сократился более чем на 200 000 тонн в год.

Монди СЛПК поддерживает природоохранные инициативы Всемирного фонда дикой природы (Россия), сотрудничает с Фондом содействия устойчивому развитию «Серебряная тайга», вместе с которым ведет работу по сохранению биоразнообразия северных (бореальных) лесов для будущих поколений.

Комбинат подает пример в сфере сохранения лесов высокой природоохранной ценности в Республике Коми. Лесная арендная база компании (2 млн 286 056 га) на 100% сертифицирована в соответствии со стандартами Лесного Попечительского совета (Forest Stewardship CounsilTM), FSCTM-C106689 и FSC-CO14090.

Лесоуправление и цепочка поставок древесины  предприятия сертифицированы в соответствии со стандартами Forest Stewardship Counsil (Лесного попечительского совета) FSC-C119916, а также по схемам PEFC и ISO 14001.

Монди СЛПК добровольно ограничивает лесопользование на 25 процентах территории, особо ценной для населения и сохранения биоразнообразия. Это и обязательные ограничения по требованиям законодательства, и добровольные ограничения – от строгой охраны и режимов с сезонностью заготовки до моратория на деятельность и согласования с заинтересованной стороной. В собственном лесопитомнике компания ежегодно выращивает более 8 миллионов саженцев сосны и ели с закрытой корневой системой. Это вклад компании в возобновление лесных ресурсов Республики Коми и соседних регионов.

Карьера в Mondi Syktyvkar

Посмотреть вакансии в регионе

 

Политики

Лесная сертификация

 


Лесопромышленный комплекс ждет перемен: лес, рубки и маркировка — Proderevo.net

Переработчики древесины говорят о нехватке сырья, а лесозаготовители отвечают, что внутри страны освоить все заготавливаемое сырье просто невозможно. Производители мебели волнуются из-за падения продаж. Государство обратило внимание на проблемы в лесопромышленном комплексе, уже был принят ряд постановлений, например, введение с 1 января 2019 года квот на экспорт фанкряжа, все громче стали звучать инициативы о принятии нового лесного законодательства…

По всему понятно – критическая точка пройдена, перемены в отрасли назрели, и они будут. Позиция государства в целом ясна – «навести в лесу порядок», снизить экспорт необработанной древесины, увеличить переработку внутри страны во всех возможных вариантах. Но проблемы отрасли – это не только экспорт круглого леса (преимущественно, в Китай) и вырубка лесов. И сам по себе ЛПК – это не только круглый лес. Мы предложили порассуждать на тему вероятных изменений, требуемых и необходимых мер поддержки самим представителям отраслевого бизнеса и «лесного» сообщества.

Лесной комплекс – экономически устойчивая и конкурентная группа отраслей…

В середине апреля Минпромторг РФ подвел итоги деятельности в 2018 году и обозначил планы на 2019. Отдельная часть доклада главы ведомства Дениса Мантурова была посвящена ЛПК. «Целевое видение лесного комплекса — экономически устойчивая, частная в лесной промышленности и государственная в лесном хозяйстве, глобально конкурентоспособная группа отраслей, обеспечивающая внутренний спрос России на продукцию лесного комплекса, встроенная в мировой рынок и международное разделение труда и функционирующая на базе устойчивого лесоуправления воспроизводства лесов и сохранения их биосферной роли» — указано в тексте доклада. Лесозаготовка, деревообработка, производство древесных плит и фанеры, производство мебели, деревянное домостроение… Глобальные направления, каждое из которых требует и особых мер поддержки, и имеет свои проблемы и свои ожидания.

— Действительно, круглый лес – это лишь малая часть ЛПК России, — комментирует старший менеджер StepChange Consulting Алексей Бесчастнов. — Весь лесопромышленный комплекс России (без продукции глубоких переделов, таких как производство мебели или деревянное домостроение, а также без услуг транспорта и без НДС) – это бизнес размером чуть более 20 млрд. долларов США в год. Экспорт круглого леса составляет около 5% от этой цифры. Весь остальной лес перерабатывается – в пиломатериалы, целлюлозу, бумагу, древесные плиты. На графике выше показаны основные сектора ЛПК РФ, а также доли экспорта по секторам: общий экспорт по основной продукции ЛПК в 2018 году составил около 53%, основными экспортно-ориентированными секторами были производство пиломатериалов (экспорт составил почти 80% от общего производства) и производство древесных плит (экспорт более 40%, главным образом, за счет березовой фанеры). На том же графике справа показаны доли РФ в мировом производстве и экспорте по тем же секторам, в натуральных единицах: и здесь виден основной дисбаланс сектора – по мере продвижения к продукции высоких переделов, доля РФ в мировом производстве и мировой торговле резко падает. К примеру, доля РФ в мировом производстве мебели в 10 раз ниже (даже после поправок на производство вне официальной статистики), чем доля РФ в мировом производстве круглого леса и пиломатериалов (0.9% и 9-10%, соответственно). Те же цифры по участию в экспорте дают разницу в 100 раз: 0.2% для мебели против 15-20% для круглого леса и пиломатериалов. Было бы логично направлять законодательные инициативы и поддержку на уменьшение этого дисбаланса путем развития высоких переделов. Кроме того, интересно было бы проанализировать причины такого колоссального разрыва.

Леса в России есть, проблемы избыточной рубки нет

Последнее время все чаще и громче стали говорить про истощение лесных ресурсов. Обыватели виной всему видят деятельность лесорубов, но в отраслевом сообществе понимают, что не все так однозначно и что леса все же необходимо вырубать.

— В России существует проблема уменьшения запасов леса вблизи промышленных центров переработки и в тех местах, где уже есть готовая инфраструктура, — рассказывает Алексей Бесчастнов из StepChange Consulting. — Есть проблема восстановления леса (прежде всего, по качеству восстановления и по вытеснению лиственными породами хвойных), есть проблема строительства новых лесных дорог и доступности новых массивов леса. Вместе с тем проблемы избыточной вырубки по стране в целом нет – леса прирастает заметно больше, чем вырубается: ежегодные рубки составляют лишь треть от суммарного разрешенного объема, и даже на арендованных площадях этот показатель в среднем составляет около 2/3. В целом, нет и проблемы с общим направлением развития сектора: сектор растет, доля глубокой переработки растет, доля экспорта круглого леса падает. На графике выше показана доля экспорта основной продукции ЛПК в общем экспорте из РФ (без учета нефти и газа) и доля экспорта круглого леса. С 2012 по 2018 год эта доля выросла более чем в полтора раза и сегодня составляет около 7%. При этом наблюдается непрерывное снижение доли круглого леса в общем экспорте продукции ЛПК – сейчас эта доля составляет около 15% (для сравнения: в 2000-2007 году эта цифра была 40+%). То есть, общее движение в сторону устойчивого роста сектора мы видим, как минимум, на протяжении последних пяти лет – заготовка растет, экспорт растет быстрее других секторов промышленности, при этом экспорт высоких переделов растет опережающими темпами, а общий объем заготовки не превышает установленных пределов устойчивого лесопользования.

— Есть ли возможности для улучшений в законодательном поле и в государственной поддержке? Безусловно, есть, — уверен г-н Бесчастнов. — В законодательном поле инвесторы ждут большей предсказуемости (постоянства, неизбирательности применения) и понятных процедур. Предсказуемость для ЛПК очень важна ввиду большого периода окупаемости проектов. Разговоры о новых запретах и пошлинах, избыточный контроль, примеры потерь прав долгосрочной аренды леса – все это влияет на настроения потенциальных инвесторов. Отдельная тема – избыточные нормы при строительстве заводов (приводящие к тому, что даже в условиях дешевой рабочей силы и ресурсов, затраты на единицу установленной мощности в переработке древесины в России в 1.5-2 раза превышают затраты в США или Европе). Заметим, что принятие предыдущего Лесного Кодекса (2006 год, см. график выше) привело к тому, что уровень заготовки деловой древесины упал с 2007 по 2009 год почти на 45 млн. м³ в год (при падении экспорта круглого леса на 29 млн м³ в год). И только в 2014-2015 годах объемы заготовки деловой древесины вернулись к уровню 2007 года. При принятии нового Лесного Кодекса важно не сломать уже присутствующую положительную динамику в отрасли.

Подробнее о Кодексе мы поговорим чуть дальше. Пока же отметим, несмотря на наличие ряда проблем, требующих решения, в области лесопользования, нельзя так однозначно говорить о вреде вырубок леса. И речь не только про рубки главного пользования – тут даже расчетная лесосека не осваивается, но и рубки ухода, и рубки с целью реконструкции лесных массивов, и санитарные…

Фото: pixabay.com— Например, санитарная рубка — это необходимое мероприятие, направленное на сохранение здорового леса в целом, — отмечает исполняющий обязанности директора ФБУ «Рослесозащита» Павел Попов. — Санитарные рубки назначаются по результатам актов лесопатологического обследования и бывают сплошные или выборочные, при этом удаляются поврежденные, больные и погибшие деревья. Проводятся рубки либо арендаторами, если участок леса передан в аренду, либо подрядчиками по договору на проведение этих рубок или бюджетными (автономными) организациями, которые подчиняются органу исполнительной власти в области лесных отношений. Значительная часть рубок должна вестись в зимний период с целью предотвращения распространения инфекций и стволовых вредителей леса. Отказ от санитарных рубок приведет к ухудшению состояния лесов, в результате повысится пожарная опасность, создадутся условия для развития очагов вредных организмов, которые могут стать причиной гибели лесов.

Получается, проблема повсеместного истребления лесов несколько раздута, и ни в коем случае нельзя говорить об исключительном вреде от деятельности лесозаготовителей. Другое дело, что заготовку и последующую реализацию заготовленной древесины необходимо контролировать, а лесовосстановление вообще отдельная тема для дискуссии.

Маркировка древесины

Премьер-министр России Дмитрий Медведев неоднократно высказывался за необходимость перехода к электронной маркировке леса в целях ужесточения контроля за рубками и оборотом древесины.

В лесопромышленном холдинге Segezha Group инициативу по маркировке оценивают, как движение в правильном направлении, но с необходимостью тщательной проработки технических и экономических параметров. Не исключено, что речь пойдет о распространении требований о маркировке круглых сортиментов при экспорте и продажах на внутреннем рынке. Возможно в этом есть смысл при индивидуальной маркировке сортиментов древесины ценных пород и групповой маркировке (на транспортное средство) по дешевым сортиментам. В самой компании цифровизация для усиления контроля за лесозаготовкой внедряется самым активным образом. К примеру, подписано соглашение о создании автоматизированной диспетчерской системы с «Кронштадт-Аэро». С вводом ее в строй холдинг получит мощный инструмент контроля, который поможет снизить затраты на заготовку и доставку сырья, а также повысить эффективность управления сырьевой базой. Проблема серьезная, серый оборот мешает работе легальных структур и наносит ущерб репутации отрасли, говорят в Segezha Group.

Стимулирование глубокой переработки древесины внутри страны

В том же докладе Дениса Мантурова о лесопромышленном комплексе отдельно говорится об увеличении и стимулировании переработки древесины на территории страны, а также об увеличении экспорта продукции глубокой переработки. Как этого достичь? Есть ли в России доступное сырье для переработки? С чем на деле сталкиваются лесопромышленники, производители плит, фанеры, мебели? Об этом, а также о новом Лесном Кодексе и не только мы спросили представителей Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России, Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Костромской области и компаний «Вохтогалесдрев», Segezha Group и «Свеза».

Продолжение во второй части материала «Лесопромышленный комплекс ждет перемен: глубока переработка, сырье и не только».

Фото: pixabay.com

Лесопромышленная компания Селена

     Общество с ограниченной ответственностью «Лесопромышленная компания «СЕЛЕНА» создано в 2008 году (дата регистрации — 24.09.2008) с целью реализации приоритетного инвестиционного проекта «Создание производства с полным циклом переработки древесины».

     Руководителем компании является Сахибгареев Марат Рифович.

     В настоящее время ООО ЛПК «СЕЛЕНА» является одним из крупнейших заготовителей и переработчиков древесины на территории Республики Башкортостан – ежегодная расчётная лесосека составляет 301,8 тыс.куб.м. Лесные насаждения осваиваются предприятием на основании семи договоров аренды лесных участков, заключённых сроком на 49 лет. Лесные участки расположены на территории Белорецкого, Бурзянского и Абзелиловского районов Республики, преобладающий породный состав представлен хвойной древесиной (сосна) и мягколиственной древесиной (берёза). Компания осуществляет весь комплекс мероприятий, связанных с заготовкой и переработкой древесины, включая работы по лесовосстановлению.

     Производственная площадка компании расположена в селе Тирлянский Белорецкого района. Общая площадь Тирлянского лесоперерабатывающего комплекса составляет 7,7 га. Комплекс оснащён современным высокотехнологичным оборудованием, которое позволяет производить до 70 тыс.куб.м. пиломатериалов в год. Также на территории расположен сушильный комплекс BASCHILD из 6 камер объёмом по 200 куб.м. мощностью до 3 тыс.куб.м. сухого пиломатериала ежемесячно.

     Компания располагает собственным автотранспортным цехом, позволяющим  в полном объёме производить заготовку, вывозку древесины, а также осуществлять доставку готовой продукции покупателям.

     Гибко реагируя на изменения рынка спроса, руководство компании модернизирует производство, что позволяет выпускать востребованную продукцию деревопереработки, отвечающую всем существующим требованиям, в том числе к экспортируемым товарам. Ассортиментный перечень производимой продукции очень широк и разнообразен: от производства оцилиндрованного бревна для домостроения и пиломатериалов естественной влажности до профилированного клеёного бруса, евровагонки, блок-хауса, европолов камерной сушки 8-12 % влажности сортов Экстра, А, В и С (размеры и влажность продукции задаются исходя из потребностей заказчика). Объёмы заказов, цена продукции и форма оплаты обсуждаются в каждом конкретном случае в зависимости от сложившейся рыночной конъюнктуры.

     Запущена линия по изготовлению топливных гранул из опила – пеллет премиального класса для реализации на экспорт и промышленного класса. В настоящее время пеллеты проходят сертификацию на соответствие стандартам Системы европейской сертификации EN 14961-2.

     Рынок сбыта продукции компании широк. Основными потребителями выпускаемой продукции являются предприятия малого и среднего бизнеса России, кроме того, предприятие осуществляет внешнеэкономическую деятельность – экспортирует погонажную продукцию в Азербайджан и Китай, заключаются контракты на поставку продукции в Иран и Саудовскую Аравию. Компания имеет возможность организовать доставку продукции грузовым, железнодорожным и морским транспортом.

     В 2015 году одно из предприятий группы компаний «Селена» было аккредитовано на Санкт-Петербургской Международной товарно-сырьевой бирже, благодаря чему компания получила доступ к участию в электронных торгах.

     В ближайших планах компании – установка линии по производству поддонов из прессованных древесных отходов и оборудования по изготовлению мебельных заготовок. Запланировано приобретение современных высокопроизводительных комплексов для заготовки древесины.  

 

 

 

     LLC «Timber Company» Selena» was establised in 2008 (the date of registration — 24.09.2008) with the purpose of priority investment project» Production of a full cycle of processing of wood.»

     The head of the company is Marat Sahibgareev.

     Today the company «Selena» is one of the largest collectors and processors of wood in the Republic of Bashkortostan — the calculated annual allowable cut is 301.8 thousand cubic meters Forest plantations now being developed in accordance of seven lease agreement, concluded for 49 years. Forest areas are located in Beloretsk, Burzyan and Abzelilovo regions of the Republic, the predominant species composition presented by softwood (pine) and deciduous wood (birch). The company provides full range of activities related to the preparation and processing of wood, including work on reforestation.

     The production site is located in the village of Tirlyan of Beloretsk district. Total area Tirlyan timber processing complex is 7.0 hectares. The complex is equipped with modern high-tech equipment that allows to produce up to 70 thousand cubic meters lumber per year. Also there is drying complex BASCHILD of 6 chambers. Volume of each chamber is 200 cubic meters, so company can produce up to 3 thousand cubic meters of dry timber monthly.

     The company has its own motor shop, allowing logging and wood removals, as well as to the delivery of finished products to customers.

     Flexible response to changing market demand, the company is upgrading production, which allows to produce highly-demanded timber in compliance with all existing requirements, including export requirements Assortment of products is wide and varied: from logs and lumber to the glued laminated lumber, euro-batten, block-house, floor-board from dry lumber (8-12 % moisture) grades Extra, A, B and C (the size and humidity products are set based on the needs of the customer). The volume of orders, product price and form of payment are discussed in each case, depending on prevailing market conditions.

     There is the line for the production of pellets from sawdust – it produces premium class pellets for export sales and industrial grade pellets. Currently, pellets are certified for compliance with European certification systems EN 14961-2.

     Market products company is wide. Company distributes its output among the small and middle-sized businesses of Russia and other states, such as Iran, Azerbaijan, China and Saudi Arabia. The company is able to arrange delivery of goods freight, rail and sea transport.

     In 2015, one of the companies of the group of companies «Selena» was accredited at the St. Petersburg International Mercantile Exchange, making the company gained access to participation in electronic trading.

     In the nearest plans of the company — installation of a line for the production of pallets made of pressed wood waste and equipment for the production of furniture components. Also company is planning to buy modern systems for logging.

 

 

Команда Жешартского ЛПК на Кубке Коми по пауэрлифтингу завоевала четыре медали

оманда работников Жешартского ЛПК выступила на Кубке Коми по пауэрлифтингу среди мужчин и женщин, завоевав четыре медали.

Соревнования на базе Школы олимпийского резерва проходили в Сыктывкаре. 

На региональный турнир съехались порядка 100 спортсменов из Воркуты, Ухты, Сыктывкара, Жешарта и других населенных пунктов региона. Атлеты соревновались в выбранных дисциплинах: приседание, жим штанги лежа, становая тяга. 

Свое мастерство на турнире успешно продемонстрировала команда из Жешарта, полностью состоящая из сотрудников фанерного комбината.

Кандидат в мастера спорта Никита Касянец занял первое место в силовом троеборье. К слову, уже не первую победу Никиты в соревнованиях по пауэрлифтингу мог бы украсить и новый рекорд, до которого ему по сумме трёх упражнений не хватило добрать около 10 кг.


Работающий на предприятии оператором автоматической линии Артур Сычёв также стал обладателем кубка республики, оставив позади 8 спортсменов.

С медалью вернулся в Жешарт и дебютант республиканских соревнований — электрогазосварщик Анатолий Некрасов. В жиме лёжа его результат стал вторым.

В этом же упражнении, но в более легкой весовой категории, лучший результат продемонстрировал оператор автоматической линии Иван Валиахметов. Это позволило жешартским спортсменам стать вторыми в медальном зачёте. Спортсмены считают, что успех команды — это закономерный результат напряженного тренировочного процесса.

«В спорте, как и в работе, надо до конца быть преданным своему делу. Уверены, что командный дух обретает особое значение не только в достижениях высоких спортивных результатов, но и на производстве», — поделились атлеты.

Главный управляющий директор компании Матвей Вяткин расценил победу в столице Коми как достойный спортивный результат, позволяющий сделать следующий шаг к новым рекордам. 

Безопасность | Стеклянная дверь

Подождите, пока мы убедимся, что вы настоящий человек. Ваш контент появится в ближайшее время. Если вы продолжаете видеть это сообщение, напишите нам чтобы сообщить нам, что у вас проблемы.

Подвеска Veuillez Patient que nous vérifions que vous êtes une personne réelle. Votre contenu s’affichera bientôt. Si vous continuez à voir ce message, contactez-nous à l’adresse pour nous faire part du problème.

Bitte warten Sie, während wir überprüfen, dass Sie wirklich ein Mensch sind.Ihr Вдохните вирд в Kürze angezeigt. Венн Си weiterhin diese Meldung erhalten, informieren Sie uns darüber bitte по электронной почте и .

Даже geduld a.u.b. Terwijl, мы проверяем, что вы склонны. Uw content wordt binnenkort weergegeven. Als u dit bericht blijft zien, stuur dan een e-mail naar om ons te информирует о новых проблемах.

Espera mientras verificamos que eres una persona real. Tu contenido se mostrará en breve. Si Continúas recibiendo este mensaje, infórmanos del проблема enviando un correo electrónico a .

Espera mientras verificamos que eres una persona real. Tu contenido aparecerá en бреве. Si Continúas viendo este mensaje, envía un correo electrónico a para informarnos que tienes issues.

Aguarde enquanto confirmamos que Você é Uma Pessoa de Verdade. Сеу конеудо será exibido em breve. Caso continuerecebendo esta mensagem, envie um e-mail para para nos informar sobre o проблема.

Attendi mentre verifichiamo Che sei una persona reale.Il tuo contenuto verrà visualizzato a breve. Secontini a visualizzare questo messaggio, invia un’email all’indirizzo per informarci del проблема.

Пожалуйста, включите куки и перезагрузите страницу.

Это автоматический процесс. Ваш браузер в ближайшее время перенаправит вас на запрошенный контент.

Подождите до 5 секунд…

Перенаправление…

Заводское обозначение: CF-102 / 6c746fe5fd4e35a7.

Индекс